Может ли государство быть эффективным менеджером

Тезис о том, что государство – плохой управленец, известен всем. Реализация различных госпрограмм, особенно связанных с реальным рынком, нередко лишь подтверждает правоту этого суждения

Арман Евниев - управляющий партнер компании «Yevniy Consulting Group»
Арман Евниев - управляющий партнер компании «Yevniy Consulting Group»

Возможно ли, чтобы государство вместо бюрократической машины стало эффективным менеджером? Управляющий партнер компании Yevniy Consulting Group, вот уже год успешно функционирующей на рынке консалтинговых услуг, Арман Евниев уверен – это возможно уже сейчас.

- Арман Кайратович, вы более 20 лет провели на госслужбе, но год назад  ушли с громким заявлением, что не хотите работать без результата. Как вам сейчас работа в частном секторе?

- Парадокс в том, что я сейчас для госслужбы делаю больше, чем находясь внутри нее. Не приукрашивая, могу уверенно сказать: мы делаем достаточно уникальные вещи. А именно – внедряем в государственных структурах проектный менеджмент. Это совершенно новый формат работы для госорганов, но в нынешнем году мы успешно реализуем этот механизм в Туркестанской области, в АО «Центр развития трудовых ресурсов» (дочерняя компания Министерства труда) и других госорганах. И могу уверенно сказать – это работает.

- Почему госорганы не могут сделать это сами?

- Дело в том, что все модели трансформации госструктур, которые существуют в мире, доказывают, что поменять структуру, находясь внутри нее, невозможно. Это доказано научным методом. Нужно выйти за пределы, посмотреть со стороны и лишь тогда можно что-то изменить.

Я в последний год приложил много усилий, чтобы адаптировать подход сетевой архитектуры и переложить на нашу систему, добавив туда проектный менеджмент. Результат этой работы оценили наши зарубежные вендоры-разработчики. Сама платформа – известный продукт, в мире есть много вариантов. Но казахстанский вклад в эту платформу – мы на нее наложили модель управления, проектный подход для госсектора с учетом его специфики. Когда вендоры увидели, что мы сделали, они откровенно сказали: «Мы 15 лет разрабатывали систему, но не могли представить, что ее можно так организовать». Нас спросили, готовы ли мы, что с этим продуктом будут выходить к правительствам других стран, потому что это реальный шаг вперёд в организации деятельности госорганов. Конечно, мы готовы, и мы будем ее продавать. Мы знаем, куда двигаться.

- Насколько я знаю, у нашего правительства тоже есть интерес к этой платформе и рассматривается возможность реализации на ее основе комплексного плана по восстановлению экономического роста до конца 2020 года.

- Да, мы уже загрузили в нашу платформу этот план, в нем 164 конкретных пункта. Теперь мы собираем конкретных исполнителей в госорганах, которые будут задействованы в его реализации. И уже сейчас, на начальном этапе обнаружили, что многие госорганы до сих пор выясняют, кто исполнитель, пишут друг другу письма, кому-то удобно ссылаться на коронавирус и дистанционный формат.

Наше решение все это упрощает. Мы даже посчитали: 58 исполнителей в госорганах плюс акиматы – порядка 80 исполнителей. В обычном режиме они каждый квартал должны писать отчет по исполнению, то есть 160 писем должны прийти в Министерство национальной экономики, они должны сделать свод и отправить отчет в правительство. Мы же предлагаем управлять всеми проектами онлайн и, по сути, видеть это все ежедневно. Это все реально, это не когда-то потом, а прямо сейчас можно делать.

Этот подход наша компания экстраполировала и на формирование и управление отраслевыми кластерами. Практический опыт развитых стран показывает, что кластерная политика позволяет значительно повысить производительность труда и может быть одним из самых действенных способов прорыва в постпандемийный период. Это основано на стыке проектного менеджмента и распределения имеющихся ресурсов, что даст четкие точки роста.

- Проще говоря, вы предлагаете программу, которая в режиме онлайн позволяет отлеживать действия каждого исполнителя на каждом этапе одновременно?

- Абсолютно верно. Больше того, пусть мы в самом начале, но я гарантирую, что если кто-то что-то не сделает, мы совершенно точно в режиме онлайн будем видеть, кто именно это не сделал. Вместо долгих переписок госорганов между собой, мы создали систему, в которой они вместе собираются командой, вместе реализуют шаги, документы готовят, расчеты делают. Это все можно делать нон-стоп, в дистанционном формате. И именно так это должно происходить, иначе этот план будет сорван.

- Но в программу нужно вносить данные, а мы же понимаем, что в госорганах всегда есть долгие этапы согласований, подписаний. Как с этим быть?

- Все гораздо проще. Откуда появляются все эти бумаги и согласования? Как правило, это следствие того, что исполнитель не может решить сам какой-то вопрос, и он вынужден получать разрешение, привлекать соисполнителя и так далее. Когда он начинает работать в нашей платформе, ему не нужно ничего писать и кого-то искать – все уже есть в составе команды. Отпадает сама необходимость чего-то ждать, согласовывать, получать одобрение. Если есть вовлеченные вышестоящие чиновники, они тоже в этой системе, выполняют свой круг работ. И ничего не нужно дополнительно вносить в систему, потому что работа идет в самой системе. Не надо писать отчеты, не надо требовать информацию о ходе реализации, все это видно.

- Есть еще и практическая реализация, взаимодействие с бизнесом. А мы знаем, что именно на этом этапе возникает масса сложностей уже у предпринимателей.

- Такую возможность мы тоже предусмотрели и уже обратились к НПП, чтобы реальные предприниматели тоже вошли в эту систему, видели все процессы и и тоже вместе работали как одна команда. Когда это произойдет, многие вопросы станут быстрее решаться.

В системе мы предлагаем возможность создания бизнес-проектов, которые получают господдержку. Если цель - построить какой-то объект, ввести его в эксплуатацию, провести модернизацию, это тоже проект, у него есть свои этапы, и все это можно сделать на платформе.

Я это часто называю «проектный Uber». Раньше, чтобы получить услугу такси, надо было звонить в таксопарк, говорить с диспетчером, заказать машину, ждать, на это уходило много времени. А сейчас мы можем за несколько минут в приложении сделать заказ, и система сама предоставляет наиболее подходящую машину. То же самое и здесь – те, кто реализует проекты, и те, кто создает для этих проектов условия, уже есть в одной системе, и когда возникает проблема, они ее тут же решают. Без всяких писем, запросов, согласований и ожиданий. Определено также время, раз в неделю, когда на специальных совещаниях можно пожаловаться на возникающие проблемы. Это заложено в стандартах проектного управления.

- То есть любой предприниматель со своим проектом может подключиться к этой платформе, видеть все процессы реализации всех направлений?

- Чтобы не было хаоса и информационного перегруза, предприниматель будет видеть только тех чиновников, которые как-то связаны с его проектом. В тот момент, когда в системе создается проект, формируется и команда. В команду получат доступ те чиновники, которые должны сделать что-то для проекта – акимат, фининститут, министерство и другие. Предприниматель дает им доступ, более того, он ставит им задачи и они берут эти задачи на исполнение. Если они эту задачу не выполнят, то уже их начальник, который тоже имеет доступ, видит, что есть проблема в конкретном проекте.

- У нас всегда проблема с исполнением на всех уровнях. От бизнеса звучат жалобы, что к чиновникам даже пробиться крайне сложно. Ваш проект, как я понимаю, позволяет отслеживать реализацию уже в процессе. А начальный этап, где обычно многое стопорится, остается без контроля?

- Как раз в этом и есть преимущества проектного управления в госорганах. Должна быть поставлена конкретная задача, четко зафиксированы этапы этой задачи по шагам, и должна быть персональная ответственность. Почему в Китае умеют строить 30-этажные здания за 15 суток? Потому что этому предшествуют несколько месяцев такого планирования ежеминутных шагов.

Может показаться, что все вышеназванные меры направлены лишь на государственный сектор, но это не так. Сейчас, когда мы говорим о слышащем государстве, все, что мы делаем, это реальный инструмент для бизнеса. А если быть точнее, это интеграция бизнеса и государства.

Давайте посмотрим на примере малого бизнеса. Несколько лет назад была поставлена задача, чтобы к 2030 году мы удвоили долю МСБ в экономике. На тот момент было 23%, сейчас 30%, планируется довести до 50% к 2030 году. Если реализовывать эту задачу на нашей платформе, модель будет такая: 50% - это индикатор. Чтобы его достичь, нужно декомпозировать ее на регионы, на области, исходя из их текущих показателей.

Каждому региону ставится свой конкретный индикатор, каждый регион со своей стороны декомпозирует это на районы. Каждый районный аким должен точно знать, что сегодня у него такая доля бизнеса, нужно доводить до такой в этом году, следующем и так далее. Нормальный аким района делает анализ своей ситуации, буквально поименно расписывает, где и какой предприниматель может определённую долю ему обеспечить. Он должен ходить за этими предпринимателями, выяснять, что им нужно. И должен работать принцип персонификации ответственности. Аким области ставит это на ежемесячный мониторинг – первый раз предупреждение, второй – выговор, третий – отставка. Другим это даст сигнал, что нужно делать и как работать. Что нужно встать с кресла и идти к людям. На примере МСБ легче всего показать эффективность работы такой системы.

- У вас прозвучали ключевые слова – «нормальный аким». А они есть? Можно представить, чтобы какой-то аким пошел за людьми?

- На самом деле нормальных акимов больше, чем нам кажется. И нормальных чиновников больше. Но в той системе управления, которая существует, ни хороших, ни плохих не видно в общем понимании, в общей массе никто не видит никаких результатов. А зачем работать хорошо, если этого никто не видит?

Я работаю непосредственно с исполнительными госорганами и с удовлетворением обнаруживаю, что в среднем звене сегодня очень много молодых, дерзких, амбициозных людей, которые хотят что-то делать, они понимают, что и как нужно делать. Мы предлагаем инструмент.

Когда создается такая система, одним нажатием кнопки можно будет видеть любой район, любую область. Это будет интересно и обществу – систему можно сделать открытой для всех, чтобы люди видели реальный результат работы акима своего села, города, района.

- Не боитесь, что тогда рухнет вся система? Вы отлично знаете, как развита у нас практика приписок и «воздушных» отчетов.

- Я вам так скажу: то, что мертво, умереть не может. То, что должно умереть – его нет, как ни считай, ни рисуй. Наоборот, мы от лишнего груза избавимся и наконец-то дальше пойдём.

А еще есть древняя казахская поговорка – «Ауыруды жасырған, ауырмай өледі». Мы должны диагноз этот открыто и честно себе поставить и лечить его.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
4339 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
14 августа родились
Еркен Касеев
генеральный директор ТОО «АмангельдыГаз»
Малик Салимгереев
управляющий директор по охране труда, окружающей среды и бурению АО «РД «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить