Мировая экономика восстанавливается неравномерно

ИТАКА, НЬЮ-ЙОРК – Шансы на быстрое и равномерное восстановление после кризиса COVID-19 практически сошли на нет, и сегодня мировая экономика сталкивается с резко расходящимися перспективами роста

ФОТО: © Depositphotos/carloscastilla

Хотя последнее обновление индексов отслеживания глобального экономического восстановления (TIGER) Brookings-Financial Times дает некоторую почву для оптимизма, оно также вызывает новые опасения. Эйфория от вакцинации сдерживается медленным распространением вакцины в большинстве стран, в то время как новые волны заражения COVID-19 угрожают многим экономикам траекториями роста.

В 2021 главными движущими силами глобального роста становятся США и Китай. Потребление домашних хозяйств и бизнес-инвестиции в обеих странах резко возросли, наряду с показателями доверия частного сектора. В большинстве стран восстановилось промышленное производство, что привело к росту цен на сырьевые товары и международную торговлю. Тем не менее США, Китай, Индия, Индонезия и Южная Корея, вероятно, будут единственными крупными странами, которые к концу этого года превысят допандемический уровень ВВП. В большинстве других регионов рецессия 2020 года скорее всего оставит долговременные шрамы как на ВВП, так и на занятости населения.

Экономика США стоит на пороге переломного года, поскольку массивные фискальные стимулы, либеральная денежно-кредитная политика и отложенный спрос ведут к быстрому росту ВВП. Возобновление доверия потребителей и деловых кругов привело в целом к значительному росту потребления и инвестиций, а финансовые рынки продолжали активно функционировать. Даже показатели рынка труда были более обнадеживающими: в марте было предложено 916 000 новых рабочих мест, что более чем вдвое превышает предложения в феврале и является самыми высокими цифрами с августа прошлого года.

В этом году задача лиц, определяющих разработку денежно-кредитной политики, будет заключаться в том, чтобы отделить фантомную инфляцию (неизбежное восстановление после 2020) от давления на базовую заработную плату и цены. Повышение доходности государственных облигаций – которое отражает сочетание лучших перспектив роста, инфляционного риска и проблемы задолженности – свидетельствует о проблемах, с которыми столкнутся директивные органы, когда они попытаются понять и управлять ожиданиями рынка. В идеале любые дополнительные меры стимулирования будут нацелены на одновременный рост совокупного спроса и повышение производительности в долгосрочной перспективе.

Между тем темпы роста Китая остались сильными и сбалансированными, поскольку правительство уделяло внимание среднесрочным структурным задачам и сдерживанию рисков финансовой системы. Недавнее Всекитайское собрание народных представителей вновь заострило внимание на изменении баланса спроса в сторону потребления домашних хозяйств и перенаправлении источников роста производства в сторону высокотехнологичного производства, сектора услуг, а также малых и средних предприятий.

Таким образом, власти Китая, похоже, склоняются к нормализации макроэкономической политики, с некоторой фискальной консолидацией и ужесточением денежно-кредитной политики, которая ожидается к концу года. Этот подход сопровождается пруденциальными мерами урегулирования для борьбы с пузырями в секторе недвижимости. Хотя при администрации президента Джо Байдена напряженность торговых отношений с США скорее всего сохранится, она больше не кажется основным фактором, влияющим на настроения в частном секторе или рост в любой из стран.

Напротив, европейские экономики, как в центре, так и на периферии еврозоны, борются с новой волной COVID-19, срывом программ вакцинации и отсутствием политического курса. Несмотря на то что промышленное производство, особенно в Германии, остается на высоком уровне, большей части еврозоны, вероятно, придется подождать до конца 2022 года, прежде чем она достигнет доковидных уровней ВВП.

Соединенное Королевство, которое в 2020 году столкнулось с двойным ударом от брексита и COVID-19, добилось большого прогресса в вакцинации своего населения, тем самым улучшив свои перспективы роста. Восстановление экономики Японии, напротив, кажется хрупким, несмотря на принятие обширных мер стимулирования, потребительское доверие остается слабым, а рост экспорта замедляется.

Что касается развивающихся рынков, сейчас, похоже, существует несколько экономических траекторий – одни намного лучше других. В Индии значительному восстановлению способствуют как производственный сектор, так и сектор услуг. Но вспышка коронавируса, рост инфляции и ограниченное фискальное пространство (из-за высокого уровня государственного долга) могут частично подорвать этот импульс.

На данный момент восстановление цен на нефть улучшило перспективы таких крупных производителей, как Нигерия, Россия и Саудовская Аравия. В отличие от них экономика Бразилии пошатнулась, что отражает неконтролируемое распространение вируса – результат неэффективного политического руководства. Турция сталкивается с аналогичными проблемами, но ей, по крайней мере, удалось добиться положительного роста в 2020.

После резкого падения в 2020 году в 2021 доллар США укрепился. Наряду с повышением доходности облигаций США многим странам с формирующимся рынком и другим развивающимся странам это не сулит ничего хорошего, особенно тем, у кого значительный объем задолженности в иностранной валюте. Давление на финансовых рынках может усилиться, если в 2021 сохранятся расходящиеся модели роста (при которых рост уязвимых экономик замедляется).

Таким образом, мировая экономика достигла поворотного момента. Многие страны пытаются решить, открывать ли свои экономики, несмотря на продолжающееся распространение вируса, и следует ли использовать дополнительные макроэкономические стимулы, которые могли бы их поставить перед неблагоприятным компромиссом между краткосрочными выгодами и долгосрочной уязвимостью. Неопределенность получила широкое распространение, ставки высоки, а проведение нерешительной политики нанесет ущерб доверию потребителей и бизнеса в странах с более слабой экономикой, усугубив экономическую напряженность.

Рецепт прочного и устойчивого восстановления остается прежним: решительные меры по борьбе с вирусом в сочетании со сбалансированными денежно-кредитными и фискальными стимулами и политиками, которые как поддерживают спрос, так и повышают производительность. В экономиках, которые быстро восстанавливаются, было бы преждевременно ослаблять темп в любом из измерений; в других областях политикам придется удвоить свои усилия в обоих направлениях.

Эсвар Прасад, профессор экономики Корнельского университета, старший научный сотрудник Брукингского института

Даррен Чанг и Ариан Кханна внесли свой вклад в эту статью

© Project Syndicate 1995-2021 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5272 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 мая родились
Владимир Божко
заместитель председателя мажилиса РК
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Ольга Абдрахманова: Мыслить по-крупному – это верный подход Смотреть на Youtube