Пётр Своик: Зимой следует ждать досрочных выборов

Причём скорее президентских, чем парламентских – считает известный казахстанский экономист, приводя в доказательство своего прогноза аргументы спорные, но внимания заслуживающие

Фото: lada.kz

Оттолкнёмся от уже высказанного мною тезиса, что последние громкие назначения акима Астаны и министра обороны – предпоследний пазл комбинации «переходного периода». И что в таком случае зимой следует ждать досрочных выборов в мажилис, после которых Дарига Назарбаева займет последнее ключевое для предстоящего транзита власти место председателя нижней палаты парламенты, охраняемое ныне Кабибуллой Жакуповым.

Но расстановка на всех ключевых постах давно отобранных и проверенных людей вовсе не означает, что Елбасы готов передать свой пост «наследующему» ему председателю сената и запустить общий сценарий перехода власти.

Если не зацикливаться на здоровье, с которым, похоже, все под контролем, то, по моему мнению, совершенно очевидно, что транзитный период для Казахстана действительно наступил. Но он начинается вовсе не с проблемы передачи президентских полномочий кому-то следующему. И далеко не исчерпывается только этим.

Транзит - и не персональный, а системный - уже начался в силу двух объективных обстоятельств.

Во-первых, исчерпала свой потенциал нынешняя политическая и экономическая модель. Основы её были заложены в 1995-1999, и она действительно получила мощный импульс развития в ходе нулевых «тучных лет», вплоть до кризиса 2007-2008.

Эта система далеко еще не потеряла жизнеспособность, она вполне может существовать и еще какое-то время, но уже увядая, а не развиваясь. В чисто экономическом смысле источники ее развития «увяли» объективно, поскольку опора на иностранные инвестиции обернулась перекосом в исключительно «вывозные» направления экономики. Причем и сам вывоз доходов на эти инвестиции давно уже арифметически превысил поступление инвестиций новых. То же самое - и с выстраиванием национального кредитного процесса на основе внешних заимствований: арифметически обслуживание внешнего долга давно уже выносит из страны валютных ресурсов больше, чем удается назанимать новых. Утроенная же стоимость кредитов для юридических лиц и учетверенная для физических - удушает сам кредитный процесс: объем «плохих» кредитов не рассасывается, а кредитное поле – не расширяется.

Увял и фактор физического наращивания объемов «вывозной» экономики. Мировая биржевая конъюнктура в черной и цветной металлургии не позволяет полностью задействовать даже имеющиеся мощности, к тому же и с сырьевой базой множатся серьезные проблемы.

Что же касается нефти – здесь Акорду очень и очень подвел Кашаганский консорциум. А теперь вот и собственно нефтяные цены ставят под вопрос окупаемость этого месторождения - крупнейшего не столько по запасам, сколько по вложенным в него средствам.

Что же касается главной движущей силы любой рыночной модели – стремления к наибольшей предпринимательской прибыли, то она тоже уже серьезно выдохлась. Дело в том, что субъектом всех трех главных опор казахстанской экономики: экспорт сырья, иностранное инвестирование и кредитование и дистрибуция иностранных товаров - является сама власть. И напрямую аффилированные с этой властью бизнесмены. Так вот, у всех властных и провластных группировок период первоначального накопления капиталов давно закончился. Капиталов накоплено и отложено (в основном - за границей) настолько много, что забота «как бы еще накопить» давно уже сменилась иной - «как бы это сохранить». Поскольку выводимые из страны и откладываемые за рубежом богатства, в силу непроизводительного своего характера, не столько преумножают доходы владельцев, сколько требуют затрат на содержание, «экономика на вывоз» работает теперь просто на самосохранение. То есть, если в начале «тучных лет» скрепляющая и пронизывающая власть коррупция была свежей и азартной, то теперь она же превратилась в где-то уже даже тягостную рутину.

Итак, «осень патриарха» объективно совпадает с периодом увядания и «вертикали», и выстроенной на ней «вывозной» экономики. Что демонстрирует вся текущая деятельность правительства: организационные перетряски, не меняющие существа, и существо, не несущее новых идей и возможностей.

В самом деле, если мы посмотрим на все планы и действия правительства, то убедимся, что это только подготовка к ухудшению ситуации и «поддерживающая терапия». Даже главная фишка правительства – программа индустриально-инновационного развития - утверждена на следующие годы совершенно не пафосно, а почти секретно.

Отсюда - во-вторых. Мы имеем системный транзит даже не только казахстанской, а всей той политико-экономической модели, которая была выстроена и в России, и на Украине, да и в некоторых других постсоветских республиках тоже. Причем источник и движущая сила этого транзита находятся отнюдь не в Казахстане: они в конфликте между Москвой и Киевом и между Москвой и Брюсселем с Вашингтоном.

Казахстану же как «игроку второго хода» объективно ничего не остается, кроме как ожидать развязок этого глобального транзита. Поддерживая пока имеющуюся «вывозную» экономику и сформировавшуюся при ней властную систему.

Вопрос: как долго продлится такой транзит?

Учитывая, что это вовсе не девиантная ссора лично Путина с «цивилизованным сообществом», а глобальный системный кризис, процесс растягивается на годы и годы. Хотя насчет продолжительности «горячей» фазы, подводящей к той кульминации, на пике которой можно будет увидеть и дальнейшие развязки, можно говорить довольно определенно - от двух до трех лет.

Для иллюстрации сошлюсь на мнение профессора экономики парижской Школы политических наук Сергея Гуриева, заявившего в The Financial Times: хотя экономика России очень сильно зависит от нефти, накопленные в стране резервы и плавающий курс рубля смягчат удар, и Россия сможет года два продержаться в условиях нефтяных цен в $80-90 за баррель. После этого придется либо урезать расходы, либо поднимать налоги.

Еще недавно Сергей Гуриев был не французским профессором, а ректором Российской экономической школы, приверженцем либеральной экономики. Слова же его адресованы лидерам Западного мира: расчет на то, что санкциями Путина можно покорить или свалить достаточно быстро, не верен – потребуется больше двух лет.

Не будем здесь разводить дискуссию, как сработают санкции: на падение власти Путина или на ее укрепление. В одном сторонникам противостоящих версий придется согласиться: должно пройти достаточно времени, чтобы ситуация обрела более или менее определенные контуры.

Что же из этой неизбежной затяжки времени следует для нас?

То, что трудности и неопределенности затягивающегося транзитного периода следует пережидать все с тем же руководством.

А в таком случае, как я считаю, нам следует ждать вовсе не парламентских, а досрочных президентских выборов. Причем уже этой зимой. Почему досрочных и почему зимой – это не обсуждается: любому мало-мальски знакомому с нашими реалиями здесь всё понятно. Почему уже этой зимой, а не следующей – тоже очевидно: пока можно оттягивать и девальвацию, и серьезные сокращения социальных программ, а через год ситуация может и осложниться.

И президенту на таких выборах очень даже не помешает тот уже почти полностью составленный кадровый пазл, который так напоминает «переходную» комбинацию. Как самому такому переходу, когда дело к этому подойдет, совсем не помешает вовремя продленный президентский срок.

Что же касается выборов в мажилис – они, в случае досрочного обновления президентом своих полномочий, могут дотерпеть и до конституционных сроков. Хотя после осенней перетряски правительства что-то такое нависает и над депутатами…

В любом случае какие-то выборы под февральские метели, думаю, – грядут.

Примечание. Эта статья является прогнозом эксперта и публикуется в дискуссионном порядке. Позиция редакции может не совпадать с мнением автора.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
20295 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить