Неудачи первой пятилетки ФИИР должны стать уроком для второй

Говорят, некоторое общественное разочарование первым этапом государственной Программы форсированного индустриально-инновационного развития (ПФИИР) связано с тем, что от него ожидали результатов, которые в принципе не могли быть получены за пять лет в развивающейся стране, имеющей столько инфраструктурных и технологических проблем. Однако одной психологией не объяснить, почему многие предприятия не могут выйти на проектную мощность, а некоторые простаивают буквально с момента запуска, несмотря на то что выпускают импортозамещающую, а то и экспортную продукцию

Фото: Андрей Лунин

Forbes Kazakhstan опросил несколько компаний, участвовавших в первой пятилетке ФИИР, чтобы понять, что мешает их проектам быть успешными настолько, насколько это планировалось вначале. Выяснилось, что больше всего проблем сейчас имеют предприятия, чья продукция была ориентирована на экспорт в Россию или замещение импорта оттуда. Причем это происходит даже тогда, когда качество соответствует европейским стандартам.

«Рынок цемента становится перенасыщенным из-за нерегулируемого импорта. Качество импорта зачастую не соответствует заявленной марочности, а цены очень низкие, так как страны-производители стремятся лишь получить конвертируемую валюту из Казахстана. Недавняя девальвация рубля также ставит под угрозу оте­чественное производство: импорт из России увеличивается и вскоре превысит разумный уровень», – говорят в ТОО «Викат», дочерней компании французской цементной группы Vicat.

«На данный момент мы имеем огромные проблемы с рынком сбыта в России. Они связаны с общей ситуацией там и существенной девальвацией рубля», – вторит им немецкая Funke, выпускающая строительную продукцию из ПВХ, 60% которой в 2013 было экспортировано в Россию и Белоруссию. В 2014 экспорт Funke упал вполовину.

Даже такой передовик ПФИИР, как «Кайнар-АКБ» (70% аккумуляторных батарей отгружается на экспорт, сбыт идет через 16 филиалов не только в СНГ, но и в Польше, Прибалтике, Иране), и то испытывает проблемы: в связи с падением цен на нефть нацкомпании снизили портфель заявок на готовую продукцию, а на экспорте в Россию идут потери из-за курсовой разницы.

Более или менее не затронуты нынешней волатильностью российская «Евраз Каспиан Сталь», АО «Кентауский трансформаторный завод», ТОО СП «Кока-Кола Алматы Боттлерс», ТОО «Компания «Нефтехим LTD», «Казцинк» ТОО «KAZ Minerals Management» (бывший «Казахмыс») и «Химфарм» (последний работает в основном на госзаказ и имеет долгосрочные контракты).

Среди внутренних проблем компании называют нехватку квалифицированных кадров, недостаточные развитость логистики и четкость регулирования в рамках ТС, где, по словам бизнесменов, есть изменения, которые ухудшают положение казахстанского производителя. Некоторые местные предприятия хотели бы иметь обязательные долгосрочные контракты с нацкомпаниями (что, впрочем, вряд ли увеличит конкурентоспособность самого продукта).

Небольшие проекты, судя по опросу, вовсе не осуществились бы без ПФИИР, крупные же скорее всего все равно развивались бы в этом направлении, но не в таком объеме и со значительными временными задержками. Если считать одной из задач программы создание новых рабочих мест, то маленькие предприятия делают это эффективнее. Так, одно рабочее место KCG («Казахстан компьютер графикс») обошлось в 3,38 млн тенге, а 3000 рабочих мест ТОО «KAZ Minerals Management» – в более чем 230 млн тенге (хотя следует, конечно, учитывать различия отраслей и социального эффекта). Большая часть компаний положительно относится к таким формам господдержки, как налоговые преференции. Крупные фирмы и предприятия с иностранным участием считают это одним из наиболее эффективных инструментов.

Иногда проблемы связаны с отсутствием местного сырья, как, например, у ТОО «Казстройстекло». В стране не производится листовое стекло. Власти возлагают большие надежды в этом вопросе на иностранные инвестиции, однако опять-таки встает вопрос сбыта. «Стекольный завод выпускает 600 тонн, а потребность всего Казахстана – 190 тонн», – поясняет один из разработчиков ПФИИР, экс-предправления КИРИ Ануар Буранбаев. Он считает, что основным рынком для Казахстана, несмотря на нынешние проблемы, остаются 13 субъектов РФ, граничащих с нами, Центральная Азия и трансграничные территории, в том числе Украина. «Пусть даже спрос в России ужмется на 10% и будет не $2 трлн, а $1 трлн 800 млн. В любом случае он никуда не денется. Что касается санкций, то любая проблема соседа – это возможность для нас», – рассуждает собеседник.

Перспективы несырьевого экспорта в Европу кажутся Буранбаеву сомнительными. «Это сложно по простой причине: мы неэффективны в производстве, а логистика убивает все. Это как в футболе. Могут ли казахстанские клубы играть в Лиге чемпионов? Могут, но исключительно в квалификационных раундах. Вы не в состоянии перепрыгнуть какие-то вещи», – поясняет он.

Диспаритет курсов тенге и рубля не кажется эксперту непреодолимой проблемой: «Если мы догоним их по производительности труда, повысим эффективность, то курс не будет таким уж препятствием. Немцы же умудряются экспортировать при сильном евро».

Кельтский тигр

В мире много примеров неудач и успехов в повышении конкурентоспособности экономики. Ирландия попадает в обе категории. В 1950 году страна приняла промышленную политику, предусматривающую налоговые льготы, гранты и субсидии для стимулирования инвестиций, направленных на экспорт. Тем не менее это не привело к значительным успехам – Ирландия по-прежнему осталась среди самых бедных государств Западной Европы. В 1980 году администрация инвестиционного развития страны выбрала приоритетные отрасли, сосредоточив внимание на электронике, фармацевтике, программном обеспечении и химических веществах. Это переманило ПИИ в эти отрасли из Германии, Великобритании и США, в том числе девять из 10 мировых фармацевтических фирм и 12 из 15 крупнейших медицинских компаний. Информационно-коммуникационные технологические компании (такие как Google, Yahoo, eBay и Amazon) создали объекты в Ирландии. В итоге «Кельтский тигр» стал одним из самых привлекательных мест миграции из стран Восточной Европы.

Проблемы, считает Буранбаев, большей частью внутренние. «Старые активы, некачественные технологии и слабые кадры, – перечисляет эксперт. – Причем некомпетентность на всех уровнях, в том числе в топ-менеджменте. Предприниматели все плачут: дайте заказ. Есть у нас предприятия легкой промышленности, им четыре года давали заказы Минобороны, МВД, нефтяники, показатели были хорошие. Сейчас все ушли, а они говорят: как теперь жить дальше? Уважаемые, а вы сами что-нибудь за эти три года сделали? Большинство наших предприятий привыкли, что государство должно помочь и защитить. На самом деле все, как во всем мире, должны быть в конкурентной среде».

В качестве положительного примера собеседник приводит Алматинский вентиляторный завод, где внедрение системы управления кайдзен привело к повышению эффективности в 3 раза.

Буранбаев уверен, что «родимые пятна» казахстанского бизнеса скажутся и во второй пятилетке, особенно с учетом того, что снимаются ограничения на ввоз рабочей силы во время строительства. «Наш сварщик в Атырау обходится в $1200, индийский – в $800. Да наших еще и почти нет, только-только начали колледжи открывать, – говорит Буранбаев и приводит другой пример: – «Миттал Стил» купил в США завод по выпуску автомобильного листа мощностью 3 млн тонн, работают там 1200 человек. Стальной департамент «КарМета» тоже выпускает 3 млн тонн ординарной стали, но там трудятся 13 000 человек. Никто им сократить людей не дает. А значит, у них нет интереса повышать технологии. Во второй пятилетке одна из главных задач – организовать сопутствующие производства, чтобы эти люди могли куда-то перетекать».

Директор департамента сектора бизнеса, инвестиций и технологических сервисов ЮНИДО Мохамед Ламине Дауи говорит, что развивающиеся экономики, такие как казахстанская, могут расти на уровне 7–8% в течение десятилетий, если имеются правильные политические структуры для содействия развитию частного сектора. «Казахстан является одним из примеров наиболее быстро растущих экономик мира, с годовым средним ростом номинального ВВП в 16%. Несмотря на краткосрочные уязвимости, ваша экономика продолжает расти, почти удвоив доход на душу населения и достигнув валовых прямых иностранных инвестиций в более чем $180 млрд в течение последних восьми лет», – отмечает он, добавляя, что, несмотря на низкий прогресс, достигнутый в обрабатывающей промышленности, программе удалось создать политические стимулы для дальнейшего развития. Страна, по его мнению, «ответственно использует большие заработки от продажи ресурсов».

Дауи также считает одной из основных проблему кадров. «Казахстан унаследовал мощный институциональный потенциал в области наук, благодаря чему сектор энергетики мог бы получить квалифицированных руководителей и инженеров. Однако связь между академическими учреждениями и промышленным сектором слаба, – поясняет он свою мысль. – Всемирный банк также обнаружил, что здесь, как и во всей Средней Азии, местные учреждения обладают недостаточным опытом в области международного оборудования и стандартов, поэтому неспособны готовить кадры в соответствии с требованиями транснациональных корпораций, инвестирующих в эти регионы».

Собственно, эту проблему и должны решить те самые «колледжи мирового уровня», высмеянные некоторыми депутатами нашего парламента.

Айдын Кульсеитов,  нынешний председатель правления КИРИ, считает, что наиболее распространенная ошибка при оценке ПФИИР – неправильная интерпретация основной цели программы: якобы планировалось за пять лет создать конкурентоспособную промышленность, обеспечивающую устойчивое развитие и избавляющую от сырьевой зависимости: «Изменить структуру экономики в таких масштабах в такие сроки возможно только двумя способами: а) в период военного времени; б) через жесткую экономическую диктатуру, сопряженную с отказом от большей части рыночных механизмов, в том числе принципа неприкосновенности частной собственности и т. п. Все остальные пути занимают 50–100 лет (эволюционное развитие), а в лучшем случае 20–30 (ускоренное)».

Наиболее важным, на его взгляд, индикатором является рост производительности труда – на 60% за годы ПФИИР.

Многие склонны думать, говорит Кульсеитов, что индустриализация – это целиком ответственность правительства. «На самом деле драйвером должен стать бизнес, – считает он. – В Казахстане были созданы лучшие в региональном разрезе условия для реализации проектов в обрабатывающей промышленности, теперь бизнес должен решать вопросы сбыта, эффективности, привлечения инвестиций и так далее».

Но институты должно укреплять, конечно, государство. «Отправной точкой конкурентоспособности экономики является четкая и справедливая система экономического суда. На текущий момент ее несовершенство тормозит общее развитие и создает базу для коррупции и теневого оборота», – убежден Кульсеитов.

У каждого времени свои риски и возможности. Снижение цен на энергоносители и металлы приведет к уменьшению спроса и инвестиционных возможностей бюджета; санкционная война дает как возможность участия в российским импортозамещении, так и риски, связанные с негативными тенденциями на региональном финансовом рынке. «Потребуются  определенные корректировки в ПФИИР», – прогнозирует глава КИРИ и рассчитывает, что новым драйвером в этих обстоятельствах выступит НЭП – при условии плотной интеграции планов второй пятилетки с начатым в стране масштабным строительством инфраструктуры.

Филип Йео, председатель Агентства по развитию правительства Сингапура SPRING

Первая пятилетка ПФИИР помогла Казахстану преодолеть глобальный финансовый кризис. Основным фактором успеха стала быстрая реакция правительства в виде форсированных изменений для диверсификации экономики. По пятибалльной шкале я бы оценил достигнутые результаты в 3,5–4 балла.

Теперь надо усилить эффективность работы госсектора и активно поддерживать растущие частные компании, чтобы они становились глобальными, выходя на новые рынки.

Казахстану полезно изучать опыт стран, богатых природными ресурсами, – как они преодолевали неопределенность на глобальных рынках. Австралия получила много пользы от бурного экономического роста Китая, а при падении цен на сырье соответственно приспособила свою экономику.

Проблема Казахстана в том, что это большая по размеру и слабонаселенная страна, слишком зависимая от сырьевых ресурсов. Стоимость инфраструктуры для обеспечения связи с сельскими регионами является тяжелым бременем. Строительство небольших по размеру сконнектированных городов создало бы первоначальные местные рынки для хорошо образованных и амбициозных молодых людей, которые хотят быть предпринимателями.

В течение последующих нескольких лет цены на глобальном рынке будут вызовом для Казахстана. Поэтому необходимо ускорять диверсификацию через дальнейшую индустриализацию. Техническое образование и образование, основанное на развитии рабочих навыков, должно стать основным приоритетом.

Томас Миров, председатель HSH Nordbank

Первая пятилетка ФИИР помогла преодолеть последствия мирового финансового кризиса гораздо быстрее других стран. В среднем рост на протяжении этих лет был выше среднего уровня соседних государств. Но были выделены ограниченные ресурсы на достижение ряда целей, финансовый сектор продолжает страдать от высокого уровня неработающих кредитов, диверсификация экономики все еще отстает. Я бы поставил «три».

Финансовый кризис более или менее преодолен, но мир, похоже, вновь в трудном положении: возрастает геополитическое напряжение, валютные рынки чрезвычайно изменчивы, цены на сырье постоянно меняются, многие страны переживают вялый рост. В этой ситуации Казахстан должен взять четкий курс на ограниченное число основных элементов стратегии развития: очищение баланса основных коммерческих банков; концентрация господдержки на четко определенных, перспективных промышленных кластерах; повышение затрат государства и частного сектора на исследования и разработки; поддержка экспортно ориентированных МСП.

Изобилие сырьевых товаров является одновременно и благословением, и проклятием. Некоторые страны справились с этим достаточно хорошо, например Канада, Австралия и Чили. Это примеры для подражания – с уважением к особенностям Казахстана, который шаг за шагом прогрессирует в плане становления образованного социума.

Ваши проблемы: преобладание сырьевых товаров, огромная территория с относительно небольшой численностью населения, что делает инфраструктуру дорогой, экономическое наследие прошлого. Преимущества: неоспоримое желание модернизации, амбициозное и миролюбивое население, растущее количество молодых людей, получивших хорошее образование за рубежом, выгодное географическое положение между Россией и Китаем.

Проблемы России негативно отражаются на перспективах ЕАЭС. Снижающиеся цены на нефть и газ ослабят способность вашей страны привлекать иностранные инвестиции. Поэтому Казахстану надо продолжать наводить мосты для снижения политической напряженности. На цены влияние страны ограничено, следовательно, необходимо фокусироваться на все еще доступных факторах стратегии диверсификации.

Бодо Лохманн, проректор по науке и сотрудничеству Казахстанско-Немецкого университета

Инновационная политика – комплексный, сложный и рискованный процесс, успех которого невозможен без активного участия общества. Инновационный цикл длится около восьми лет, в течение которых меняются рынки, появляются новые конкуренты, технологии и риски. Даже в развитых странах меньше половины таких проектов заканчиваются успешно. В первую пятилетку было создано около 500 производств с рабочими местами и основные компоненты инфраструктуры. Не удалось кардинально изменить структуру производства, чего и нельзя было ожидать, но фундамент заложен. Я бы поставил «три», и это положительная оценка.
В первую пятилетку государство слишком много функций концентрировало у себя. Предприятия (по разным причинам) недостаточно занимались инновационной деятельностью, хотя именно они должны быть ее источником. Правительство должно заниматься созданием конкурентной среды, информационной политикой, образованием и обеспечить условия, чтобы предприятия формировали у себя инновационную атмосферу: корпоративный стиль управления, открытость коммуникаций и так далее.
Мировая экономика находится в начальной фазе промышленной революции 4.0 (децентрализация производства), время гигантизма идет к концу, поэтому Казахстану надо больше внимания уделять МСП – они являются основным носителем научно-технического прогресса.
У вас делается основной упор на производство изделий (hardware). Но каналы сбыта мировых рынков переполнены, шансы имеют только компании, которые могут предложить что-то неординарное. Так называемые мягкие факторы имеют не меньшее значение, чем твердые. Нужно работать над имиджем, брендом, маркой. Сервис, информационная политика, гибкость и быстрота реагирования, компетентность и вежливость персонала часто играют решающую роль, так как по техническим параметрам изделия кардинально не отличаются друг от друга.
В краткосрочном плане снижение цен на нефть для Казахстана будет отрицательным фактором ввиду сокращения финансовых потоков, в долгосрочном – скорее всего, положительным из-за дополнительного давления в сторону диверсификации.

Радислав Бирбраер, генеральный конструктор инженерно-консалтинговой компании «СОЛВЕР» (Россия)

Успех первой пятилетки определен ясным обращением к бизнесу, связанному с промышленным производством, – государство делает ставку на индустриализацию как на основную точку роста экономики. Кроме того, были созданы реальные госинструменты поддержки. Твердая «четверка».
Возможно, есть претензии к скорости решения поставленных задач, но их качество и отсутствие бюрократических тормозов вызывают уважение. Дальше правительству и бизнесу нужно сделать ставку на большую долю производства импортозамещающей высокотехнологичной продукции. Считаю, что Казахстану здесь полезен опыт Южной Кореи, максимально эффективно использовавшей национальный экономический и социальный уклад.
В вопросах конкурентоспособности проблема Казахстана состоит в том, что пока основные рабочие места сосредоточены в добыче и частичной переработке природных ресурсов. Преимущество – последние осуществляются с применением самого современного зарубежного оборудования, так что вокруг них можно повсеместно создавать рабочие места по импортозамещающему выпуску выходящих из строя узлов. Это потенциально большой объем высокотехнологичных производств со значительным экономическим эффектом.

Ульф Вокурка, председатель правления АКСИИ

По мнению Ассоциации Казахстанского совета иностранных инвесторов, первая пятилетка ПФИИР была успешной. Мы наблюдали сразу несколько положительных изменений:
1) Казахстан сделал однозначную ставку на диверсификацию, наращивание несырьевого экспорта и поощрение ПИИ в эти сектора;
2) упорядочена система институтов развития, продолжено развитие системы господдержки бизнеса с упором на МСБ, что расширяет и упрочивает базис экономической «пирамиды»;
3) помимо вхождения в ЕАЭС, Казахстан налаживает ряд других платформ для дальнейшего развития. Например, СИИ с казахстанскими партнерами фокусируется на вопросах инвестиционной политики, инновационно-технологического развития, диверсификации. Кроме того, действуют более 10 деловых советов, таких как казахстанско-французский или казахстанско-германский, где деловые круги РК и других стран могут решить вопросы, представляющие взаимный интерес. Положительную роль уже начала играть недавно созданная при НПП Внешнеторговая палата РК.
В предстоящую пятилетку надо повысить информированность о мерах поддержки и упростить доступ к ним хозсубъектов; предоставить точечную финансовую поддержку проектам в приоритетных отраслях; сделать акцент на эффективности.
Можно использовать опыт Китая в управлении вопросами ускоренной урбанизации, когда переселение из сельской местности происходит без роста безработицы. Или Германии, где экологическая перестройка энергетического сектора послужила импульсом для переориентации на альтернативную энергетику таких гигантов, как E.ON и RWE.
Вызов для производителей – необходимость ориентироваться на внешние рынки, поскольку локальный невелик. Преимуществом я бы назвал стабильную социально-экономическую и политическую среду, изобилие природных ресурсов, соседство с огромными рынками Китая и России и улучшающуюся транспортно-логистическую инфраструктуру.
Колебания цен на энергоносители, даже если это среднесрочные тренды, не должны изменить нацеленность на диверсификацию. В Национальном фонде накоплены достаточные средства для реализации ПФИИР-2. Это придает инвесторам уверенности.

Марк Смит, председатель совета директоров «ЕВРОБАК», управляющий партнер Deloitte в Каспийском регионе

Первая пятилетка ПФИИР стала ценным опытом – заложена основа для дальнейшей диверсификации экономики. Следующие этапы должны быть направлены на определенные сектора и ниши с высокой добавленной стоимостью. Меры должны оцениваться независимо и сравниваться с неким бенчмарком.
Во всех отраслях страна конкурировать не может, учитывая ее географическое положение, масштаб рынка и относительно высокую стоимость рабочей силы. Поэтому следует сделать акцент на тех, для которых в изобилии есть сырье (касается производства и переработки) и где есть несомненный спрос на услуги (в секторе нефтесервисных услуг или нефтехимии). Инвестору важно, чтобы безопасность его инвестиций была закреплена законодательно, поэтому правовое регулирование играет решающую роль.
Мне кажется, Казахстану интересен опыт Чили и Индонезии. Власти Чили, хоть и не занимались диверсификацией экономики в прямом смысле, направили усилия на улучшение показателей ведения бизнеса, и сейчас они одни из самых высоких в Латинской Америке. Там сосредоточились на диверсификации товарной экономики и создании центров передового опыта в приоритетных областях и нишах: сельском хозяйстве, виноделии, разведении красной рыбы. Индонезия также стала использовать доходы от добывающих отраслей для субсидирования сельскохозяйственного сектора, а потом направила усилия на развитие производств с низким уровнем издержек.
Размер казахстанского рынка усложняет привлечение иностранных инвестиций. Вступление в ЕАЭС и укрепление торговых связей со странами ЦА имеют решающее значение для обеспечения масштаба. Преимущество – значительные запасы ресурсов. Еще одно – побочные продукты нефтяной и газовой промышленности (например, полипропилен), обеспечивающие запас сырья для дешевой переработки. Третье – возможность развивать сельское хозяйство, которое при повышении урожайности конкурентоспособно в глобальном масштабе.
Падение цен на нефть – дополнительное давление, усиливающее политическую волю к диверсификации экономики, что уже прослеживается в действиях правительства.

Клаус Мангольд, председатель Mangold Consulting GmbH

Тяжело оценить успех политики индустриализации, потому что вы не можете ожидать полноценных результатов в течение пяти лет. Меры государства и вложенные средства предприятий – это долгосрочные инвестиции. Нужно быть прагматичными.
Для первых пяти лет вы достигли отличных результатов. Это заметно, поскольку мы в Европе пристально наблюдаем, как развиваются потенциальные рынки для инвестиций. Страна сильно выросла и готова к предметному диалогу. Казахстан стал региональным инвестиционным хабом. Улучшены условия ведения бизнеса, упорядочена нормативно-правовая база, есть поддержка институтов развития. Проработана инфраструктура, значительно укрепились специальные экономические зоны. У правительства есть четкое видение, что и где развивать. Механизм диверсификации уже запущен, растет обрабатывающая промышленность, привлечены крупнейшие международные компании. Растут инвестиции, занятость и, самое главное, производительность труда. На фоне последних лет, замедления в Европе и той же России, это колоссальный успех.
Что касается нынешних геополитических и рыночных рисков, вам нужно сконцентрироваться на внутреннем спросе. В первую очередь – на предприятиях реального сектора, обрабатывающей промышленности. Мы в Германии всегда ставим ее во главу угла, как и главный критерий – высокопроизводительные рабочие места. Используйте НЭП, весь потенциал инфраструктурных проектов для максимальной загрузки предприятий. Во время кризиса все страны, включая Европу и США, думают в первую очередь о своей промышленности, поэтому защищайте ее всеми способами, обеспечьте контрактами, дешевыми деньгами на модернизацию. Помните, что мировое сообщество ждет равноценных и сильных партнеров.

 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10828 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить