Пряники, поводок и кнут для бизнеса

Во вторник, 12 марта, на заседании правительства РК опять говорили о развитии предпринимательства и улучшении бизнес-климата в стране

Иллюстрация: vrn-business.ru

Тема эта довольно популярна среди чиновников. Особенно после того, как в 2012 году на официальном уровне было заявлено, что к 2020-му Казахстан должен довести долю малого и среднего бизнеса в структуре экономики до 40%. Над головой правительства, как дамоклов меч, также висит необходимость постоянно улучшать позиции Казахстана в рейтинге Всемирного  банка  Doing Business. И, судя по всему, именно этот рейтинг, а не реальное положение вещей является главным мерилом эффективной работы чиновников. Хотя, как показал финансово-экономический кризис, ни один рейтинг не является надежным индикатором успеха или провала.

Пряники

В январе премьер-министр Серик Ахметов заявил: «Хотел бы подчеркнуть, что вопрос улучшения деловой среды в нашей стране для казахстанских предпринимателей и индикаторов рейтинга Doing Business Всемирного банка находится под пристальным вниманием правительства, что весьма важно в свете общенациональной идеи вхождения в число 30 наиболее конкурентоспособных стран мира».

В этот раз, открывая заседание правительства, премьер подчеркнул: «Правительством продолжается работа по сокращению на 30% разрешительных документов, а также идет оптимизация контрольно-надзорных функций госорганов».

В целом казахстанский бизнес, по мнению чиновников, может спать спокойно, так как для его поддержки и развития было разработано немало государственных программ: «Производительность-2020», «Занятость-2020», «Дорожная карта бизнеса-2020», «Программа развития моногородов», «Агробизнес-2020» и др. Также ведется работа по открытию Центров обслуживания предпринимательства в регионах страны до конца 2013 года. В пяти областях республики уже существуют мобильные центры для поддержки бизнеса в отдаленных районах. Плюс к этому в моногородах работают 24 центра поддержки предпринимательства.

На заседании правительства также было озвучено, что до 1 мая 2013 года Министерство регионального развития РК должно внести в правительство предложения по изменению «Дорожной карты бизнеса-2020», чтобы до 1 октября обеспечить своевременную разработку законопроекта. В частности, речь идет о снижении «потолка» по минимальной сумме кредита в 3 раза - с 4,5 млрд тенге до 1,5 млрд. Хотя, по мнению кандидата экономических наук Каната Берентаева, серьезной проблемой для развития бизнеса является не этот «потолок», а  слишком завышенные процентные ставки по кредитам, в том числе краткосрочным. Правительство также собирается провести автоматизацию выдачи всех разрешений и завершить ревизию законности проверок контролирующих органов.

Но все эти инициативы уже были упомянуты в стратегии «Казахстан-2050», где увязывались с деятельностью республики в Едином экономическом пространстве и с предстоящим вступлением Казахстана в ВТО. По мнению президента, в стране должны быть сотни тысяч предприятий, даже если там трудятся по пять-десять человек.

Кстати, в этой стратегии четко обозначались другие задачи правительства на 2013 год. В частности, речь шла о необходимости внести до конца этого года изменения в налоговое законодательство для ликвидации перекосов в системе налогообложения малого и среднего бизнеса, которые препятствуют их развитию и росту. С этой целью перед правительством была поставлена задача четко разделить бизнес на четыре группы: микро, малый, средний и крупный. Чуть позже появилось сообщение о том, что к малому бизнесу будут относиться предприятия со среднегодовым доходом  около 91 млн тенге, а к крупному бизнесу - те компании, которые имеют свыше 4,5 млрд тенге. Средний бизнес должен располагаться где-то посередине. Что касается микробизнеса, то под него был принят закон «О микрофинансовых организациях». Заявлено, что он направлен на развитие сферы микрофинансовых услуг, укрепление финансовой деятельности и прозрачности микрофинансовых организаций, обеспечение доступности микрокредитов широким слоям населения, защита интересов потребителей услуг микрофинансовых организаций. Кроме того, президент поручил правительству до конца первого полугодия 2013-го отменить все разрешения и лицензии, которые напрямую не влияют на безопасность жизнедеятельности граждан Казахстана, и заменить их на уведомления.

К «пряникам» также можно отнести попытку государства провести декриминализацию финансово-экономических преступлений. Кстати, на 13 марта в рамках пленарного заседания мажилиса парламента РК по этой теме запланировано выступление министра юстиции Берика Имашева. По мнению президента Союза адвокатов Казахстана Ануара Тугела, в новом Уголовном кодексе из перечня экономических преступлений нужно убрать те, что не являются общественно опасными и почти не используются в правоприменительной практике.

Поводок

В стратегии «Казахстан-2050» также заявлено, что все эти государственные меры по поддержке бизнеса направлены на создание необходимых условий и предпосылок для перехода мелких предприятий и индивидуальных предпринимателей в разряд средних. Идея вроде бы хорошая, но с явным политическим подтекстом.

Крупный бизнес контролировать легче, чем мелкий, используя «кураторов» в лице существующей Национальной экономической палаты «Союз «Атамекен» или создаваемой Национальной палаты предпринимателей, под крышей которой власть призывает консолидировать бизнес. Формально все это делается для паритетного диалога бизнеса с правительством на базе лозунга: «Сильный бизнес - сильное государство». Но, с точки зрения чиновников, сильный бизнес должен быть управляемым. Поскольку без управления это уже потенциальный политический игрок. В рамках ФНБ «Самрук-Казына» власть уже смогла консолидировать национальные компании, которые прежде напоминали «государства в государстве». Похоже, такая же судьба ждет и частный бизнес.

Здесь стоит обратить внимание на интересное исследование австралийских экономистов Г. Сиглетона и М. Тернера, которые ввели понятие «неформальный корпоративизм». Свой анализ они делали на примере некоторых стран Юго-Восточной Азии, которые в Казахстане в свое время рассматривали как образец для подражания. Речь идет о Сингапуре и Малайзии. Также в обзоре ученых представлены Южная Корея, Индонезия и Филиппины.  По мнению политологов, для этих стран был характерен «симбиоз правительства и бизнеса, находящий свое выражение в корпоративистском, патримониальном их взаимодействии». В результате государство взаимодействует только с теми структурами, которые являются монополистами в сфере представительства тех или иных интересов. Более того, государство само заинтересовано и активно участвует в создании таких монополий.

В Казахстане подобная модель взаимодействия принимает форму так называемого «зонтика»: за ключевыми социально-политическими, информационными и экономическими сферами закреплен «куратор» в виде той или иной институциональной структуры. Но если в Сингапуре или Южной Корее такая модель дала свои позитивные плоды, то, например, на Филиппинах бизнесмены и чиновники были связаны лишь коррупционными связями.

Кнут

Несмотря на «пряники», которые должны подсластить жизнь казахстанского бизнеса, главным «кнутом» до сих пор является коррупция. Например, в рейтинге бизнес-климата регионов, подготовленного журналом Forbes Kazakhstan, говорится о том, что слишком высокий уровень коррупции в областях не позволяет говорить о благоприятной бизнес-среде, так как лишает ее устойчивости. По данным депутата мажилиса Айгуль Соловьевой, около 20% компаний в Казахстане платят чиновникам взятки. По ее словам, коррупционная схема представляет собой лоббирование аффилированных предприятий путем сговора с должностными лицами для учета их интересов.

Существенным риском является и то, что снижение качества госуправления сопровождается параллельным ростом функций госструктур в жизни общества, в том числе в экономике. Поэтому не удивительно, что, по мнению первого вице-премьера Бахытжана Сагинтаева, гос органы выступают против сокращения разрешительных документов для бизнеса.

Вся пикантность ситуации еще и в том, что функции «контролеров» и «смотрящих» пытаются вернуть себе те органы, у которых они  уже когда-то были сокращены. Более того, по словам Сагинтаева, желая получить назад разрешительные функции, некоторые  госструктуры даже умудряются мотивировать это… противодействием терроризму. Но проблема заключается в низкой способности самих государственных структур проводить эффективную экономическую политику. В результате, по мнению вице-президента Ассоциации торговых предпринимателей Казахстана Жибек Ажибаевой, даже если действующие нормативно-правовые акты неплохие, то хромает их исполнение на местах. В этом случае стремление к государственному капитализму может легко трансформироваться в номенклатурный диктат, когда главной фигурой в экономике станет не бизнесмен, а коррумпированный государственный служащий.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5533 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
2 декабря родились
Данияр Сугралинов
генеральный директор ТОО «KazNet Media»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить