Отчего плачут судьи и чего боятся инвесторы

Итоги полугодия подвели в пятницу, 13 июля, в Верховном суде. Обсудив, как продвигается объявленная реформа отечественного правосудия, глава Верховного суда Жакып Асанов пришел к выводу: надо изменить парадигму

Жакип Асанов
Фото: strategy2050.kz
Жакип Асанов

Отчётное совещание проходило достаточно живо. Демонстрация видеороликов и специальных слайдов, эмоциональные реплики главного судьи страны и мнения «заинтересованных сторон» в лице адвокатского сообщества и частных судебных исполнителей придавали налёт демократичности  традиционно чопорному формату подведения итогов.

Адвокаты против клеток

Сам Жакып Асанов «контролировал время»: предупредив в начале заседания выступающих об отведённом регламенте ровно в 7 минут, он сам следил за спичами. И как только очередной спикер превышал лимит, глава Верховного суда нажимал на кнопку, отключая микрофон выступающему, и информировал - мол, всё интересно, но время истекло.

Впрочем, основную мысль выступающие успевали донести. Так, исполнительный директор республиканской коллегии адвокатов Сергей Сизинцев считает, что в настоящее время «должно проводиться дальнейшее объединение всех адвокатов, оказывающих профессиональную юридическую помощь, и это должно происходить на базе адвокатуры, должен повышаться уровень профессиональной квалификации адвокатов». Также необходимы единые процедуры взаимодействия коллегии адвокатов, правоохранительных органов и органов юстиции.

Есть у адвокатского сообщества предложения и по модернизации правосудия.

- Мы предлагаем развивать международные стандарты организации мест размещения подсудимого и сторон в судебном процессе. Отказаться от клеток-кабин, обеспечить размещение адвокатов за столами и стульями в судебных заседаниях. Обеспечить доступ граждан к юридической помощи в помещениях судов, создать кабинеты для присутствия адвокатов. Предлагаем создать службу переводчиков в судах, с этим есть значительные проблемы, - продолжил Сизинцев.

Представитель адвокатского сообщества оказался первым, кто «попал» под семиминутное ограничение.

- Сергей Васильевич, договор дороже денег, но мне представляется ваше выступление очень интересным, - сказал ему Асанов, отключив микрофон. - Просьба передать, довести до соответствующих команд, надеюсь, мы их реализуем.

Кассация - это плохо

Председатель управляющего совета Коллегии коммерческих юристов Kazakhstan Bar Association (КазБар) Айгуль Кенжебаева говорила о доверии инвесторов к казахстанской Фемиде. При этом она подчеркнула: предлагаемые ассоциацией новшества во многом не требуют изменений в законодательство, «необходимо, чтобы в головах наших судей произошли такие же существенные изменения».

За примерами, по мнению Кенжебаевой, далеко ходить не нужно, они уже есть в нашей стране - на площадке МФЦА, где создан used committee, где судьи и практикующие юристы совместно обсуждают актуальные вопросы деятельности суда.

- Почему бы у нас при Верховном суде и при других судах не создать такие дискуссионные площадки, где представители сторон, юристы, адвокаты могли бы обсуждать какие-то общие вопросы, - предложила она.

Но главное всё же - в другом.

- Нужно добиться беспристрастности суда. Анализ судебных решений показывает, что всё ещё не изжита тенденция судей поддерживать интересы государственных органов даже там, где их позиция не правомерна. Суды должны понимать, что интересы государства состоят не в том, чтобы получить через суд какие-то суммы в бюджет, а в том, чтобы добросовестные предприниматели знали, что получат защиту в суде, и работали по закону. Суды также должны понимать, что по результатам рассмотрения дела в судах Казахстана иностранные инвесторы могут обратится в международный арбитраж. И вынесение без достаточных оснований решений судами, казалось бы, в пользу государства может обернуться большими убытками для государства, - констатировала представитель КазБара.

Она подчеркнула, что сейчас «все хотят попасть в кассацию и просят открыть доступ в эту инстанцию, убрать препоны».

- Причина здесь одна – плохо работает апелляционная инстанция. Поэтому надо не расширять возможности попасть в кассацию, а требовать от апелляционной инстанции полностью выполнять свои функции, как это предусмотрено ГПК. Апелляция должна выносить такие решения, чтобы у участников процесса не было причины жаловаться в кассационную инстанцию.

Повышение профессионализма судей – очень важно. Решения судов теперь хранятся в судебной базе и будут там навсегда, и судьи должны понимать, что даже через 300 лет его решения будут анализироваться юристами и будут вспоминать судей добрым или плохим словом. Желательно, чтобы всё-таки добрым, - сказала Кенжебаева.

К апелляционной инстанции возвращались в ходе заседания ещё не раз. Заместитель генерального прокурора Марат Ахметжанов привел такую статистику: по апелляции в текущем году в полтора раза выросло количество изменённых и отменённых судебных актов. Статистика показывает резкий рост пересмотренных в Верховном суде дел по протестам, за полтора года по ним кассацией исправлено более 700 приговоров.

- Это много или мало? Если взять, что цифра превышает общий показатель предыдущих, за 10 лет взятых, это, конечно, много. Но мы задаёмся следующими вопросами – чем вызван этот рост, хорошо или плохо? Несомненно, плохо, что 90% наших протестов Верховный суд удовлетворил, что нарушения подтверждаются и приходиться устранять в Верховном суде. Плохо, что люди годами ищут справедливости и находят её только здесь. Но есть и плюсы, что, наконец, исправили эти ошибки, многие люди годами сидели в местах лишения свободы. Только в текущем году по нашим протестам кассация улучшила положение более 200 осужденных. Из них полностью оправданы 12 человек, частично – 19, остальным снижено наказание, режим содержания, - сказал он.

О странной логике апелляционных инстанций говорил и сам председатель Верховного суда, приведя несколько конкретных примеров, когда судьи первой инстанции детально разбирались в сути иска, принимали правильное решение, но дальше апелляционная инстанция игнорировала все факты.

- В январе я обещал приводить конкретные факты и фамилии. Эти дела отменил Верховный суд, поэтому я имею право говорить, называть фамилии судей. Я некоторые вопиющие, на мой взгляд, случаи расскажу. Послушайте сами: В Алматы компания продает нефть за 600 миллионов. Времени на поставку 9 месяцев. Но что затевает покупатель: не ждёт 9 месяцев, а идёт в суд и выдвигает два требования: вернуть обратно 600 миллионов и возместить убытки. Хорошо, передумал покупать нефть, но при чём тут убытки? А суть именно в них. Нашелся эксперт, который искусственно «нарисовал» убытки в шесть миллиардов. Что делают суды Алматы: соглашаются, слепо удовлетворяют все, что просит покупатель, - привёл он пример.

Судьи стали инструментом

Положение судейского корпуса, как оказалось, главу Верховного суда очень удручает. С одной стороны, он посетовал на огромную нагрузку на судей. Если у государственных органов функции сокращаются, то у судов нагрузка только растёт, за последние пять лет объём работы судей вырос в два раза.

- Было 1,4 млн дел и материалов, сегодня 2,7 млн. Это же ненормально! Как мы можем требовать качества при такой нагрузке? В Алматы, в Астане судьи плачут, говорят – по 15-20 решений выдают за один рабочий день, - заявил он.

Впрочем, этой проблеме есть решение, и уже сейчас Верховный суд реализует ряд пилотных проектов в судах республики: по внедрению судьи-примирителя, института помощников судей, чтобы избавить собственно судей от лишней бюрократии. Но сам же он увидел и другую проблему:

- В Акмолинской области одна фирма имеет долг перед другой в 10 миллионов тенге, - привёл он пример из судебной практики. - Суд признает её банкротом, хотя активов на миллиарды тенге. Суть схем по этим двум делам – искусственно довести компанию до банкротства и забрать её актив – ценное месторождение. Вот в чём дело. Судей используют, чтобы таким наглым образом захватить чужой бизнес. Цель умысла - ценное месторождение. Не надо быть юристом, чтобы в этих схемах увидеть один и тот же сценарий. Здравый смысл подскажет, что это наглое рейдерство. Председатели судов Алматы Абдиканов и Акмолинской области Амиров, вряд ли всё это проскользнуло мимо вас, неужели вы не видели? Вас используют для захвата чужого бизнеса!

Диалог как опора для суда

Умение вести диалог глава Верховного суда считает одним из важнейших качеств судьи. Он уже неоднократно рекомендовал судьям (а раньше прокурорам) специальные книги по ораторскому мастерству. Но проблема не только в неумении говорить. Судьи не умеют и не хотят слушать.

- Мы не слышим прокуратуру, судебная система не слышит прокуратуру, я имею в виду Генпрокуратуру, - посетовал Асанов. - 550 протестов удовлетворены Верховным судом. Такого никогда не было! Это столько, сколько за последение 8-9 лет! Неужели это - несерьёзный сигнал? Мы не слышим. Почему? Потому что амбиции, потому что считаем, что мы лучше всех знаем, не надо нас учить. Вот эти амбиции мешают нам решать государственные вопросы. Пока эти амбиции будут - никаких улучшений в работе не будет.

Призвал он и инициировать диалог с другими сторонами. Например, в банковском секторе. В судах сегодня - 84 тысячи споров по банковским делам. Жакып Асанов обозначил, в чем причина:

- Банки что делают: дают договора, люди не читают, они только читают, сколько за месяц надо платить, какой срок, сколько денег получат. И всё. А там вот такой (показывает рукой толщину) талмуд договора, мелким шрифтом. Потом начинаются споры судебные. И каково судьям? Как они должны принимать решения? Поэтому нужно с Нацбанка (начинать). Не просто на уровне Верховного суда дела рассматривать, надо приглашать Нацбанк, приглашать все банки, и мы должны договориться. Они ведь своей работой порождают споры в обществе. А это обида, обида на государственную политику. Поэтому если из судей кто-то взялся и работает председателем, то он должен иметь организаторские способности. У него должно быть видение, он должен организовывать работу таким образом, чтобы убирать такие вещи.

Возврат к историческим корням

В разговоре о разгрузке судей от бюрократической работы, о внедрении и развитии новых институтов вроде медиации и судьи-примирителя прозвучало и предложение о возврате к истокам - суду биев. Советник председателя Верховного суда Сагатбек Сулеймен, рассуждая о существующих методах разрешения споров, заявил, что самым эффективным способом снижения споров является восстановление судов биев.

- Председателям судов нужно взять в руки вопрос о внедрении судов биев. В каждом населенном пункте есть уважаемые, авторитетные люди. Нужно их подготовить, обучить на курсах медиации и дать им звание биев. Они без бюрократии, без суда, с помощью силы слова смогут уладить конфликт и привести людей к общему решению. Тогда в обществе уменьшится количество споров, спадёт нагрузка на суды. Я думаю мы должны восстановить такое наследие предков, как суд биев. Уважаемые председатели судов, решение этого вопроса находится в ваших руках, - заявил он.

Когда карта не туда завела

Дольше всех выступал, разумеется, сам глава Верховного суда. В отведённые для самого себя минуты он не уложился, но это никого не смутило. Он призывал судей думать о людях, о том, как граждане через решения судов будут относиться к государству в целом.

- Задача судей - не выяснять, кто прав, кто не прав. Не эта задача для нас самая главная. Для нас самое главное - помочь сторонам найти взаимоприемлемое, устраивающее обе стороны решение. Это и называется восстановительным правосудием. Сегодня тренд глобальной юриспруденции не состязательность, о которой мы любим так часто говорить. Тренд - это восстановительное правосудие по гражданским делам и по нетяжким уголовным преступлениям, - заявил он.

Судьи же, разумеется, должны быть «в тренде». Не принимать ту или иную сторону, не защищать слепо интересы одной стороны, даже если эта сторона - государственный орган.

- Нужно найти решения с точки зрения людей. Надо нам изменить парадигму. Знаете, что такое парадигма? Это призма, через которую мы видим этот мир. Это карта. Парадигма - это наша карта. Но наша карта может быть абсолютно неправильной. Эту карту надо поменять. Потому что можно с этой картой прийти в Астану и не найти это место. Потому что это не карта Астаны, это карта Алматы. Давайте выправим нашу парадигму, нашу призму и нашу карту, - призвал судей Асанов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4925 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
15 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить