Шаг вперед и два назад

Создание ЕНПФ, по сути, возвращает нас в 1997 год

Фото: Getty Images

Как и ряд других социально-экономических инициатив в нашей стране, пенсионная реформа начиналась довольно хорошо. Напомним, что Казахстан стал первым из постсоветских государств, решивших, что может делегировать обязанность управлять пенсионными активами в частные руки, уже в 1998 году.

На тот момент решение выглядело весьма прогрессивным, ведь это не только либерализация и расширение свобод граждан, но и существенная экономия госсредств, которая и выступала в качестве основной причины. В то нелегкое время власти всячески стремились минимизировать свои расходы, и этого добиться удалось. Таким образом, одним выстрелом было подстрелено несколько зайцев, а уже спустя пару лет соседние и не только страны начали ставить Казахстан в пример и всячески хвалить его руководство за стремление к идеалам рыночной экономики. Десяток частных НПФ стали обслуживать население (впрочем, изначально это касалось лишь аккумулирования средств), что, в принципе, соответствовало условиям свободной конкуренции. Каждый вкладчик самостоятельно мог решить, в какой пенсионный фонд отдавать накопления, чтобы обеспечить себе уютную старость.

Однако идиллия длилась недолго, аккурат до финансового кризиса, который стал серьезной проверкой для всех секторов отечественной экономики. Выяснилось, в частности, что клиенты недовольны тем, что НПФ не показывают достаточную доходность по вкладам. Григорий Марченко стоически отбивал все выпады, ведь именно он был одним из авторов пенсионной реформы 1998 года (его сентябрьский уход с поста главы НБРК параллельно с разрушением пенсионной модели говорит о многом). Еще в феврале прошлого года главный банкир яростно вставал на защиту «своей» системы, заявляя, что за 14 лет накопленная инфляция составила 218%, в то время как накопленная доходность, к примеру, ГНПФ – 341%, то есть более чем в 1,5 раза выше. Негативный же фон по доходности вкладов есть результат мирового кризиса, и кардинальных поводов для беспокойства нет. В высших эшелонах власти, впрочем, считали иначе, и уже в январе 2013 года глава государства внес в парламент законопроект о создании Единого накопительного пенсионного фонда (ЕНПФ), который впоследствии был законодательным органом одобрен. Несмотря на многочисленные протесты, к примеру Ассоциации накопительных пенсионных фондов в лице ее главы Айдара Алибаева, указывавшего, что государство не только вводит монополиста, но и складывает все золотые яйца в одну инвестиционную корзину, что весьма рискованно.

Впрочем, член правления Halyk Finance Арнат Абжанов заявил Forbes Kazakhstan, что спокойно относится к ситуации с пенсионными фондами и нарастающей ролью государства в данной сфере. «Если ЕНПФ, Единый регистратор, Единое государственное бюро и другие контролируемые государством органы, включая KASE, будут исправно выполнять свои функции, то эти изменения пойдут на пользу», – говорит он.

В то же время Абжанов признает, что одним из основных рисков этой идеи является то, что в ситуации, когда отсутствуют конкуренция и выбор, «результативность и качество предоставляемых государством услуг могут начать снижаться, а повлиять на этот процесс клиентам будет затруднительно».

Идущие на смерть приветствуют тебя

В любом случае, закон принят, и все, что участники пенсионного рынка могут сделать, – стиснув зубы, подчиниться. Именно такова позиция руководства большинства НПФ, судя по тому, что они не пожелали каким-либо образом комментировать сложившееся положение.

Оно и понятно, ведь передача активов идет в лучших традициях советской эпохи – в принудительно-добровольном порядке, и никакой компенсации со стороны государства акционерам НПФ производиться не будет, что подтвердил председатель правления НПФ «Республика» Булат Бабенов. Между тем, заметил он, осуществление деятельности в сфере накопительной пенсионной системы имеет узкую специфику и требует вложения значительных средств для обеспечения соответствия всем законодательным требованиям, так что, конечно, акционеры фондов ожидали в перспективе отдачи. Более того, добавил Бабенов, расходы, связанные с передачей пенсионных активов и обязательств в ЕНПФ осуществляются за счет собственных средств НПФ. По его убеждению, данный воп­рос требует дальнейшего обсуждения.

Тем не менее передача пенсионных активов в Единый накопительный пенсионный фонд уже идет полным ходом. Завершили первый этап данного процесса (или, попросту говоря, перевод сумм пенсионных активов на счета ЕНПФ) НПФ «Республика», ОНПФ «Отан» и НПФ «Капитал». Как проинформировал Forbes Kazakhstan заместитель председателя правления ЕНПФ Руслан Ерденаев, всего из вышеперечисленных фондов было принято 381 млрд тенге. Всего на момент написания статьи в Едином фонде было аккумулировано средств на сумму в 1,145 трлн тенге (с учетом пенсионных активов ГНПФ, на базе которого он создан). По данным КФН НБРК, на 1 ноября в Казахстане порядка 6,8 млн вкладчиков, которым принадлежат 3,619 трлн тенге пенсионных накоплений. Таким образом, сейчас в руках у ЕНПФ сконцентрировано чуть более трети этих сбережений. Полностью процесс передачи намечается завершить к середине следующего года.

Что касается будущего пенсионных фондов, то их дальнейшая судьба туманна и вряд ли оптимистична. Если кратко – их лишили основной деятельности, аннигилировали как финансовые структуры, а некоторые эксперты прямо называют это национализацией. Конечно, номинальный выбор у НПФ есть. Во-первых, они могут трансформироваться в управляющие компании, однако, спрашивается, чем управлять, когда активы отобраны. Второй вариант – сбор добровольных пенсионных вкладов сверх обязательных пенсионных отчислений. Согласно статистике КФН НБРК, таковые составляют 1,4 млрд тенге, или всего 0,4% всех пенсионных активов. Наконец, последняя возможная опция – уход с рынка, то есть закрытие.

Руководитель «Республики» сетует на то, что до настоящего времени разработанные нормативные правовые акты в сфере пенсионного обеспечения не дают четкого представления о новом порядке функционирования пенсионной системы и роли в ней НПФ, действие текущих лицензий которых прекращается после передачи пенсионных активов и обязательств в ЕНПФ и подписания соответствующего акта. «Нет прозрачности, четкого видения по ряду вопросов», – отмечает он. Непонятной остается ситуация с работниками пенсионных фондов, которых, по данным Forbes Kazakhstan, на начало этого года насчитывалось более 5,5 тыс. человек. Зампред ЕНПФ заверил, что численность его сотрудников будет увеличена до 2,4 тыс. человек и большая часть специалистов придет именно из других пенсионных фондов. Но куда деваться остальным трем с лишним тысячам сотрудников НПФ, неизвестно.

Победить инфляцию

Главной причиной «конфискации» государством вкладов у НПФ является то, что они не смогли обеспечить их доходность выше инфляции. По данным портала pensia.kz, за 2012 год средневзвешенный коэффициент номинального дохода по пенсионным активам НПФ составил 4,36%, а инфляция за тот же период – 6,6%. Учитывая то, что согласно Закону «О пенсионном обеспечении в Республике Казахстан» государство гарантирует сохранность пенсионных накоплений с учетом инфляции, управляющему активами ЕНПФ (во всяком случае, на текущий момент) Нацбанку придется хорошо постараться.

В ноябре новый председатель НБРК Кайрат Келимбетов озвучил новость о том, что 90% всех средств будет вложено в государственные ценные бумаги и облигации фонда национального благосостояния «Самрук-Казына» и его дочерних компаний. Оставшиеся 10% будут распределяться между корпоративными бумагами, депозитами в банках и зарубежными активами. Также глава Нацбанка выразил идею о том, что с целью обеспечения необходимого роста накоплений надо будет пересмотреть доходность ГЦБ. Если, по его словам, на текущий момент она достигает 6%, то теперь ее необходимо несколько поднять. Келимбетов признал, что правительству «в любом случае придется компенсировать тот уровень доходности, которая не покрыла накопленный уровень инфляции». «Поэтому мы вместе заинтересованы в том, чтобы повышать эту ставку», – заявил он.

Помимо этого, чтобы наиболее эффективно управлять пенсионными активами, при президенте страны будет создан совет по управлению пенсионными активами. Однако на вопрос о том, кто будет входить в данный орган и когда таковой будет образован, пресс-секретарь президента РК Даурен Абаев ответить затруднился, сообщив лишь, что «соответствующая информация будет размещена на сайте главы государства».

В связи с оформившимися планами относительно инвестиционной политики ЕНПФ, наносится удар по и без того не процветавшему отечественному фондовому рынку. Согласно данным КФН НБРК, на 

1 ноября в инвестиционном портфеле НПФ корпоративные ценные бумаги эмитентов РК составляли 28,7%. Если в 2014 году данный показатель опустится до максимум 10% (что тоже большой вопрос), то эмитентам на долговом рынке придется туго.

Арнат Абжанов рассказал Forbes Kazakhstan, что в Halyk Finance обращается достаточно много частных казахстанских компаний, заинтересованных в привлечении долгового капитала на местном рынке облигаций. Однако в текущих условиях рассчитывать на большой объем размещения не приходится, поскольку НПФ не могут приобретать облигации эмитентов без значительного государственного учас­тия. База же остальных потенциальных инвесторов ограничивается в основном страховыми компаниями, брокерами и управляющими активами, которые «не могут сравниться с НПФ по объемам дос­тупных к инвестированию денежных средств».

В то же время Булат Бабенов обратил внимание на то, что в инвестиционных портфелях НПФ присутствует доля неликвидных ценных бумаг эмитентов, допустивших дефолт по выплате, что также является серьезной проблемой. Какие меры будут приняты для ее решения и для повышения инвестиционной эффективности – пока неизвестно.

Ну и, разумеется, пенсионная реформа ставит под вопрос успешность программы «Народное IPO», согласно которой НПФ должны были получить возможность инвестировать пенсионные средства в акции ряда крупных отечественных компаний. В 2013 году предусматривалась возможность выхода на фондовый рынок одной-двух компаний, но этого не произошло, и вопрос «почему» в KASE предложили переадресовать правительству.

В целом, суммируя последствия данных преобразований, можно отметить, что самым уязвимым местом для системы является риск, связанный с доходностью. Если управление активами вкладчиков не будет вестись на должном уровне, то по счетам придется платить государству, которое привлекает эти деньги для закрытия дефицита бюджета. О возможном негативном сценарии думать, мягко говоря, не хочется. Вторая проблема заключается в том, что в отсутствие НПФ многие частные компании столкнутся с проблемой фондирования, что может отразиться на их деятельности. Относительно же того, чего следует ожидать теперь простым вкладчикам, большинство опрошенных Forbes Kazakhstan экспертов выразились философски: поживем – увидим. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3875 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
14 августа родились
Еркен Касеев
генеральный директор ТОО «АмангельдыГаз»
Малик Салимгереев
управляющий директор по охране труда, окружающей среды и бурению АО «РД «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить