Рахим Ошакбаев: Насколько эффективна программа «Дорожная карта бизнеса – 2020»?

На недавнем заседании Совета национальных инвесторов президент Казахстана Касым-Жомарт Токаев поручил правительству совместно с НПП «Атамекен» провести системный анализ эффективности мер государственной поддержки по всем программам предпринимательства. К 1 октября этого года должны быть предложены новые подходы

На сегодня ключевой программой поддержки предпринимательства является «Дорожная карта бизнеса – 2020». Программа действует уже девять лет, и недавно было принято решение о её продлении до 2025 года. Это даёт некоторый повод подвести её итоги и проанализировать достижения, что было недавно публично сделано на площадке партии Nur Otan с приглашением Министерства национальной экономики, депутатов и экспертов.

Программа «Дорожная карта бизнеса – 2020» получила внушительное финансирование – 457,1 млрд тенге. По данным фонда «Даму», только за 2010-2017 годы предприятия, получившие поддержку, выплатили 900 млрд налогов. Можно, наверное, сказать, что ДКБ таким образом «окупилась» и принесла значительную пользу стране.Как минимум 89 тыс. человек получили работу.

Вместе с тем заявленная эффективность программы официально измеряется четырьмя индикаторами:

  • Доля обрабатывающей промышленности – 12,5% ВВП
  • Действующих субъектов МСП в 1,5 раза больше (от 2014)
  • Занятых в МСП в 1,5 раза больше (от 2014)
  • Объём выпуска МСП в 1,5 раза больше (от 2014).

При этом интересно, что с высокой вероятностью три из четырёх индикаторов не будут выполнены до следующего года.

Кроме того, программа абсолютно игнорирует ключевую стратегическую цель по росту доли МСБ до 50% ВВП, которая предусмотрена в важнейших стратегических документах – Концепции по вхождению Казахстана в число 30 самых развитых государств мира и Стратегическому плану развития РК до 2025 года: к 2050 году его доля в ВВП должна дойти до 50%.

У государственной программы есть четыре оператора: «Даму», «БРК-Лизинг», местные исполнительные органы и НПП «Атамекен». Они осуществляют разные виды поддержки – финансовой и нефинансовой. Чтобы выявить приоритеты программы, следует, прежде всего, обращаться к её бюджету. Например, в 2015-2018 было выделено 210 млрд тенге, и, как мы видим, большая часть ушла на субсидирование процентной ставки в банках второго уровня.

Это неудивительно: в числе своих проблем предприниматели на первое место ставят высокие процентные ставки в банках. Об этом же говорит и упомянутый рейтинг Doing Business, в котором мы по доступности кредитов занимаем 60 место. Однако охват субсидирования всё равно остаётся низким – его получили 0,11% (!) от общего количества субъектов МСБ.

Такой шокирующе низкий охват инструментами программы, несмотря на значительные выделяемые средства, говорит нам о том, что эти меры не решают системных проблем, и программу нельзя распространить на большое количество предпринимателей.

При этом, несмотря на действие ДКБ-2020, кредитование юридических лиц банками второго уровня в прошлом году упало до 22% к ВВП. Это рекордно низкий и странный показатель для нашей экономики.

Ещё один предмет жалоб предпринимателей – обеспечение инфраструктурой и в целом тарифообразование. Коммунальные услуги дорогие, и это сказывается на накладных расходах предпринимателей. Кроме того, подключиться к системам водо- и электроснабжения сложно.

По итогам работы ДКБ-2020 инфраструктура была подведена к 809 избранным предприятиям, а траты на эту часть обеспечения бизнеса падают в течение последних трёх лет.

Кроме того, чтобы провести полный аудит средств, потраченных на такую большую государственную программу, необходимо анализировать каждый отдельный субъект предпринимательства. Мы должны себе ответить на вопросы: сколько они получили субсидий, сколько создали реальных рабочих мест, сколько платят налогов, сколько продукции отправили на экспорт. Уже сейчас можно найти такие предприятия, как пятизвёздочный курорт-отель класса люкс, которому выделили 699 млн тенге. Однако за последние 5 лет это предприятие выплатило всего 9 млн налогов и, судя по отсутствию налоговых поступлений за последний год, возможно, вообще приостановило свою деятельность. Это частный случай, а есть и более системная проблема – например, одно рабочее место, созданное по этой программе, в среднем обошлось в 5,4 млн тенге.

 

Анализ доступных данных, несмотря на их ограниченность, тем не менее позволяет выявить, что из 4 084 юридических лиц, просубсидированных по ДКБ-2020 за 2010-2017, только у 51% увеличился оборот. 34% просубсидированных предприятий и 31% прогарантированных за 2010-2017 и вовсе показали отрицательный финансовый результат. Большинство предприятий, получивших положительный финансовый результат, относятся к обрабатывающей промышленности, но её поддержка была на уровне 29% от общего количества субсидий и 26% от гарантий (в этой части лидером стала торговля).

В качестве вывода можно сказать, что ДКБ-2020 гордо, но тщетно пытается субсидированием из бюджета решить фундаментальную проблему низкой доступности финансов в нашей экономике. Получается не очень. Доступность кредита для бизнеса все последние годы падала и уже упала до исторического минимума, ~22% к ВВП. Даже в подсанкционной России этот показатель значительно выше – 46,6%. И государственными субсидиями проблему не решить. Эта проблема - результат неэффективности текущей монетарной политики, исправление которой в ближайшем будущем не просматривается, пока не будут критично рассмотрены результаты 3,5-летнего монетарного эксперимента, который мы почему-то называем «свободно плавающий курс» и «инфляционное таргетирование».

Пока же программу можно в шутку предложить переименовать разве что в «ДКБ-0,1%», что более адекватно покажет её охват – только 0,1% субъектов предпринимательства, или около 13 тыс. компаний и ИП. Причем примерно половине из юрлиц, которые получили субсидии, эта поддержка не помогла увеличить деловую активность, а треть, наоборот, даже снизила её.

Безусловно, десяток тысяч предпринимателей счастливы получить хоть какую-то инъекцию господдержки в условиях постоянной интоксикации дорогими кредитами. Лучше хоть что-то, чем ничего. Однако вряд ли текущие инструменты ДКБ можно считать системными решениями, и вряд ли программа приблизит нас к цели развития МСБ до искомых 35-40% к 2025 году, которую обозначил нам глава государства на последнем совещании Совета национальных инвесторов. Будем надеяться, что очевидная ограниченная эффективность инструментов программы будет учтена правительством при дизайне новой госпрограммы по поддержке предпринимательства до 2025 года и будут предложены существенно более системные меры по доступности финансов и развитию МСБ.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6331 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить