Объять необъятное

или Как научиться рассчитывать влияние программного обеспечения на рост и конкуренцию

Архив пресс-службы
Цифровые технологии побили исторический рекорд телефона и телеграфа

Впоследний день июля Бюро экономического анализа США впервые назвало научные исследования инвестициями в основной капитал. Программное обеспечение теперь является интеллектуальной собственностью.

Это хорошая новость для выдающихся экономистов, и, по мнению экспертов института McKinsey, она имеет свои последствия для топ-менеджеров, так как отражает несоответствие между цифровой экономикой и методами ее анализа. 

Несоответствие начинается с определения цифрового капитала. Общепринятое определение звучит так: это ресурсы, из которых создаются новые товары и услуги цифровой экономики. С одной стороны, это так называемое «железо» или осязаемые аппараты и их компоненты вкупе с базовым ПО для интернета. В подавляющем большинстве компаний они числятся как капиталовложение. Однако главным двигателем цифровой экономики являются неосязаемые активы. 

Как и все неосязаемое, они принимают разнообразные формы: уникальный дизайн, который обслуживает множество пользователей и упрощает их работу, системы регистрации поведения пользователей, социальные анкеты. Также это и уникальная атмосфера, которая привлекает клиентов и аналитические системы для больших данных, которые направляют нас и обеспечивают рост нашего бизнеса. В последнее время это еще и спектр бизнес-моделей для монетизации цифровых операций: патенты и процессы, с которых поступают авторские отчисления.

Бухгалтерия обычно относит эти возможности в разряд расходов, а не инвестиций. В итоге их финансирование не отражается как капитал. Так как расходы на них не амортизируются, то они занимают огромную долю в отчетах о доходах. Несмотря на эти операции, их нужно рассматривать как капитал. Поисковая система Amazon, которая рекламирует распродажи и персонализирует предложения, однозначно расценивается как капитал. Эти инструменты сложны и надежно защищены от репродукции, и именно они позволяют компании выжить и завоевать свое место на рынке. 

Экономическое значение

Если мы проведем историческую параллель с началом XX века, когда моторы получили широкое распространение, то увидим то же самое. Компании инвестировали в моторы и двигатели, но самый большой выигрыш получили люди, которые понимали, что эта технология способна изменить каждый процесс в производстве, а следовательно, увеличить производительность. Компании, которые смогли извлечь из этого пользу, оказались ценнее остальных. 

Сегодня рынок оценивает интернет-компании гораздо выше других секторов вроде сферы высоких технологий. Это произошло именно из-за переоценки данных 31 июля. Макроэкономические исследования McKinsey указывают еще и на то, что цифровой капитал стал одним из основных двигателей роста глобальной экономики. Этот вывод был сделан после пересмотра 40 национальных исследований. В 2005 году инвестиции в цифровой капитал составляли примерно 0,8% от их ВВП, в этом году отметка превысит 3,1%. Ценность этих инвестиций достигла $6 трлн, или 8,5% мирового ВВП. Уровень вложений в неосязаемый капитал составляет более половины всех вложений в осязаемую часть. Все данные указывают на то, что цифровой капитал составляет треть роста мирового ВВП. Это проявляется не только через проникновение капитала, но и через повышение производительности труда за 15 лет своего существования на рынке. Таким образом, цифровые технологии побили исторический рекорд телефона и телеграфа, который сделал то же самое за 20 лет. Для сравнения: паровой двигатель повлиял на человеческий труд через 80 лет, а электричество – через 40 лет. 

Пути реализации

Немногие компании сменили классификацию своих расходов; многие менеджеры даже не отличают достоинства от недостатков своих технологий. Даже если компания может доказать свою рентабельность, то испытывает затруднения в росте из-за недостатка инвестиций в цифровой капитал. Для исправления положения есть несколько идей. Относительно недавно бизнес научился использовать социальные сети для связи с наиболее ценными клиентами для того, чтобы манипулировать данными и улучшать свою стратегию. Также можно научиться отличать подходящие инструменты от ненужных. Многие компании видят причину роста в привычных действиях и упускают ценную информацию, которую могли бы извлечь из клиентов. Один онлайн-ресурс сделал ставку на серверную ферму, начал собирать взносы и только спустя годы понял, что недооценил социальные сети и упустил доход с рекламы.

Хорошим началом может стать обнаружение слабых звеньев в цепочке ценностей (вроде обслуживания или брендинга). Следует создать цифровые меры против вторжения по вертикали и горизонтали. Главным признаком такого вторжения является существование компаний с очень высоким уровнем доходов на каждого сотрудника. К примеру, производительность труда в Amazon вдвое выше среднего у обычных ретейлеров. Netflix генерирует большие доходы, чем все остальные кабельные операторы, только благодаря своей системе рекомендаций. Второстепенным признаком угрозы является появление необычных финансовых профилей. Так как цифровое финансирование считается операционными расходами, лидеры этой сферы имеют низкие уровни инвестиций и непропорциональные темпы роста. Вместе с тем у них меньше долгов, так как им редко нужны вливания и банки порой отказываются связываться с неосязаемым активом.

Остается только дипломатическая проблема. Компании часто ошибаются, полагаясь на технологические фирмы с хорошими рекомендациями, так как часто такие игроки не чувствуют рынок и обременяют партнеров устаревшими стандартами и платформами. В то же время есть компании, которые сделали ставку на лидеров в этой области и потеряли свои преимущества в пользу их силы. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5946 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить