Правительство меняет двигатель экономики

Экономист Тимур Исаев: «Казахстан пойдет по китайскому пути – в предстоящие 5 лет правительство намерено поддерживать экономический рост за счет не внешних рынков, а внутреннего спроса. Его источником станут беспрецедентные госрасходы»

Фото: uralskweek.kz
В предстоящие 5 лет правительство, которое сегодня возглавляет Карим Масимов (на снимке), намерено поддерживать экономический рост за счет не внешних рынков, а внутреннего спроса.

Прогноз ритуального значения

В своем прогнозе социально-экономического развития Казахстана на 2015-2019 правительство, признавая нашу зависимость от внешних рынков, отметило, что в этом году «сохраняется неопределенность развития в мировой экономике». Утверждение столь же очевидное, сколь и бессмысленное. Когда в мировой экономике не было неопределенности? По крайне мере, за последние пару сотен лет такого золотого времени не наблюдалось. Мировая экономика – сложнейший и чрезвычайно изменчивый механизм, прогнозировать который очень трудно, особенно наскоком, как это и сделали наши чиновники.

Они увидели три главных риска. Первый – неустойчивость цен на сырье, особенно на нефть. Второй – сокращение денежно-кредитного стимулирования в США, что приведет к резкому падению притока капитала в развивающиеся страны. Третий – эскалация ситуации на Украине, которая чревата ухудшениями в российской экономике.

Правда, что делать в связи с этими рисками и как они повлияют на Казахстан, правительство не сообщило. В целом анализ получился ритуальным. Похоже, он сочинен скорее для проформы. Потому что вне зависимости от содержательных изменений в мировой экономике наш кабмин вновь следует шаблону, состоящему из трех сценариев – базового, оптимистического и пессимистического. Вся разница между ними  заключается лишь в прогнозе мировой цены на нефть. Причем эти прогнозы выстроены не на каких-либо выкладках, а представляют набор вариантов - как по теории вероятности. Базовый сценарий – $90 за баррель, оптимистический – $100, пессимистический – $80.

Такой подход не меняется уже долгие годы. Все очень просто и вполне соответствует простому устройству отечественной экономики: продали нефть – деньги потратили через потребительский рынок и госпрограммы.

Оптимизм без причины

Что касается прогнозов развития отечественной экономики, то здесь правительство проявило неожиданный оптимизм. Это особенно странно на фоне оценки текущей экономической ситуации. Кабмин признал, что наблюдается замедление роста ВВП и инвестиций на фоне усиления инфляционных процессов, а достижение запланированных показателей будет возможно лишь благодаря государственному стимулированию.

Тем не менее, в последующие 5 лет правительство прогнозирует устойчивые темпы роста экономики в пределах 5-6,8%. В итоге к 2020 ВВП на душу населения должен превысить $21 тыс. Это нынешний уровень таких стран, как Польша или Венгрия, но недотягивает даже до уровня сегодняшней Греции. Так что от вхождения в число развитых стран в 2020 мы будем еще очень и очень далеко.

Грядущий год, по оценкам правительства, окажется наиболее напряженным. ВВП вырастет не более чем на 5%. При этом рост сельского хозяйства недотянет и до 3%, промышленности – до 2%, а горнодобывающая отрасль и вовсе обойдется без роста. Добыча нефти намертво застрянет на отметке 81,8 млн тонн. Металлургия покажет символический подъем – 1,7%.

Впрочем, на обрабатывающую промышленность тоже не возлагаются особые надежды. Первый год второй индустриальной пятилетки она завершит с ростом лишь 2,8%. Кстати, в последующем динамика улучшится, но тоже не впечатлит. Таким образом, правительство заранее программирует, что индустриальная пятилетка не приведет к значительному росту промышленности.

Так же и программа «Агробизнес 2020», по прогнозам кабмина, не обернется  серьезным ростом в сельском хозяйстве в предстоящие годы, а «Доступное жилье 2020» не вызовет существенного увеличения объемов строительства. В чем тогда суть реализации дорогостоящих госпрограмм, с точки зрения макроэкономики, – остается загадкой.

Экспорт товаров в следующем году вообще упадет на 2,2%, тогда как импорт вырастет на 3,1%. Ввоз товаров будет опережать по темам роста вывоз и в 2016. В результате, по прогнозам правительства, последующие два года в Казахстане сложится отрицательный счет текущих операций.

При этом кабинет пессимистично настроен и по отношению к импортозамещению, которое будет идти достаточно медленно. За 5 лет уровень покрытия внутреннего спроса отечественным производством вырастет всего на пару процентов.

Вся надежда - на домохозяйства

Возникает резонный вопрос: откуда затем возьмется рост, превышающий 6%, при столь вялой динамике в базовых сферах и стагнации в нефтедобыче? В своем прогнозе правительство называет несколько отраслей-чемпионов. Машиностроение вырастет на 8,2%, электроэнергетика - на 7,1%, транспорт – на 7%. Но этого, безусловно, мало, чтобы разогнать скорость всей экономики.

Поэтому ставка делается на два фактора – потребительский спрос домохозяйств и государственные инвестиции.

Домохозяйства, которые ранее не воспринимались как серьезная движущая сила экономики, теперь оказались в фокусе внимания. Правительство прогнозирует, что доля их потребления в ВВП вырастет с 52,6% в 2015 до 59,1% в 2019. Оно уверено, что активность потребителей сохранит рекордные темпы роста торговли - на 10,5% и в целом хорошую динамику сферы услуг (7,4%).

Правда, из прогноза правительства так и не удалось понять, на чем оно основывает свою веру в готовность казахстанцев тратить всё больше. В последние годы внутренний спрос рос как на дрожжах по двум причинам – благодаря росту реальных доходов и потребительского кредитования. 

Сейчас их влияние ослабло. Зарплаты фактически прекратили реальный рост и во многих отраслях даже не вернулись к значению, существовавшему до девальвации. В предстоящие 5 лет реальные зарплаты будут расти не более чем на 2% ежегодно.

Что касается потребительского кредитования, то государство постепенно переходит к политике его сдерживания, особенно беззалоговых кредитов. Да и объективное состояние рынка тоже росту не способствует, поскольку глубина закредитованности населения увеличивается, пусть ее и называют еще далекой от зарубежных аналогов. Это же касается и насыщения потребительского рынка. Например, бурный рост услуг связи основывался на расширении доступа к Интернету, особенно мобильному, но у этой ниши есть физический предел.

Чтобы подстегнуть потребительский спрос, государству остается разве что бросить клич больше есть, пить, чаще менять мобильные телефоны, мебель и автомобили. Либо политика в сфере потребительского кредитования все же не будет ужесточена, несмотря на политические заявления.

Дюжина министерств строительства

В отличие от потребительского спроса, с государственными расходами всё ясно. Они, как планирует правительство, будут поддерживать внутренний спрос и накопление основного капитала. Расходы на приоритетные республиканские бюджетные инвестиции  вырастут с 843 млрд тенге в 2014 до 1 трлн 126 млрд тенге в 2015. Затраты, связанные с регионами (Программа развития регионов, моногородов, модернизации ЖКХ, «Доступное жилье», «Ак булак») увеличатся с 254 млрд до 343 млрд тенге.

Различные программы по повышению качества госуслуг обойдутся казахстанцам в 130 млрд тенге - по сравнению с 81 млрд в 2014. Расходы на диверсификацию экономики вырастут на 85 млрд тенге.

Расходы на программы социальной модернизации – утроятся. Такими же темпами взлетят и затраты на формирование так называемых «точек роста» в Астане и Алматы – с 61 млрд тенге до 201 млрд.

Хотя содержание бюджетных приоритетов отличается, на самом деле все они сводятся к одному – масштабному строительству. Будут строиться различные гидросооружения, жильё, социальные объекты, транспортные сооружения, инфраструктура электроснабжения и газоснабжения. Размах стройки, которая развернется в будущем году, впечатляет.

Правительство уверено, что мультипликативный эффект строительства в виде спроса на материалы, сервис, транспорт взбодрит экономику не хуже энергетического напитка. Причем здесь важен сам процесс. Например, прямого экономического эффекта от госпрограмм, как мы уже отмечали выше, в ближайшую пятилетку фактически не ожидается. Ну, а какой может быть эффект, если чиновники озабочены только одним - освоением бюджетных программ?

По большому счету, отраслевые министерства и акиматы загружены делом, не свойственным управленческим структурам, – контролем за ходом всевозможных строек. Проще создать одно ведомство, которое бы профессионально ведало строительством под бюджетные деньги. По крайней мере, это эффективнее, чем иметь правительство из «12 министерств строительства».

Свою долю в рост госрасходов внесут и госкомпании, которые традиционно получат бюджетные вливания. Только на пополнение уставного капитала «Самрук-Казыны» будет выделен 61 млрд тенге.

Экономика внутреннего сгорания

Итак, Казахстан, благополучие которого по-прежнему будет зависеть от мировых цен на нефть и другое сырье, на ближайшие 5 лет выбирает стратегию переключения с внешних рынков на внутренний спрос. Это напоминает путь Китая, который начал разворачивать свою необъятную экономику с экспорта на внутренний рынок - как более стабильную опору.

Способна ли накачка экономики госинвестициями привести к ее росту? Безусловно. Запуск огромного количества строек просто не может не повлечь увеличение внутреннего спроса и не вызвать подъем ключевых показателей. Но увенчается ли подобная модель успехом в долгосрочном или хотя бы среднесрочном плане? 

У Казахстана и Китая есть несколько фундаментальных отличий. В Поднебесной размер рынка достаточен для того, чтобы постепенно компенсировать ослабление на внешних рынках. В Казахстане внутренний спрос несоизмеримо меньше. Но речь не только о емкости рынка в абсолютном исчислении.

Если в Китае происходит переориентация производства, то у нас переориентировать особенно нечего. Продукция нефтегазового и металлургического сектора не сможет быть поглощена внутренним рынком при любом раскладе. Что касается внутреннего спроса на потребительские товары, то отечественное производство здесь ничего предложить не может. Поэтому в нашем варианте, в отличие от китайского, переключение на внутренний спрос будет означать усиление импорта, то есть ориентация на внешнее предложение.

Иными словами, внутренние ресурсы станут просто быстрее сжигаться. Понятно, что материальные следы останутся и в нашей экономике в виде построенных объектов, инфраструктуры. Однако в большинстве своем – это активы, не приносящие прибыль. Затраты на них можно назвать государственными инвестициями лишь условно, поскольку они связаны только с расходами. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
18874 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 сентября родились
Иоган Меркель
член Конституционного совета, экс-заместитель генерального прокурора РК
Мухамеджан Турдахунов
учредитель Рудненского цементного завода, экс-президент ССГПО
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить