Можно ли доверять рейтингу конкурентоспособности ВЭФ?

Финансовый директор АО «Visor Capital» Мурат Темирханов: «Не нужно быть специалистом, чтобы понять: чем выше участие государства в экономике - тем ниже конкурентоспособность страны»

Графика: i-g-t.org

Как сообщил в среду, 4 сентября, Forbes.kz, Казахстан поднялся на одно место (с 51 до 50) в рейтинге конкурентоспособности мировых экономик, составленном Всемирным экономическим форумом. У финансиста Мурата Темирханова  улучшение позиций РК в рейтинге ВЭФ вызвало смешанные чувства. Предлагаем вашему вниманию его размышления по этому поводу (г-н Темирханов специально подчеркнул, что высказывает лишь собственную точку зрения, а не позицию АО «Visor Capital»):

Мурат Темирханов.

«30 мая 2013 года Центр по изучению мировой конкурентоспособности Международного института развития менеджмента (IMD, Швейцария, Лозанна) опубликовал рейтинг глобальной конкурентоспособности, в котором участвовало 60 стран мира. В рейтинге IMD Казахстан опустился с 32 места на 34-е.

Среди основных четырех факторов рейтинга наибольшее ухудшение было по двум - «Эффективность правительства» (минус 5 позиций) и «Эффективность бизнеса» (минус 4 позиции). Такое снижение мне лично было понятно. Его причины я объясню ниже.

Мягко говоря, рейтинг удивил

В то время я уже хотел было написать статью на тему: «Снижение конкурентоспособности страны, в то время когда ее экономика растет, это - катастрофа с далеко идущими последствиями». Но я решил дождаться рейтинга по версии ВЭФ, поскольку именно он был принят нашим правительством и Нацбанком как плановый показатель по повышению конкурентоспособности Казахстана. И рейтинг Всемирного экономического форума меня, мягко говоря, удивил.

По этому отчету Казахстан поднялся с 51 места на 50-е. Казалось бы, радоваться надо, но меня не покидает ощущение, что с этим ростом что-то не так.

Анализ факторов конкурентоспособности по версии ВЭФ вызывает много вопросов. Например: что произошло в стране за год такого, что позволило улучшить на 6 позиций рейтинг по фактору «Независимость судов»? Ведь последние скандалы в судебной системе показывают, что ситуация с ее независимостью от других ветвей власти стала только хуже.

В этой таблице - изменения рейтинга Казахстана за год по каждому фактору конкурентоспособности. Она получилась большой, но ее будет интересно изучить, так как именно из детального анализа отдельных факторов возникают вопросы к достоверности рейтинга в целом. 

Ниже я хотел бы обсудить факторы конкурентоспособности, вызвавшие у меня наиболее серьезные вопросы. Некоторые - вне моей компетенции. Надеюсь, другие специалисты смогут объяснить, за счет чего за год произошли странно резкие улучшения в таких факторах, как, например,  «Качество образовательной системы» (+13), «Фаворитизм в решениях государственных чиновников» (+14),  «Инновации» (+19) и т.д.

Куда ни кинь – везде государственный клин

Первый мой главный вопрос: как Казахстан умудрился резко улучшить рейтинг (+15) в обобщенной категории «Эффективность рынка»? Повышение конкурентоспособности как-то не вяжется с тем, что правительство никогда не останавливалось в своем стремлении увеличить долю госучастия в рыночной экономике. Причем в последнее время это увеличение идет ускоренными темпами, и выкуп коммерческих активов государством сдерживается лишь его ограниченными финансовыми ресурсами.

Не нужно быть особым специалистом, чтобы понять: чем выше участие государства в экономике - тем ниже конкурентоспособность страны. Мы это уже проходили на практике. В Советском Союзе государственное участие в экономике было 100%, и именно поэтому СССР проиграл конкуренцию рыночным экономикам, как только резко упали цены на нефть. В сегодняшнем Казахстане, по некоторым оценкам, доля госкомпаний в экономике уже превышает 50%, а после объединения частных пенсионных фондов в ЕНПФ эта доля еще вырастет. За примерами далеко ходить не надо.

В нефтегазовой сфере государство приобрело и продолжает приобретать доли в ключевых добывающих проектах. Увеличение госконтроля над природными ресурсами не вызывает серьезных вопросов, но зачем нужно было получать контроль над тремя крупнейшими НПЗ? Переработка - чисто конкурентная среда, и участие государства в этой сфере должно ограничиваться лишь контролем над соблюдением добросовестной конкуренции, и всё!

В электроэнергетике государство уже стало, по сути, ведущим игроком, владея 50 и более процентами акций в крупнейших генерирующих предприятиях, также обладая при этом 50-процентной долей ведущего производителя угля.

В металлургии государство создало горнорудную компанию, которая консолидирует все активы в этом секторе экономике.

Помимо этого, государство еще намерено играть ключевую роль в геологоразведке. В агропромышленном секторе создаются государственные монстры-холдинги. Сформирован национальный оператор аэропортов. И это еще далеко не полный список подобных примеров.

Тем не менее, всего этого правительству показалось мало. Оно еще решило зайти на финансовый рынок, где по определению все должно быть основано на высочайшей конкуренции. Объединение частных пенсионных фондов в один государственный просто обязано было снизить рейтинги конкурентоспособности финансового рынка Казахстана. НПФ по активам занимают 18% финансового рынка, включающего еще банки и страховые компании. То есть в результате пенсионной «реформы» исчезли рыночные отношения и конкуренция в такой большой доле финансового рынка. Также эта «реформа» и непонятные отсрочки в программе «Народное IPO» должны были резко отрицательно повлиять на другой фактор конкурентоспособности - развитие рынка ценных бумаг. С учетом того, что за год на банковском рынке не было никаких очевидных позитивных изменений (кстати, это уже пятый год, когда никак не решаются вопросы с плохими кредитами в банковской системе и с национализированными проблемными банками – БТА, Альянс Банк и Темiрбанк), то я ожидал серьезного падения конкурентоспособности в целом по всей категории рейтинга «Развитие финансового рынка». Однако, по версии ВЭФ, в ней мы вдруг подскочили вверх на 12 мест. Почему?! Интересно, ВЭФ читал оценки и прогнозы по нашей банковской системе, сделанные такими известными рейтинговыми агентствами, как Fitch, Moody’s, и Standard & Poor’s?

Кроме увеличения доли государства в экономике, правительство еще решило взять под полный контроль взаимоотношения между бизнесом и государством и между наёмными работниками и бизнесом. Для этого создана Национальная палата предпринимателей, подконтрольная правительству, членами которой в обязательном порядке станут все компании и индивидуальные предприниматели. В таком же ключе идет повышение роли единой профсоюзной организации, и так  подконтрольной государству. Очевидно, что всё это никак не сочетается с рыночными отношениями и конкурентоспособностью страны.

Закрыли глаза на скандалы

Помимо огосударствления рыночной экономики, в 2012-2013 произошли события, которые должны были сильно ударить по некоторым важным факторам конкурентоспособности Казахстана. Я имею в виду корпоративные скандалы в Казахмыс и ENRC и делистинг ENRC на Лондонской бирже. Как всё было красиво вначале, когда эти два флагмана частного бизнеса Казахстана листинговались на LSE! Высокая цена этих компаний на бирже свидетельствовали о том, что они прозрачны, имеют эффективное корпоративное управление, а интересы инвесторов и миноритариев хорошо защищены. Но - хотели как лучше, а получилось как всегда. Корпоративные скандалы и последующее падение стоимости акций и делистинг одной из крупнейших частных компаний Казахстана показали всему миру и нам самим, что бизнес в РК еще очень далек от мировых стандартов.

И как после таких скандалов на весь мир мы умудрились резко улучшить рейтинги по факторам конкурентоспособности «Корпоративная этика» и «Защита миноритариев» и сохранить очень высокое 10 место по «Защите инвесторов»? Интересно, сколько денег потеряли частные инвесторы в этих компаниях?

Здесь стоит отметить позицию государства. Там, где не надо, оно активно лезет в бизнес, но в этих случаях, когда государству необходимо было показать, что оно не потерпит непрозрачность, коррупцию, несоблюдение стандартов корпоративного управления и т.д., наше правительство как воды в рот набрало. Для меня это молчание говорит о том, что, возможно, в госкомпаниях дело обстоит еще хуже.

Кто владеет информацией…

В общем, мне совсем непонятно, почему вырос рейтинг конкурентоспособности Казахстана по версии ВЭФ. Возможно, это связано с тем, что казахстанским партнером Всемирного экономического форума был Национальный аналитический центр (НАЦ) при Назарбаев Университете, который, в свою очередь, на 100% принадлежит государству.

В своем отчете ВЭФ говорит, что без таких партнеров в каждой стране анализ конкурентоспособности страны был бы невозможен. Однако, если проводится анализ конкурентоспособности государства, то источник информации для него должен быть независим от самого государства. НАЦ в этом случае трудно назвать независимым. 

Не почить на лаврах      

…Сегодня правительство и Нацбанк вроде бы могут почивать на лаврах. У них были утверждённые планы по всем факторам конкурентоспособности по версии ВЭФ, и, судя по всему, большинство их выполнено.

Хочется надеяться, что на волне эйфории от такой положительной (и в то же время непонятной) информации от ВЭФ правительство не сядет окончательно на иглу природных ресурсов и монопольного положения большинства госкомпаний. Сейчас рост экономики происходит только за счет экспорта минерального сырья и благоприятных цен на него. Считаю, что, несмотря на кажущийся успех, нужно начать резко уменьшать долю государства в рыночной экономике.

Но создается впечатление, что для чиновников сейчас гораздо важнее расширить своё личное влияние на бизнес, увеличив таким образом «дивиденды» для себя. Никогда не поверю ВЭФ, что такой рост влияния государства на экономику может повысить конкурентоспособность страны. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
17066 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
29 февраля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить