Толстые казахстанцы среди тощих коров

Мы едим шоколад из импортного сырья, поскольку какао-бобы в Казахстане не растут. А почему питаемся бразильской говядиной и российским молоком? На этот и другие проклятые вопросы, которые ставит перед нами отечественное сельское хозяйство, попытался ответить новый автор Forbes.kz – журналист, директор книжного издательства «Экспо» Маралбек Макулбеков

Фото: daler.ru

Вы еще не ели китайскую свинину, вымоченную в коровьей крови, и проданную вам на рынке в отделе говядины? Значит, у вас на кухне оборудована суперлаборатория, а жена – генетик-практик. В противном случае вы рискуете откушать некошерно-нехаляльного мясца.

Каждый четвёртый страдает лишним весом

Но не мясом единым травится казахстанец. В любом населенном пункте республики мы видим на прилавках почти сплошь импортные продукты. Среди них казахстанские - как редкие диковины. И, что хуже, мы уже привыкли жевать геномодифицированный корм зарубежного производства, напичканный пестицидами, искусственными красителями и усилителями вкуса. А также гормонами, антибиотиками и нитритами, если речь идет о продуктах животного происхождения.

К чему приводит такое питание - можно видеть на примере некоторых сверхразвитых стран, где часть населения страдает от ожирения, а другая - от бесплодия. Но, зная все это, мы  продолжаем голосовать кошельком, покупая колбасу, сделанную неведомо из чего, и молоко, которое не сворачивается никогда.

И вот уже есть первые достижения. Продовольственная и сельскохозяйственная организации ООН (FAO) опубликовала отчет о численности населения разных стран мира, «страдающего лишним весом».  В 2013 Казахстан по числу толстяков занял почетное 4 место с результатом «ожирение у каждого четвертого». И мы не можем сказать нашим пухлым детям: ну-ка, брось каку! Потому что другой еды нет. Только не надо лепетать об особенностях национального питания. Больше всего толстых и больных в США, а там наш целебный бешбармак и диетические баурсаки не едят.

Зачем казахстанцу биодобавки?

Так что же происходит? На рубеже веков все кинулись решать проблемы зерновой отрасли. И решили, более или менее. Но какая радость мне, рядовому горожанину, едоку со стажем, оттого, что наши земледельцы ежегодно снабжают продовольственным зерном два-три Казахстана? Что они даже в неурожайный год обеспечивают хлебом еще одну страну с таким же населением. Что по экспорту муки в последние годы мы вообще обогнали всех на родной планете и в других обитаемых мирах. Достижения хлеборобов вдохновляют только экспортеров и акимов северных областей. Низкий поклон, конечно, земледельцам, за хлеб  насущный. Но всеми другими видами продуктов нас снабжают фермеры ближнего и дальнего зарубежья.

Почему мы не питаемся натуральными продуктами, выращенными в нашей стране? Ведь предки создали нам все условия. Пастбищ в расчете на одного жителя у нас больше, чем в любой стране мира. А пашня – лучшая на планете. Это не патриотический всхлип. Лет 15 назад качество наших полей высоко оценили западные ученые, которые исследовали почву в Северном Казахстане. Однако европейские эксперты просто констатировали превосходство нашей земли, не называя причин. Скрыли или забыли, не суть важно. А дело-то в том, что мы эксплуатируем пашню всего шесть десятков лет. Причем после «черных бурь» используем ее более или менее грамотно. В старых же центрах земледелия почва истощена. Например, в США еще в 1930-е специалисты били тревогу, писали письма в Конгресс. Они, по сути, накатали донос на американских фермеров, которые сеяли из года в год пшеницу по пшенице, в результате чего в плодородном слое почти не осталось нужных человеку микроэлементов. При переизбытке азота и фосфора, которые вносились в почву в виде удобрений из коммерческих соображений. И это в Америке, где земледелием в современном виде занимаются относительно недавно, двести с чем-то лет. Что тогда говорить о европейских и азиатских странах с тысячелетними земледельческими традициями?

Не случайно мода на биодобавки пришла к нам с Запада. Раз оскудела почва, нужные для организма железо, медь, кальций, цинк и многое другое приходится в пищу добавлять. Есть ли польза от искусственных добавок – вопрос открытый. Но коммерческий ход понятен. Потребляешь импортные продукты - будь любезен купи и микроэлементы к ним, они поставляются отдельно.

На фоне других стран пахотные угодья Казахстана – свежие. На наших полях можно выращивать экологически чистые зерновые и другие культуры и кормить народ натуральной пищей. А излишки продавать втридорога, как это делают европейцы. Причем слово «излишки» в контексте этих заметок – ключевое. Скажу в конце - почему.

Рынок не регулирует - рулит

Что мешает? В Казахстане работают почти две сотни тысяч мелких и средних хозяйств. К ним обязательно надо добавить личные подсобные, потому что именно на подворьях у нас производят более 70% мяса, 35% кожи, 65% шерсти и почти все молоко. Все эти мелкие и мельчайшие фермы выращивают также львиную долю овощей и фруктов. Они даже пытаются продавать свою продукцию и расширяться. Но места на рынках и оптовые склады давно захвачены поставщиками из Узбекистана, Китая и других государств. Наши животноводы могли бы завалить города мясом, но открытость границ (мягко говоря, неуместная) ставит их в неравные условия с фермерами других стран. У нас коров приходится полгода держать в помещениях. А в Южной Америке они пасутся круглый год, себестоимость говядины там считают в центах. Даже в Белоруссии, где климат мягче, чем у нас, содержание крупного рогатого скота намного дешевле. Не случайно коммерсанты везут к нам мясо из этих регионов пароходами и эшелонами.

Короче, не стимулирует отечественного производителя наш собственный продовольственный рынок. За четверть века мы убедились, что ни сельчане-производители, ни покупатели на него повлиять не могут. Главный регулятор рынка – прибыль посредников и владельцев базаров, которые истово и многократно отдаиваются в карман кураторов из числа «слуг народа». А раз так, то помидоры, которые неподалеку от станции Арысь стоят от 8 до 20 тенге  за кило, в Астане продаются от 300 до 600 тенге, в зависимости от сезона.

Но это только одна сторона проблемы. В  2014 в Казахстане на рынках и в магазинах было изъято и уничтожено более 700 тонн испорченных и некачественных продуктов. Жаль, нельзя теперь взвесить, сколько тонн таких продуктов, весьма интересных для диетологов и эпидемиологов, было в прошлом году нами съедено. Вас как потребителя такие примеры и цифры смущают? Но ведь для посредника-перекупщика всё, что продается, - просто выгодный товар, если отбросить морально-гигиенические соображения.

Кое-что о маргиналах

Вот почему Союз фермеров Казахстана вместо того, чтобы гордиться успехами отрасли, бьёт в набат, призывая спасать земледельцев, животноводов и в целом село. Выступления членов этого общественного объединения приятны не для каждого уха. По меркам нашего либерально-буржуазного времени концентрация правды в их выступлениях зашкаливает. Они рассказывают законодателям, руководителям Минсельхоза РК и всем, кто готов слушать, что и в наиболее успешной зерновой отрасли дела обстоят вовсе не благостно. Темпы обновления тракторов и зерноуборочных комбайнов держатся на уровне 1-2% в год. Свыше 80% сельхозмашин морально и физически устарели. Если без цифр, то в большинстве хозяйств земледельцы попросту добивают трактора и комбайны советского еще производства. Да и не у всех крестьян эти реликты сельхозмаша есть в наличии! Фермеры подсчитали,  что при нынешних темпах обновления техники для полной замены, например, сеялок понадобится 250 лет.

Но всё это, к сожалению, для нашего читателя уже не новость. Можно и дальше жаловаться на плохие дороги, безработицу, неэффективное распределение кредитов и субсидий. Жаловаться до тех пор, пока костяк аграриев-профессионалов не сократится естественным путем. А оставшиеся сельчане окончательно не разбредутся по городам. Ведь уже сегодня многих жителей сёл удерживает только отсутствие денег на покупку жилья в городе. Члены Союза фермеров сделали выборку. И оказалось, что в некоторых районах почти половина сельчан скота на подворьях не держит. Социологи, которые видели человека на лошади только в музыкальных клипах, поспешно навесили на таких аульчан ярлык «маргиналов». На самом деле эта прослойка, как и всякая другая, неоднородна. Кому-то, конечно, мычание голодной скотины мешает пьянствовать, не без этого. Но главная причина появления «безлошадных крестьян» объясняется просто. У многих нет источника дохода, чтобы покупать для коров и овец сено и отходы. То есть эти продуктивные животные стали чем-то вроде домашних кошек, только крупных и более дорогих в обслуживании. Сами посчитайте. Чтобы выручать ежемесячно 80-100 тыс. тенге, сельчанин должен каждые 30 дней продавать одного бычка. Сколько коров он должен держать? И какой будет его зарплата, если вычесть расходы на корма? Понятно, что если коров всего две, то это чистый убыток.    

Есть и пожилые люди, они не могут  ухаживать за коровой в силу возраста. Ведь для такой работы нужны крепкие руки детей и внуков. А юноши при первой возможности уезжают в города, чтобы  заработать на жизнь. Не хотят они оставаться в числе почти трех миллионов человек, вынужденно потребляющих воду из рек, колодцев и скважин. Качество неочищенной воды еще год назад охарактеризовал президент Союза фермеров Казахстана Ауезхан Даринов на республиканской конференции аграриев: «Во многих аулах люди пьют такую воду, от которой скот морщится».

В какую гавань держим путь?

Вот мы и очертили густыми черными мазками круг сельских проблем. Пора делать вывод. Всё, что происходит на селе объясняется не климатом, не финансированием, не злым умыслом чиновников или бездарностью наших крестьян, а отсутствием четко обозначенной цели. Цели - общей для аграриев, народа и государства.

Наше внимание рассредоточилось. Мы ошибочно считаем целью улучшение дел в отдельных отраслях агропрома. Но повышение эффективности, устранение недостатков или рост доходов сами по себе целью не являются. Это лишь средства достижения цели. Например, человек держит скотину и сажает огород в расчете на конечный результат – обеспечить семью едой. Продаёт он только излишки. Вот когда он держит в уме заботу о семье, то каждое его движение - покупает ли он племенную телку или новую лопату - приближает к цели, работает на эту цель. В масштабах государства, на первый взгляд, всё многократно сложнее. Но суть остаётся той же. Единственный критерий оценки агропрома – качество и количество пищи, которая попадает в в желудок населения. С наших же полей и ферм. 

Мысль вроде проста, как мычание. Но на каком-то этапе рыночных и прочих реформ, в прострации от развала, в эйфории от первоначального накопления, мы упустили из виду эту главную цель. И с тех пор все слова и действия вокруг полей и сараев утратили смысл, превратились в многоголосый шум. Не зря мудрый аксакал Луций Анней Сенека еще в IV веке до нашей эры говорил: «Если не знаешь, в какую гавань держишь путь, то ни один ветер не будет для тебя попутным…» 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
12052 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
25 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить