Рынок труда: из тени в свет перелетая

Министерство труда и социальной защиты населения РК подготовило прогноз баланса трудовых ресурсов на 2013-2017 годы

Фото: russiansmallbusiness.ru

На этой неделе прошла довольно интересная информация, на которую многие эксперты не обратили особого внимания. Хотя речь идет о таком важном факторе экономического развития любого государства, как человеческий капитал.

Подбить баланс

Министерство труда и социальной защиты населения РК подготовило прогноз баланса трудовых ресурсов на 2013-2017 годы на базе методики, которую по заказу министерства разработало ТОО «Прогноз Казахстан». Основная цель прогноза - мониторинг рынка труда для повышения эффективности процессов формирования, распределения и использования трудовых ресурсов.

Директор департамента занятости населения министерства Даулет Аргандыков сообщил: «Начиная с 2014 года, на основе баланса трудовых ресурсов  ведомством будут разрабатываться пятилетние прогнозы развития рынка труда».

Подобные давно уже нужны стране, поскольку в течение долгого времени казахстанский рынок труда был оторван от многочисленных госпрограмм экономического развития, в том числе индустриально-инновационных. Это не удивительно: значительная часть работников невидимого фронта до сих пор скрывается от государства в «серой» и «теневой» экономике. 

По информации Минтруда и соцзащиты, к 2017 году количество экономически активного населения в РК должно составить 9,5 млн человек. В 2012-м оно равнялось 8,54 млн. Но распределение трудовых ресурсов, согласно прогнозу, будет неравномерным, так как в Акмолинской, Костанайской, Северо-Казахстанской и Восточно-Казахстанской областях предполагается сокращение или незначительный рост числа экономически активного населения. Это связано с разными демографическими тенденциями и показателями развития.

Наибольший рост численности занятых к 2017 году предполагается в Астане. Неясно только, с чем конкретно это будет связано: то ли с проведением EXPO-2017, то ли с увеличением персонала министерств и ведомств, то ли с долгожданным изменением роли самой Астаны, которая из бюджетного «пылесоса» превратится в реальный центр экономического роста.

Интересны выводы по поводу структуры распределения занятых по видам экономической деятельности, которая, по мнению чиновников, серьезно не изменится в ближайшие 5 лет.

В частности, продолжится снижение доля занятых в сельском хозяйстве (с 26,5% в 2011 году до 23% в 2017 году), а также в обрабатывающей промышленности (с 6,5% в 2011 году до 6,2% в 2017 году).

Здесь вспоминается интервью директора НИИ экономики АПК и развития сельских территорий и по совместительству руководителя партии «Ауыл» академика НАН РК Гани Калиева, которое он в прошлом году дал газете «Мегаполис». По его мнению, в случае вступления Казахстана в ВТО под ударом как раз будет агросектор, пищевая и легкая промышленность, а также сельскохозмашиностроение. В результате чего 2-3 млн человек окажутся без работы.

Уже сейчас в Казахстане городское население превысило сельское: по данным Агентства РК по статистике, на сентябрь 2012 года оно составило 9 млн 215,6 тыс. (54,7%) против 7 млн 621,1 тыс. человек (45,3%). Но проблема в том, что «урбанизация» граждан не связана с политикой равномерного распределения трудовых ресурсов, а все еще результат стихийных миграционных процессов внутри страны, которые приводят к росту социально-экономической и политической напряженности.

По официальным данным, каждый год, начиная с 2009 года, около 60 тыс. человек переезжают из сел в города, где в основном занимаются торговлей, частным извозом и т.д. Но, несмотря на это, чиновники почему-то прогнозируют снижение удельного веса занятых также в оптовой и розничной торговле, где, по статистике, работают около 1,06 млн. А по неофициальным данным, эта цифра достигает почти 2 млн.

Но просто физическое сокращение сферы стихийной и теневой торговли через закрытие базаров – это не решение проблемы. Наоборот, оно может спровоцировать новые протестные выступления торговцев. Как показывает практика, люди легче объединяются для защиты своей собственности, чем под аморфными лозунгами о честном труде. Благодаря торговле на рынках многие когда-то получили работу. Но не меньше людей уже потеряли квалификацию в прежних специальностях. А это потребует от государства еще больше времени и ресурсов для их переквалификации и трудоустройства. Вот только непонятно, в каких сферах.

Минтруда и соцзащиты считает, что наибольшее увеличение удельного веса занятых к 2017 году ожидается, например, в финансовой и страховой деятельности (с 1,4% до 2%). Это довольно странно: ведь глава государства заявлял, что нужно ставить акцент на росте числа технических специалистов для реализации индустриально-инновационных проектов, а не плодить новых финансистов и менеджеров.

Смущение вызывает и то, что прогноз баланса трудовых ресурсов разрабатывается согласно сценариям социально-экономического развития республики на 2013-2017 гг., а они зависят от ценовой конъюнктуры на сырье. Кстати, в результате этой зависимости появляются противоречивые мнения различных чиновников о моделях развития трудового рынка страны. Например, в 2007 году, до кризиса, ныне вице-премьер, а тогда глава Фонда устойчивого развития «Казына» Кайрат Келимбетов заявил, что до 2015 года для реализации инфраструктурных проектов Казахстану нужно привлечь свыше 1 млн иностранных специалистов. Судя по всему, кризис и рост социальной напряженности внес свои коррективы в эти планы. По крайней мере, министр труда и социальной защиты населения РК Серик Абденов недавно сообщил, что программа «Занятость - 2020» предусматривает создание около 1 млн рабочих мест, но только для самих казахстанцев, которые, по его мнению, занимаются непродуктивной деятельностью.

Дефицит мозгов

Весьма остро стоит и проблема качества трудовых ресурсов. Построить новый завод или научный центр и нашпиговать их современной техникой оказалось намного легче, чем подготовить специалистов, которые могли бы на ней работать. И вызывает недоумение оптимизм чиновников, которые считают, что удовлетворить спрос на профессионалов можно за счет переквалификации безработных или «самозанятых». Переобучение в центрах занятости, без анализа реальных и потенциальных потребностей рынка труда, будет напоминать имитацию бурной деятельности. Что и наблюдалось в некоторых регионах, где люди, получив новую профессию, не могли найти работу. Да и как качество переподготовки может быть высоким, если за  несколько месяцев нужно обучить людей, которые годами либо не имели никакой специальности, либо растеряли все профессиональные навыки.

А молодые кадры губит катастрофическое падение качества образования. По статистике, в 2012 году 161 тыс. молодых казахстанцев закончили среднюю школу.  Из них 43 тыс. поступили в профессиональные колледжи, 93 тыс. в вузы, а 25 тыс. не поступили никуда.

В то же время среди безработных высшее образование имеют 117,9 тыс. человек (24,9%), среднее общее - 174,8 тыс. (36,9%), среднее профессиональное образование - 124,8 тыс. (26,4%). Министр образования и науки РК Бакытжан Жумагулов недавно заявил: среди безработной молодежи стало больше выпускников системы технического и профессионального образования, а также вузов. Министр даже предложил установить ответственность ректоров и местных исполнительных органов за трудоустройство выпускников.

В ноябре 2012-го международная рекрутинговая компания «Форсаж» сделала прогноз: дефицит квалифицированных кадров будет только нарастать. В компании считают, что Казахстан будет восполнять его за счет привлечения экспатов из Украины, Белоруссии, Узбекистана.

В декабре прошлого года, в ходе телемоста, посвященного запуску объектов Карты индустриализации, глава государства также заявил, что стране нужны профессиональные иностранные менеджеры для управления казахстанскими компаниями. «Что делать, если нас этому не учили? У нас времени нет учиться. Нам надо сейчас двигаться», - заметил президент по этому поводу. Но одно непонятно: зачем столько денег и времени надо было тратить на подготовку армии болашаковцев, если среди них не могут найти профессиональных менеджеров для местных компаний? 

В то же время «гуманитарный перекос» в образовании привел к тому, что нам катастрофически не хватает молодых технарей. И в промышленном комплексе основной костяк специалистов сегодня - это люди старшего и пожилого возраста. Не меньше рисков существует и в реализации программы ФИИР, которая требует спецов в научной сфере. А средний возраст ученых в республике - около 55 лет. На официальном уровне признают, что по обеспеченности научными кадрами Казахстан уступает многим странам. Этот показатель составляет у нас менее 1 тыс. на 1 млн жителей страны. Для сравнения: на Украине - почти 1800, в России - более 3300, Японии - почти 5300.

Государственные потуги

Правда, власти осознают необходимость регулирования рынка труда. Об этом говорит не только попытка прогнозировать баланс трудовых ресурсов. Действуют Стратегия территориального развития РК до 2015 года, программа «Развитие регионов» и Концепция миграционной политики РК на 2007-2015 годы, которые должны отрегулировать процессы внутренней миграции. Значительную часть миграционных потоков хотят перенаправить в 13 новых индустриальных зон, создание которых планируется в  8 регионах страны.

Кроме того, в рамках «Развития регионов»правительство завершает разработку проекта «Развитие городских агломераций», чтобы распределить трудовые ресурсы вокруг основных центров их притяжения - Астаны, Алматы, Актау и т.д.

При этом главная ставка делается на развитие МСБ, который должен оттянуть на себя значительную часть трудовых ресурсов, в том числе с теневого рынка. Президент заявил: к 2020 году Казахстан должен довести долю малого и среднего бизнеса в структуре экономики до 40%. При этом он подчеркнул, что в стране должны быть сотни тысяч предприятий, даже если там трудятся по пять-десять человек.

В добывающей сфере идет активное давление на иностранные компании, чтобы они увеличивали «казахстанское содержание» своего персонала до 90%. В апреле 2012 года масла в огонь подлил Союз сервисных компаний нефтегазовой и горнорудной отраслей РК, заявив, что за 7-9 лет работы при освоении крупных нефтяных месторождений иностранные специалисты могут вывезти из страны $15-20 млрд в виде зарплат и бонусов. Недвусмысленный намек на то, что эти деньги должны остаться в стране - за счет привлечения местных подрядчиков и персонала.

Борьба с иностранными трудовыми мигрантами идет и в других сегментах казахстанской экономики. В этом году правительство Казахстана решило ввести ограничение на деятельность сезонных гастарбайтеров, которых лишат права работать в розничной торговле и заниматься мелкой предпринимательской деятельностью. В 2010 году аналогичное решение принято в соседней России. Хотя такие запреты часто бесполезны. Они лишь увеличивают аппетиты коррумпированных чиновников, которым невыгодно, чтобы весь рынок труда был прозрачным и честным. При этом некоторые «трудовые ресурсы» также не торопятся упасть в объятия государства, так как привыкли жить по понятиям, а не по законам. И недавний протест продавцов алматинской барахолки против введения тех же кассовых аппаратов - наглядное тому подтверждение. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8971 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 февраля родились
Дмитрий Жеребятьев
финансист, экс-председатель правления СК «Коммеск-Омир»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить