Почему техрегламент ЕАЭС по строительству угрожает интересам РК

Проектировщики и строители Казахстана требуют не допустить наднационального технического регулирования объектов недвижимости в странах ЕАЭС

Фото: © Depositphotos.com/ilze79

В рамках ЕАЭС продолжается обсуждение проекта единого технического регламента (ТР) «О безопасности зданий, сооружений, строительных материалов и изделий»

Появление разработанного нашими российскими коллегами проекта ТР имеет давнюю историю. Попытки его принятия, к счастью, безуспешные, предпринимались много раз - сначала в ЕврАзЭС, а после - в рамках Таможенного союза. Нынешняя попытка — последняя из этой серии, теперь в рамках Евразийского экономического союза.

Все эти годы профессиональное сообщество проектировщиков и строителей Казахстана настаивали на необходимости обеспечения свободы передвижения безопасной и качественной строительной продукции (в данном случае, строительных материалов и изделий) в рамках единого рынка на основе опыта Европейского союза в этой области регулирования, не затрагивая вопросы, касающиеся безопасности самих зданий и сооружений.

Приведу несколько аргументов, по которым профессиональное сообщество страны считает разработанный нашими российскими коллегами проект техрегламента юридически несостоятельным и противоречащим национальным интересам Казахстана в области обеспечения безопасности объектов недвижимости. Некоторые положения проекта ТР имеют вопиющее отклонение от европейских и прогрессивных мировых принципов технического регулирования в строительстве, грубо нарушают положения договора о Евразийском экономическом союзе и нормы законодательства РК.

Первый аргумент. Несостоятельность заявлений российских разработчиков ТР о том, что их проект якобы соответствует мировой практике технического регулирования в строительстве. Краткий ответ на это заявление: не соответствует, а, наоборот, грубо нарушает европейские принципы технического нормирования.

К примеру, соответствие российского проекта пункту 3 приложения № 9 «Протокол о техническом регулировании в рамках ЕАЭС» к договору о ЕАЭС. В нем требуется, чтобы в качестве основы для разработки технических регламентов ЕАЭС применялись «соответствующие международные стандарты (правила, директивы, рекомендации и иные документы, принятые международными организациями по стандартизации), за исключением случаев, когда соответствующие документы отсутствуют или не соответствуют целям принятия технических регламентов Союза...». Если сравнить российский проект с регламентом ЕС 305/2011, то можно убедиться: кроме базовых требований к сооружениям, взятым из приложения европейского аналога, весь остальной текст – это попытка вписать противоречащие европейской и лучшей мировой практике директивные подходы и методы строительного регулирования. По задумке российских теоретиков технического регулирования они должны исходить, как это практиковалось в условиях советской административно-командной системы, из наднационального союзного центрального органа.

В том же пункте договора о ЕАЭС отмечено: в «… технических регламентах Союза могут содержаться специфические требования, отражающие особенности, связанные с характерными для государств-членов климатическими и географическими факторами или технологическими особенностями, и действующие только на территориях государств-членов». Казахстан резко отличается от других стран ЕАЭС климатическими, географическими и технологическими особенностями. Российский проект же полностью игнорирует это требование договора о ЕАЭС и рассматривает обязательное наднациональное нормирование всех процессов жизненного цикла строительных объектов без учета характерных для союзных государств климатических, географических факторов или технологических отличий.

Второй аргумент. О грубом нарушении российским проектом ТР права субъекта самостоятельно выбирать средства соблюдения требований технических регламентов.

Это право предусмотрено и гарантируется договором о ЕАЭС. Это - официально закрепленная союзными государствами защита субъектов регулирования от произвола надзорно-контролирующих органов и мера, поощряющая применение в проектно-строительных решениях инноваций и прогрессивных технологий. Без этой гарантии в проектировании и строительстве начинаются застой и деградация с далеко идущими социально-экономическими последствиями. Так, в пункте 4 приложения № 9 договора о ЕАЭС сказано: «В целях выполнения требований технического регламента Союза комиссия утверждает перечень международных и региональных (межгосударственных) стандартов, а в случае их отсутствия – национальных (государственных) стандартов, в результате применения которых на добровольной основе обеспечивается соблюдение требований технического регламента Союза.

Применение на добровольной основе соответствующих стандартов, включенных в указанный перечень, является достаточным условием соблюдения требований соответствующего технического регламента Союза.

Неприменение стандартов, включенных в указанный перечень, не может рассматриваться как несоблюдение требований технического регламента Союза».

Российский же проект предусматривает не один, а два перечня - добровольного и обязательного применения. Наличие и обязательность применения второго (обязательного) перечня грубо нарушают вышеприведенные требования о том, что применение добровольных документов из перечня «…является достаточным условием соблюдения требований соответствующего технического регламента», а также о том, что неприменение документов перечня «…не может рассматриваться как несоблюдение требований технического регламента».

Третий аргумент. Пункт 2 приложения № 9 договора о ЕАЭС гласит, что оценка соответствия «…выпускаемой в обращение продукции требованиям технических регламентов Союза осуществляется до выпуска ее в обращение».

Справедливое требование - оценивать соответствие любой продукции, включая строительные объекты. Однако проблема заключается в том, что понятие выпуска строительного объекта (как продукции) в обращение на рынок не соответствует определению, данному в договоре о ЕАЭС. Там, напомню, выпуск продукции в обращение определен как «поставка или ввоз продукции (в том числе отправка со склада изготовителя или отгрузка без складирования) с целью распространения на территории Союза в ходе коммерческой деятельности на безвозмездной или возмездной основе». Здесь уместен вопрос к юристам: если здание, сооружение или их комплекс физически невозможно выпустить в обращение на рынок ЕАЭС, зачем оценивать его соответствие техническим регламентам Союза?

Четвертый аргумент. Об абсурдности применения к объектам недвижимости маркировки, которую договором о ЕАЭС требуется применять к продукции, выпускаемой в обращение на рынок. В пункте 6 приложения № 9 подчеркнуто, что продукция «...подлежит обязательной маркировке единым знаком обращения продукции на рынке Союза».

Интересно, на какое место строительного сооружения предлагается наносить обязательную маркировку единого знака обращения данного сооружения на рынке Союза?

Или очевидно другое, что разработчики сильно ошиблись, рассматривая предметом наднационального технического регулирования недвижимые строительные объекты, которые не относятся к перемещаемой по территории Союза продукции и по этой причине не требующей упаковки, маркировки, перевозки, складирования и хранения.

Пятый аргумент. Российский проект ТР юридически несостоятелен и вносит путаницу в нормативно-правовую практику союзных государств и Казахстана.

Согласно предложениям россиян, проекты так называемых «строительных норм ЕАЭС», предназначенных для включения в перечень документов обязательного применения, разрабатываются «рабочей группой представителей национальных органов исполнительной власти... в области строительства, и принимаются совместным решением указанных органов», а затем после включения в перечень вступают в силу на территории Союза в качестве «национальных нормативных документов» обязательного применения «без переоформления и дополнительной регистрации».

Однако для юристов должно быть очевидно превышение Евразийской экономической Комиссией (ЕЭК) своих полномочий, если они начнут вводить в прямое действие на территориях стран-членов Союза нормативные документы, не предусмотренные полномочиями, которые члены Союза делегировали ЕЭК договором о ЕАЭС. В соответствии с договором о ЕАЭС, нормотворческие полномочия ЕЭК в части технического регулирования ограничены только правами принятия ТР и утверждения перечня добровольных стандартов, ни о каких других документах обязательного применения, в том числе строительных норм ЕАЭС речи там не идет.

Принятие проекта ТР, предлагаемого нашими российскими коллегами, отбросит техническое регулирование в строительстве в советское прошлое и изолирует строительный рынок ЕАЭС и Казахстана от окружающего мира и Европы.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
8432 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
24 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить