Совершают ли ошибки казахстанские министры?

Директор Института экономической политики Каирбек Арыстанбеков проанализировал работу правительства в рамках реализации первой пятилетки ФИИР, формирования курса нацвалюты и переговоров по вступлению в ВТО

Фото: newskaz.ru

12 ноября 2015 в Астане проходил международный инновационный форум TechConnect с участием премьер-министра РК Карима Масимова. В ходе форума глава правительства заявил, что каждая страна, каждый руководитель правительства мечтают о том, чтобы у него в стране была своя Силиконовая долина.

Однако центральное место в выступлении премьера заняла следующая фраза: «Мне понравилось высказывание: это нормально, когда ты падаешь, но главное, что ты будешь делать после этого. Это касается стартаперов и, наверное, бизнесменов. Не бойтесь делать ошибки, двигайтесь вперед. Здесь в первом ряду сидят министры – это на вас не распространяется. Вы ошибаться не должны, поскольку ваши ошибки слишком дорого будут стоить. Поэтому об этом забудьте!».

Таким образом, ключевыми словами премьера становятся «министры не должны ошибаться», «ваши ошибки слишком дорого будут стоить».

Учитывая актуальность и политическую значимость тезисов главы правительства, мы попытались проанализировать действия (или бездействие) казахстанских министров финансово-экономического блока, сопоставив их действиям зарубежных коллег в аналогичных ситуациях, а также учитывая международный опыт.

Выяснилось, что предполагаемые ошибки министров обнаруживаются при детальном изучении ряда госпрограмм, политики валютного курса и интеграционных процессов.

Реализация ГП ФИИР в 2010-2014

Правительство Карима Масимова в рамках первой пятилетки ГП ФИИР (2010-2014) объявило о приоритетности экспорта несырьевых товаров, но, к сожалению, продолжало возвращать НДС из республиканского бюджета экспортёрам сырьевых товаров.

Во многих странах возврат НДС из бюджета применяется только для стимулирования экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью (несырьевой товар).

Международный опыт показывает, что процедура возврата НДС экспортёрам, в особенности в сырьевом секторе,  за счёт бюджета осуществляется в странах, регулярно испытывающих дефицит торгового баланса. Между тем, по информации Комитета по статистике МНЭ РК и Национального банка, в период реализации первой пятилетки ФИИР  обеспечивался устойчивый профицит торгового баланса: в 2010 - $28,5 млрд, в 2011 - $44,8 млрд, в 2012 - $38,1 млрд, в 2013 - $34,7 млрд и в 2014 - $36,6 млрд.  Другими словами, для возрата НДС в пользу экспортёров сырьевых ресурсов не было макроэкономических оснований.

В данном случае в период 2010-2014 налогово-бюджетная политика правительства вошла в грубое и беспрецедентное противоречие с целями и задачами ГП ФИИР, что позволяет говорить о концептуальном кризисе в процессе реализации первой пятилетки. Объём возврата НДС за счёт республиканского бюджета в пользу экспортёров сырьевых товаров доходит до 300 млрд тенге в год

Другими словами, правительство само объявило экономическую войну против стратегических задач индустриализации, экспортёров несырьевых ресурсов страны, а также против ГП ФИИР.

Теперь определим, бездействие каких министров привели к стимулированию экспорта сырьевых товаров, сдерживанию несырьвого экспорта, недостижению ряда стратегических целей и задач госпрограммы.

- За качество экономической политики отвечало Министерство экономики и бюджетного планирования, позже - Министерство экономического развития и торговли (ныне Министерство национальной экономики).

Однако мы ни разу не слышали, чтобы глава ведомства публично выступал против возврата НДС из республиканского бюджета экспортёрам сырьевых товаров. Иначе говоря, можно предположить, что министр допустил системную ошибку в период первой пятилетки ГП ФИИР.

- Поскольку процедура возврата НДС в пользу экспортёров сырьевых товаров из республиканского бюджета относилась к компетенции Министерства финансов, то при расходовании средств государства бюджетную ошибку, вероятно, допустил и бывший глава этого ведомства (ныне глава Банка развития Казахстана).

Таким образом, в результате в том числе допущенных министрами системных ошибок доля обрабатывающей промышленности в структуре экономики не только перестала увеличиваться, но и уменьшилась с 11,3% (в 2010) до 10,3% (в 2014).

Одновременно мы являемся свидетелями так называемого «юридического провала», допущенного государственными органами в этот период.

24 августа 2009 указом главы государства №858 утверждена Концепция правовой политики Республики Казахстан с 2010 до 2020. Так, в пункте 2.3 этой Концеции отмечается, что «налоговое законодательство должно быть напрямую связано с индустриально-инновационной стратегией страны: оно должно помочь развитию несырьевых секторов и внедрить в стране новые технологии».

Возврат НДС сырьевым экспортёрам означает, что индустриально-инновационная политика правительства в период 2010-2014 не отличалась высокой степенью ответственности перед страной. И это подтверждается как макроэкономически, так и юридически.

Таким образом, результаты указанной политики привели к недостижению ряда стратегических целей ГП ФИИР (например, увеличение несырьевого экспорта), промежуточных индикаторов Стартегического плана развития страны до 2020, стратегических планов Министерства индустриии и новых технологий и других госорганов.

Увы, по итогам этой политики не сделаны ни кадровые, ни организационные выводы.

В целом можно констатировать, что в Казахстане были нарушены ключевые требования следующих нормативных актов:

1. Указ президента РК «О системе государственного планирования».

2. Указ президента РК «О Системе ежегодной оценки эффективности деятельности центральных государственных и местных исполнительных органов областей, города республиканского значения, столицы».

3. Постановление правительства «Об утверждении Правил проведения оценки эффективности деятельности исполнительных органов, финансируемых из областного бюджета, бюджетов города республиканского значения, столицы, местных исполнительных органов районов (городов областного значения)».

Помимо этого, действия правительства явно противоречили и экономической доктрине Ахмета Байтурсынова, который ещё в 1913 первым поднял вопрос о необходимости экспорта несырьевых товаров за рубеж.

Политика валютного курса Казахстана в рамках ЕАЭС

После падения рубля в декабре 2014 многие эксперты выступили за принятие контрмер в виде поэтапной девальвации тенге, поскольку обвал рубля грозил Казахстану увеличением дефицита торгового баланса в отношении РФ и прекращением экономического роста в российском направлении.

Однако 30 января 2015 первый заместитель премьер-министра Бакытжан Сагинтаев на «круглом столе» в Алматы заявил, что девальвации не будет. Вице-премьер озвучил, в первую очередь, позицию всего правительства. Это принципиально важный момент.

В результате Казахстан повторил печальный опыт Японии 1980-90-х годов.

Так, в 1980-е вырос дефицит торгового баланса США, и главным виновником этого была признана Япония. В этих условиях Вашингтон в рамках подписанного так называемого соглашения «Плаза» убедил японцев ревальвировать йену: её курс вырос почти в 2 раза - с 239 иен за доллар в 1985 до 128 иен за доллар в 1988. В результате бурный экономический рост в Японии прекратился на многие годы.

Иными словами, девальвация наряду с другими протекционистскими мерами эффективно защищает внутренний рынок от иностранной конкуренции. Эта мера получила название «политики ограбления соседа» (beggar-thy-neighbour policy).

Вопреки представлениям Сагинтаева, дальнейшее поддержание правительством и Нацбанком нынешнего валютного курса на фоне падения рубля привело не только к одномоментному «ограблению» Казахстана, но и к потере миллиардов долларов валютного резерва в 2015.

К тому же, заявление Сагинтаева противоречило не только интересам экономической безопасности страны, но и важнейшим установкам стратегии «Казахстан-2050».

В соответствии с законом «О национальной безопасности Республики Казахстан» экономическая безопасность должна обеспечиваться в том числе решениями госорганов и должностных лиц, направленными на уменьшение степени уязвимости экономики, связанной с воздействием негативных факторов, и на повышение конкурентоспособности отечественных товаров и услуг (ст.22).

В данном случае бездействие правительства и Нацбанка усиляло уязвимость нашей экономики и снижало конкурентоспособность отечественных товаров.

Поэтому можно прийти к выводу, что системную ошибку допустили как Бакытжан Сагинтаев, так и бывший председатель НБ РК Кайрат Келимбетов.

Итоги переговоров по вступлению Казахстана в ВТО

1 июля 2015 министр по делам экономической интеграции Жанар Айтжанова рассказала об условиях, на которых Астана вступила в ВТО. В частности, министр публично заявила, что Казахстану удалось отстоять «объём субсидирования сельхозотрасли в размере 8,5% от валовой стоимости сельскохозяйственной продукции». Она отметила, что подобными результатами в ВТО наряду с Астаной может похвастаться только Пекин, «если не считать менее развитые страны по классификации ООН, у которых макроэкономические показатели и ВВП на душу населения очень низкие».

Заметим, что подобными результатами могут похвастаться Эквадор (год вступления в ВТО - 1996), Монголия (1997), Панама (1997), Грузия (2000), Албания (2000), Оман (2000) и другие страны. И если команда Айтжановой смогла отстоять для Казахстана 8,5% поддержки АПК, то эти государства ещё больше – 10%.

Другими словами, можно предположить, что министр Айтжанова тоже допустила ошибку по вопросам вступления страны в ВТО.

Дело не в том, что страна якобы не прощает тех, кто делает ошибки. Страна не прощает тех, кто не хочет и не умеет их исправлять. От ошибок никто не застрахован. Но честный их признаёт, а умный - не повторяет. Если нет признания ошибок – нет и их анализа. И это значит, что они обречены на повторение.

На наш взгляд, наши министры должны уметь критически анализировать совершённые ошибки, которые могут дорого обойтись Казахстану.

Хочется надеется, что последующее поколение министров и руководителей государственных органов не допустит таких промахов.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


президент Института экономической политики

 

Статистика

9730
просмотров
 
 
Загрузка...