Рыночная мантия

Как коммерческие юристы могут реформировать судебную систему Казахстана

Рисунок: Мурат Дильманов

Судебная система Казахстана нуждается в серьезном реформировании – к такому выводу пришли не только первые лица государства, но уже и мировая общественность. В середине апреля нынешнего года Европейский парламент выпустил одну из самых жестких резолюций по Казахстану за все время.

Между Джибути и Мали

В этом документе признается, что Казахстан является важным партнером Европейского союза в Центральной Азии – ЕС готов и дальше поддерживать стабильные отношения в области политического и экономического сотрудничества. На этом позитив заканчивается, и в 18 дальнейших пунктах резолюции говорится о нарушениях прав человека и содержатся рекомендации по внедрению независимости судебной власти. Причем проблема обеспечения независимого судебного производства проходит красной нитью практически через все пункты резолюции Европарламента.

Например, в шестом пункте этого документа говорится по поводу оппозиции: «Парламент выражает свою обеспокоенность по поводу справедливости судебных разбирательств, а также повторяет свой призыв к обеспечению прозрачности и международных стандартов во время судебных разбирательств, прекращению обвинений на основании упомянутых выше размытых уголовных обвинений, а также обеспечению независимости судебной системы».

В пункте №8 идет речь о борьбе с терроризмом в связке с правосудием: «Решительно подчеркивает (Европарламент. – Прим. ред.), что законная борьба с терроризмом и экстремизмом не должна использоваться в качестве основания для запрета оппозиционной деятельности, препятствования свободы выражения мнения или независимости системы правосудия». Далее идет речь о взаимоотношениях с Венецианской комиссией: «Приветствует диалог с делегацией Венецианской комиссии по новому Уголовно-процессуальному кодексу и поощряет дальнейшее сотрудничество с Венецианской комиссией с перспективой извлечения максимального преимущества из этого сотрудничества; подчеркивает, что реформа должна быть направлена на укрепление независимости судебной системы и верховенства права, а также выполнение международных стандартов; возобновляет свой призыв к реформе статьи 164 по «разжиганию социальной вражды» и призывает ЕСВД проводить пристальный мониторинг реформ и содержания нового закона».

В тексте резолюции говорится не только о внутренних делах Казахстана, но и есть выход на геополитические моменты, опять же в связке с системой правосудия в Казахстане: «Подчеркивает, что Казахстан является чрезвычайно важным международным партнером в регионе, будь то в отношении сотрудничества с НАТО, поддержки в переговорах Е3+3 с Ираном или размещении банка топлива в Казахстане; приветствует стремление Казахстана активно участвовать в качестве медиатора/координатора в международных вопросах безопасности в более широком регионе; призывает власти Казахстана уважать международные обязательства, которые они на себя приняли, в том числе связанные с верховенством права и независимостью системы правосудия».

Резолюция была направлена правительству и парламенту Казахстана, и на момент написания статьи официальной реакции властей еще не было. Сейчас сложно сказать, как эта резолюция отразится на отношениях с ЕС, но в международных рейтингах Казахстан точно «просядет», хотя и сейчас находится на незавидных позициях. По результатам глобального исследования «Качество государственного управления» (Governance Matters) за 2012 год, согласно индексу «Верховенство закона» (Rule of Law) Казахстан получил 31 пункт из максимальных 100. Столько же пунктов получили Индонезия и Сирия. Для сравнения: у Соломоновых островов – 32 пункта, Танзании – 34, Кубы – 35, Мали – 36, Гамбии – 37. Лидером этого индекса стала Швеция с максимальным числом пунктов – 100.

Изучая вопрос реакции международного сообщества на застой в развитии судебной системы Казахстана, создается впечатление, что прорвало плотину: за последние годы страну размещают на самых низких позициях рейтингов по этому вопросу. Причем касается это любого направления, будь то политика, бизнес или что-то еще. Согласно исследованию инвестиционной привлекательности Казахстана за 2012 год «Представления и реальность», которое провела компания Ernst & Young среди действующих и потенциальных иностранных инвесторов, Казахстан отталкивает капитал непрозрачностью судебной системы и сложным регулированием. В частности, в исследовании сказано, что половина респондентов считают уровень прозрачности и предсказуемости нормативно-правовой среды недостаточным. «Основное беспокойство у участников исследования вызывают непоследовательное толкование законодательства и его избирательное применение, чрезмерное регулирование… и недостаточная степень независимости судебной системы», – говорится в документе.

Согласно данным исследования Ernst & Young, 47 % опрошенных иностранных инвесторов ожидают реформы в области повышения уровня прозрачности нормативно-правовой среды и упрощения регулирования. В частности, обеспечение подлинной независимости судебной системы предотвратит возможность финансового, политического или иного неправомерного влияния на суд – фактического или предполагаемого. «Что касается факторов неопределенности для инвесторов, то главной проблемой является стабильность законодательства. Представляя законопослушную компанию с высокой степенью деловой ответственности, мы хотели бы, чтобы была исключена возможность неоднозначного толкования законов. Порой создается впечатление, что размытые понятия и ссылки на нормативные акты противоречат основному законодательству», – приводятся в исследовании слова генерального директора Metro Cash & Carry Яна Жака.

Трудно оценить в деньгах, какой урон частным компаниям наносят незаконные судебные решения. Тем не менее можно представить хотя бы порядок: по данным Генеральной прокуратуры РК за 2012 год, опротестование незаконных судебных актов позволило защитить материальные интересы государства на 30 млрд тенге. По протестам прокуроров приведены в соответствие с законом 736 судебных актов по гражданским, 458 по административным и 817 по уголовным делам.

Видим, понимаем, скорбим

Необходимость реформирования судебной системы очевидна для высшего руководства Казахстана. В своем декабрьском послании президент Казахстана Нурсултан Назарбаев поставил ряд задач, которые должны изменить судебную систему. Во-первых, необходимо принять исчерпывающие меры по повышению уровня доверия граждан к судебной системе. Во-вторых, продолжить работу по совершенствованию и упрощению судопроизводства, созданию условий, искореняющих волокиту, судебные ошибки и нарушения законности самими судьями. В-третьих, обеспечить дальнейшую специализацию судов и судей.

«Судьи должны вершить правосудие, только руководствуясь законом и своей совестью. Надо кардинально пересмотреть порядок формирования судейского корпуса. Необходимо законодательно ограничить возможность необоснованных решений апелляционных инстанций о возвращении дел на новое рассмотрение в нижестоящие суды. Всей судебной системе, начиная от Верховного суда, требуется повысить свою ответственность и квалификацию и самим начать совершенствовать свою собственную работу. Нарушение судьями законов должно стать чрезвычайным событием, о котором должны знать все», – подчеркнул Нурсултан Назарбаев.

Через несколько дней после того, как президент озвучил эти тезисы, председатель Верховного суда РК Бектас Бекназаров выступил с программной речью о первоочередных мерах по реализации декабрьского послания. В своем выступлении он напомнил, что проблема прозрачности правосудия не нова и в стране предпринимаются меры по улучшению ситуации, в том числе карательные в отношении нерадивых судей. «Только в этом году решением Судебного жюри за совершение дисциплинарного проступка освобождено от должностей девять судей, в связи с профессиональной непригодностью – шесть судей, один судья – за совершение дисциплинарного проступка и в связи с профессиональной непригодностью. Итого 16 судей. В связи с переходом на другую работу освобождены от должностей 11 судей, по собственному желанию – 29 судей. По сравнению с прошлым годом количество последних увеличилось наполовину. От должности председателей местных судов и председателей судебных коллегий с оставлением в должности судьи освобождено 10 человек», – привел статистику Бекназаров.

Говоря о встречающемся самоуправстве судей, Бекназаров проиллюстрировал свою мысль диким примером бывшего судьи специализированного межрайонного административного суда города Тараза Жамбылской области Азимхановой. Она, пользуясь должностным положением, несколько раз насильно помещала отца, мать и брата в психиатрические клиники с целью завладения их имуществом и бизнесом.

Но это лишь частный пример, в целом Бекназаров выделил несколько приоритетов в дальнейшем реформировании судебной системы. Первым приоритетом стало обеспечение качественного отправления правосудия. «Особое внимание Верховным судом будет уделяться качеству работы областных и приравненных к ним судов. Судьи апелляционной коллегии областного звена призваны устранять недостатки в решениях судов первой инстанции, однако случается, что эти функции они выполняют порой недостаточно качественно. Необходимо стремиться обеспечить высокое качество выносимых решений, чтобы у сторон не было ни малейших оснований для обращения с жалобой в кассационную инстанцию, а у той в свою очередь не было бы оснований для отмены или изменения решения апелляционной коллегии», – пояснил в выступлении Бекназаров.

Глава Верховного суда РК обозначил вторым приоритетом искоренение волокиты и излишней бюрократии. «При выявлении фактов волокиты, грубого или систематического нарушения судьями процессуальных сроков, приводящих к ущемлению прав и законных интересов граждан при рассмотрении дел, председатели судов должны незамедлительно реагировать и в установленном порядке ставить вопрос о привлечении судьи к дисциплинарной ответственности», – дал распоряжение он.

Третьим приоритетом стало служение народу и государству превыше всего: «Судья должен избегать в частной жизни отношений, которые могут умалить авторитет судебной власти, честь и достоинство судьи, вызвать сомнение в его объективности, справедливости и беспристрастности».

Открытость и доступность правосудия стали четвертым приоритетом, а пятым – борьба с коррупцией и правонарушениями в судебной системе. Что касается пятого приоритета, то из конкретики Бектас Бекназаров упомянул лишь созданный в прошлом году Судебный совет по противодействию коррупции, однако не назвал реальных результатов его деятельности.

Судьи с рынка

Именно на отсутствие реальных значительных результатов реформирования судебной системы ссылаются представители юридического сообщества Казахстана. «За последние 10 лет в судебной системе произошло много изменений, и до сих пор постоянно что-то меняется. На самом деле происходит банальная перестановка «слагаемых», от которой итоговая «сумма» не меняется, – говорит управляющий партнер адвокатской конторы «Саят Жолши и Партнеры» Виталий Водолазкин. – Например, сначала кассационную судебную инстанцию переименовали в надзорную инстанцию, затем снова переименовали в кассационную и так далее. Еще пример – в течение последних лет постоянно меняются сроки, с которых судебное решение вступает в силу. Да, повышается публичность судебных процессов, некоторые материалы размещаются в интернете, но это настолько неразвито, что слабо влияет на общий процесс. Другими словами, что-то происходит, но в целом судебная система, равно как и сам процесс, не меняется».

Средние зарплаты и пенсии судей в Казахстане 180 тыс. тенге – городские и районные судьи 250 тыс. тенге – областные судьи 500 тыс. тенге – судьи Верховного суда 52 тыс. тенге – максимальная пенсия судей По данным верховного суда РК

По его мнению, в изменении нуждаются как минимум два ключевых момента работы судей. Во-первых, необходимо качественно повысить грамотность состава судей. «Сегодня модно приводить в пример практику Сингапура, где в судебную систему были приглашены ведущие коммерческие юристы страны. Этим специалистам были даны рыночные зарплаты, прочие комфортные условия работы – и система заработала», – говорит Водолазкин. Он считает, что в Казахстане необходимо так же комплексно подойти к этому вопросу и нанять не одного-двух судей, а достаточное количество новых судей, которые смогли бы изменить систему.

Во-вторых, в Казахстане отсутствует прозрачная система наказания судей за неправомерные действия. «У нас существует судебное жюри, в котором 11 судей разных уровней. Они могут рассматривать дисциплинарные производства в отношении судей. При этом как инициировать рассмотрение материалов на того или иного судью, до конца не ясно, – пояснил Водолазкин. – Известно, что для начала такого процесса председатель суда должен дать соответствующую резолюцию. А как он дает эту резолюцию, по каким критериям – не понятно».

Со слов Водолазкина, в его практике много примеров, когда на имя председателя суда подавалось обращение со ссылкой на очевидные нарушения, но ни разу до судебного жюри материалы не доходили. Фактически на уровне председателя суда эти вопросы закрывались. «Отсюда вытекает очередной вопрос обоснованности такого особого положения председателей судов. Не секрет, что некоторые судьи слишком рьяно уважают председателей, и от этого теряют независимость своих решений. В итоге, по нашему мнению, понятный механизм наказания судей, который должен быть четко прописан в законе, может быть следующим: если условно 20 раз в течение календарного года решение судьи отменяется или изменяется, то автоматически в отношении него должно быть возбуждено дисциплинарное производство. Еще условно 20 раз нарушил – судья должен сложить полномочия», – добавил юрист.

В качестве еще одной меры, которая должна реально отразиться на реформировании судебной системы, Водолазкин предложил новую схему формирования Судебного жюри. «Необходимо реформировать сам институт Судебного жюри, который на сегодня состоит из одних судей. Наверняка в состав этого жюри должны входить юристы, адвокаты, прокуроры, тогда объективность рассмотрения дисциплинарных производств повысится», – подчеркнул он.

По мнению старшего партнера адвокатской конторы «Назханов & Партнеры» Таира Назханова, серьезных изменений ожидает уголовный процесс в Казахстане. «Декларируется состязательность сторон, однако этого не происходит. Поскольку сторона защиты ущемлена в правах защиты личности в уголовном процессе, как попавшей в орбиту уголовного преследования, – высказал свою точку зрения Назханов. – В частности, адвокат вправе ознакомиться с материалами уголовного дела лишь в конце предварительного следствия, и у него нет права сбора доказательств. В этом кроется проблема объективного рассмотрения судом уголовного дела в суде первой инстанции. Суд вынужден изучать и давать оценку тем доказательствам, которые ему предоставил прокурор. Следует предоставить реальные права стороне защиты собирать доказательства с начала возбуждения уголовного дела. Таким образом, судья сможет объективно расследовать уголовное дело, имея доказательства, предоставленные прокурором и адвокатом. Кроме того, на мой взгляд, необходимо создать специализированные суды, которые будут санкционировать действия, направленные на частичное ограничение конституционных прав граждан: на неприкосновенность жилища, на тайну переписки и так далее». 

Он считает, что несколько лет назад было принято революционное решение о санкционировании меры пресечения в виде ареста, но необходимо двигаться дальше. Не только эту функцию, но и санкции по обыску, прослушиванию переговоров, перехват почтово-телеграфной корреспонденции, арест на имущество – это все должны делать специализированные суды, а не прокуроры, поскольку прокурор осуществляет функцию уголовного преследования в суде. В итоге получается, что у прокурора чрезмерные полномочия, которыми он может распорядиться в ущерб конституционным правам участников уголовного процесса. 

«Полагаю, что необходимо реальное обеспечение реализации конституционной нормы о разделении властей: судьи не обладают подлинной независимостью при осуществлении ими правосудия, поскольку они управляемы. Они находятся под очень сильным влиянием председателей судов, зависимы от власти (от органов уголовного преследования, органов исполнительной власти)», – считает профессор, генеральный директор Евразийского центра права, член научно-консультативного совета при Верховном суде Республики Казахстан, член совета Международной ассоциации содействия правосудию (Российская Федерация), адвокат Алматинской городской коллегии адвокатов Гульнар Сулейменова.

Говоря о независимости судей, она подчеркнула, что необходимо обеспечение независимости судей от влияния председателей судов и вышестоящих судебных инстанций, а также исключение непроцессуальных отношений между судебными инстанциями. Особую проблему представляют собой права вышестоящих судов по осуществлению судебного надзора, которые в сочетании с широкими полномочиями председателей этих судов в решении кадровых и организационных вопросов являются довольно мощными средствами воздействия на судей и прежде всего на их независимость.

Процедуры назначения председателей судов и судебных коллегий ведут к бюрократизации судебной системы, установлению между судьями и председателями судов отношений власти и подчинения. «Ввиду этого должна быть изменена процедура назначения председателей судов на процедуру избрания их судьями из своего состава на альтернативной основе и на небольшой срок», – пояснила Сулейменова.

Она считает, что необходим судейский корпус, отвечающий высоким стандартам профессионализма и нравственных требований, а это, в свою очередь, требует изменения порядка и критериев отбора кандидатов на должность судей. На законодательном уровне надо предусмотреть запрет на такую негативную практику, как согласование с председателем суда решений по конкретным делам.

Также необходимы изменения в структуре судебной системы и прежде всего выведение кассационной инстанции из структуры областных и приравненных к ним судов, так как нахождение в одном суде апелляционной и кассационной инстанций не обеспечивает беспристрастность и независимость принятия судебных решений.

«В судебном корпусе высока доля судей – выходцев из правоохранительной системы. Ввиду этого для кандидатов в судьи, работавших в правоохранительных или других специальных органах, необходимо установить переходный период (не менее пяти лет) после увольнения из этих органов с обязательным прохождением переквалификации и наличием адвокатской практики. 

Необходимо предусмотреть правовой механизм, обеспечивающий прозрачность имущественного положения судей и их близких родственников в период нахождения судьи на этой должности, а также на протяжении определенного периода после прекращения судейских полномочий, предусмотрев их обязанность предоставлять сведения о происхождении имущества, стоимость которого превышает их официальный доход», – добавила Сулейменова. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7296 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
21 февраля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить