Отсутствие внятного законодательства тормозит перезапуск секьюритизации кредитов в РК

Дефицит «длинного» фондирования банков частично решается за счет механизма секьюритизации банковских займов

ФОТО: © Depositphotos.com/phonlamai

Если банк выдает кредиты по определенным стандартам (по целям и срокам, процентным ставкам, условиям предоставления и погашения кредита), возвратные денежные потоки можно «упаковать» в облигации и продать частным инвесторам. В таком случае банк, не дожидаясь погашения, вернет выданные средства и сможет вновь пустить их в кредитный оборот, расширив кредитное предложение. Инвесторы же получат облигации, гарантией которых выступит залоговое имущество по кредитам, «зашитое» в эти облигации.

В финансовой теории секьюритизация – это превращение будущих денежных потоков, обеспеченных активами или правом требования, в ценные бумаги. Как правило, секьюритизируют долгосрочные стандартизированные займы: ипотеку, потребительские и автокредиты, поступления по лизинговым договорам. Механизм превращения долгов в доход достаточно прост. Банк выделяет наиболее качественные кредиты и продает их специально созданной организации – SPV (special purpose vehicle), убирая долги со своего баланса. SPV выпускает облигации и предлагает их инвесторам. Деньги, поступающие по секьюритизированным кредитам, банк переводит SPV, которая, в свою очередь, осуществляет регулярные выплаты держателям облигаций. Кредитный рейтинг таких облигаций может быть выше собственного рейтинга банка, так как в обеспечение передаются качественные кредиты, а на балансе остаются займы худшего качества. У банка появляется возможность вернуть «замороженные» в кредитах ресурсы и пополнить баланс ликвидностью.

Для Казахстана представляется интересным секьюритизировать ипотечные займы, которые считаются достаточно надежными. На начало 2020 их доля просрочки в совокупных банковских кредитах составила 5,9% против 23,6% по кредитам на потребительские цели граждан. Первый опыт ипотечных облигаций Казахстан получил в 2006 году. «БТА Ипотека», дочерняя компания БТА Банка, и голландский ABN AMRO заключили сделку секьюритизации на $150 млн. Выданные «БТА Ипотекой» кредиты под залог жилья в Казахстане купила голландская SPV, получившая финансирование материнского банка. Сделка стала дополнительным источником фондирования «БТА Ипотеки» в дальнейшей реализации ее кредитной стратегии. Финансист Владимир Ким, участвовавший в структурировании сделки, вспоминает, что ипотечные облигации выкупили в основном международные инвесторы: местным структура бумаг была не особо интересна.

- Тело ипотечного кредита гасится постепенно, и к концу срока он оказывается погашен. Поэтому ипотечные облигации погашаются по установленному графику и к концу обращения держателю выплачивается остаток. У корпоративных облигаций другая структура, во время обращения выплачивается только купон, а основной долг погашается по окончании срока обращения. В случае большого числа досрочных погашений ипотечных кредитов заемщиками срок обращения ипотечных облигаций уменьшится: это так называемый pre-paymentrisk. Инвестор в данном случае получает доход за меньший период, чем заявленный срок жизни облигации. И ему приходится это учитывать при принятии решения об инвестировании, – поясняет Ким.

По мнению собеседника, первый опыт секьюритизации в Казахстане вполне удался. «БТА Ипотека» погасила облигации, до последнего обслуживая займы и работая с неплательщиками и залоговым обеспечением. С погашением ее облигаций секьюритизация в Казахстане закрылась естественным путем. Финансовый кризис 2008–2009 годов прервал надежды на тиражирование пилотного опыта.

Беспроблемные банки

В настоящее время для казахстанской секьюритизации открывается окно возможностей. Коммерческие банки наращивают собственные кредитные портфели: выдача потребительских займов за три последних года, например, выросла с 2,9 трлн до 4,3 трлн тенге. Правительство запустило программы льготных займов для автомобилистов. Жилстройсбербанк и ипотечная компания «Баспана» (в январе 2020 реорганизованная путем присоединения к другой «дочке» Нацбанка – Казахстанскому фонду устойчивости, но сохранившая профиль оператора ипотечного кредитования) «разгоняют» рынок ипотечных жилищных займов. Если на начало 2018 в Казахстане выдали 1,1 трлн тенге ипотечных кредитов, то к началу 2020 – уже 1,78 трлн. Порядка 70% освоенных средств – заслуга государственных организаций. При этом на компанию «Баспана» возложена функция рефинансирования банковских портфелей ипотечных кредитов, которую она быстро осваивает. С учетом того что крупным инвесторам не хватает надежных бумаг, секьюритизация может получить в Казахстане долгосрочную прописку.

Заместитель председателя правления BCC Invest Алибек Уразаков считает, что секьюритизированные облигации будут интересны институциональным инвесторам прежде всего высоким качеством залогового обеспечения, благодаря чему кредитный рейтинг бумаг может быть на уровне суверенного рейтинга ВВВ-.

- В основном секьюритизированные облигации – бумаги со средним либо длинным сроком обращения. Соответственно, инвесторами могут выступать в основном страховые организации или ЕНПФ. Потенциальная емкость рынка облигаций составляет 100–200 млрд тенге, цифра достаточно хорошая с учетом текущих рыночных объемов размещения корпоративных облигаций, – отметил Уразаков.

Тем не менее не все так просто. Совсем не факт, что растущие кредитные портфели БВУ станут объектом секьюритизации. Она интересна, когда банк достиг кредитного потолка и больше не может наращивать портфель – появляется давление на капитал. В этом случае имеет смысл делать секьюритизацию, подразумевающую, что выданные кредиты списываются и нормативы улучшаются.

- Сейчас у банков, за исключением нескольких мелких, нет проблем с капитализацией. И нет необходимости в секьюритизации, потому что отсутствует давление на капитал. Банки могут спокойно фондироваться за счет выпуска обычных длинных облигаций. Например, «Баспана» активно привлекала деньги через биржу и тем самым финансировала покупку населением жилья. Поскольку этой организации пруденциальные нормативы позволяли увеличивать кредитный портфель, ей секьюритизация не нужна, – отмечает Ким.

Вероятно, нет интереса к секьюритизации портфелей, которые включают ипотеку, выданную за счет государственных средств. В этой цепочке банки участвуют в качестве операторов программы, и выданные через них займы не увеличивают валюту баланса и не приводят к давлению на их капитал. Ким считает, что секьюритизация будет востребована МФО. Их кредитный портфель растет высокими темпами и может привести к проблемам с пруденциальными нормативами, особенно если Нацбанк усилит требования к нормам достаточности капитала. Однако при секьюритизации очень важен размер выпуска облигаций. Неэффективно выпускать облигации в небольших объемах – из-за высоких сопутствующих накладных расходов: получение кредитного рейтинга, услуги юридического агентства на создание SPV и организацию сделки и т. д. Секьюритизация оправдана с портфелем свыше 30–50 млрд тенге. Пока что ни одна из МФО не может себе позволить выделить такой портфель для секьюритизации, но рано или поздно это время придет. Хотя для МФО секьюритизация более проблематична, чем, например, для банка, признает Ким. Срок ипотечного кредита составляет 15–20 лет, но фактически может быть меньше – люди стараются погасить ипотеку как можно быстрее. У МФО же все займы короткие – до года или двух, поэтому срок жизни облигаций будет еще короче. В Казахстане пока нет инвесторов, которые бы покупали облигации на такие короткие сроки. Они нашлись бы в условиях развитого рынка ценных бумаг, когда мелкие и средние инвесторы рассматривали бы короткие секьюритизированные облигации МФО в качестве альтернативы депозитам. Срок у таких инструментов одинаковый, но доходность по облигациям может значительно отличаться от доходности по депозитам в большую сторону.

Законодательные прорехи

По мнению Уразакова, если говорить о потенциальных игроках, готовых секьюритизировать кредитные портфели, то здесь многое зависит от залогового обеспечения. Ведь чем ликвиднее и безопаснее залоги, тем интереснее имена. Поскольку эмитентом при секьюритизации выступает SPV, созданная с нуля компания, весь кредитный риск ложится на залоговое обеспечение, и инвесторы при принятии решения об инвестировании будут оценивать залоговое обеспечение. Здесь как раз и кроются для инвесторов существенные имущественные риски. Законодательство Казахстана зияет дырами, когда речь идет о защите имущественных интересов таких инвесторов. Например, оно не предусматривает особых требований к финансовому состоянию эмитента (SPV), в первую очередь это касается создания эмитентом резервного капитала.

Соуправляющий партнер Integrites Kazakhstan Рашид Гайсин уточняет, что к основным имущественным рискам инвестора относятся следующие. Во-первых, кредитный риск – вероятность несвоевременного исполнения эмитентом обязательства по уплате основного долга и начисленного процента по облигациям, в том числе риск дефолта эмитента и риск неплатежеспособности конечного заемщика. А во-вторых, риск неполучения удовлетворения из стоимости обеспечения в виде прав требований по банковскому займу. Например, когда банковские заемщики не осуществляют платежи по банковскому займу и, соответственно, эмитент не может погашать обязательства по облигациям. Кроме того, существуют налоговые риски, связанные с пробелами в налоговом законодательстве, когда, допустим, неверно рассчитанные суммы налогов могут стать причиной штрафных санкций.

- К основным мерам защиты, на мой взгляд, можно отнести установление обеспеченных обязательств, чтобы в случае возникновения любого из вышеперечисленных рисков, можно было обратить взыскание на предмет обеспечения. Более того, как вариант можно учитывать и формирование стабилизационного фонда, специально созданного для защиты прав инвесторов, – говорит Гайсин.

Вместе с тем качество залоговой оценки вызывает у инвесторов массу вопросов. При дефолте конечного заемщика, если обеспечением его кредита выступает недвижимость, держателям облигаций в обмен на права по ценным бумагам будет предложен залог. Соответственно, инвесторов интересует, является ли такой залог в достаточной мере надежным и обладает ли достаточным «запасом прочности». Иными словами, инвестору важно знать, насколько сопоставима стоимость залога с текущей рыночной стоимостью и какова будет его реальная цена в будущем, например, с учетом возможного ухудшения экономической обстановки в стране.

- Если говорить о нормативно-правовом поле в рамках данного вопроса, то мне кажется, что текущие редакции могут быть улучшены. Это касается как подхода к оценке залогов, так и процедур их реализации. В то же время следует отметить, что сам процесс сделки по секьюритизации весьма сложный. И некоторые вопросы по-прежнему остаются открытыми ввиду элементарного отсутствия опыта у участников и регулятора. Ведь более 10 лет на рынке не было ни одной рыночной сделки по секьюритизации активов, – рассуждает Уразаков.

Советник Integrites Kazakhstan Асель Мухамбекова, комментируя вероятность привлечения в казахстанские секьюритизированные облигации внешних инвесторов, называет основной проблемой текущего момента их боязнь покупать структурированные бумаги компаний с развивающихся рынков. Ипотечные займы, одни из самых привлекательных в рамках секьюритизации, большинство казахстанских банков трактуют как сомнительные ввиду повышенных рисков платежеспособности населения. К примеру, в 2006–2007 в Казахстане недвижимость стоила на порядок выше, чем сейчас, и многие ипотечные займы были валютными. Соответственно, после нескольких девальваций национальной валюты и снижения уровня доходов населения значительно увеличился риск дефолтов конечных заемщиков, права требования к которым могут выступать в качестве обеспечения облигаций.

- На наш взгляд, для стимулирования такого инструмента, как секьюритизация, необходимо предусмотреть в законодательстве определенные требования к финансовому состоянию эмитента, такие как резервный фонд, гарантирование со стороны банка-оригинатора, что позволит улучшить привлекательность облигаций, обеспеченных банковскими займами, – говорит Мухамбекова. Тем не менее она считает, что основным стимулом для перезапуска инструмента секьюритизации, помимо возможных изменений в законодательстве, является стабилизация экономической ситуации в стране. Если у потенциальных заемщиков будет меньший риск неисполнения обязательств по любым займам, включая ипотечные, то привлекательность включения таких активов в портфель инвестора значительно возрастет.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5458 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
26 ноября родились
Ербол Карашукеев
председатель правления АО «Национальный управляющий холдинг «КазАгро»
Ержан Байтасов
глава Media Holding Alatau
Бауржан Мухамеджанов
чрезвычайный и полномочный посол РК в Грузии
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить