Магбат Спанов: Мы залезли в долги не только к детям и внукам, но даже к правнукам

Почему экономика Казахстана оказалась на пороге застоя, сколько будет стоить доллар после Нового года и что надо сделать, чтобы вернуть стране сказочный экономический рост, который был в нулевых годах, рассказал Forbes.kz доктор экономических наук, профессор Магбат Спанов

Магбат Спанов
Фото: Серикжан Ковланбаев
Магбат Спанов

F: Магбат Уарысбекович, министр национальной экономики Казахстана Тимур Сулейменов 7 сентября, когда курс доллара на бирже перевалил за 375 тенге, заявил, что по модели министерства доллар столько стоить не должен, и это вопрос «психологический». Так ли это, на ваш взгляд?

- Я с ним согласен. Ещё в начале года, когда доллар стоил 318-320 тенге, я говорил о том, что он слишком занижен. По моим оценкам, он должен был быть на уровне 340-360 тенге. Потом начала кардинально меняться ситуация в мировой экономике, отпечаток наложили торговые войны, санкции против России. Я считаю, что санкции в отношении России уже напрямую начали затрагивать нашу экономику (по сравнению с 2014-2015 годами). Фактически так началось падение тенге.

F: Если все-таки будет реализовываться жёсткий сценарий по санкциям и активы российских госбанков за рубежом заморозят, как это отразится на тенге?

- Зависит от двух вещей: от действий правительства и от психологии. Что касается действий правительства, то для него это удобно. Я, может быть, вступлю сам с собой в противоречие, но скажу так: к сожалению, «в России плохо и у нас плохо» - очень удобная ширма. На самом деле в том, что у нас происходит, виновато наше собственное правительство. У нас нет жёсткого руководства экономикой, нет ручного управления, все катится по наклонной. Нет чёткого понимания, что делать в экономике. Ухудшать социальное положение населения означает расписываться в собственном бессилии. Правительство пытается погасить очаги нестабильности в экономике, хотя легче пожар предотвратить, чем потушить. Меры есть, но они идут вслед уже произошедшему случаю. По факту девальвация у нас уже состоялась. Что бы там ни говорили: был курс 310 (тенге за доллар) - потом 380-370 (на момент интервью - F).

F: Получается, будет ещё хуже? К чему готовиться?

- Тенге уже достиг дна с курсом 385. Мой прогноз: курс до конца года будет примерно на уровне запланированного правительством 360 тенге за доллар. Плюс-минус 5 тенге. На следующий год я прогнозирую 380-390 тенге за доллар.

Такие проблемы будут возникать, потому что у нас власть и собственность неотделимы. Все решения, принимаемые правительством, делаются в угоду крупным собственникам, а не населению. Решения направлены на решения макроэкономических проблем крупных владельцев, богатых людей. Любая девальвация - а осенью мы получили скрытую девальвацию - делается за счёт покупательской способности и ресурсов населения.

Мы видим, что правительство исчерпало возможности Национального фонда, что нет внутренних резервов. Правительство начало «залезать» в пенсионный фонд, стало использовать деньги Фонда медицинского страхования. Для чего создавался Национальный фонд? Он называется фондом будущих поколений, а сейчас мы тратим оттуда деньги. Мы залезли в долги не только к детям и внукам, но даже к правнукам!

F: Тут впору цитировать польского писателя Ежи Леца: «Когда я думал, что уже достиг самого дна, снизу постучали». Что нужно сделать, чтобы вернуть былой экономический рост? Сейчас доходы населения не растут, хотя и цены на нефть опять высокие.

- Государству нужно жить по средствам. Доходная часть бюджета покрывает ровно половину расходной части. Например, в этом году расходная часть бюджета - 11,2 трлн тенге, а доходная – 10,6 трлн. Из 10,6 трлн налоги составляют 5 трлн. Остальное – трансферты, приватизация, займы. Идет перерасход. Мы не живем по средствам и при этом проводим какие-то непонятные мероприятия, вкладываем в реализацию непонятных проектов в рамках ГПИИР. Сколько заводов уже запустили, но они не приносят доходов, требуют дополнительного содержания.

Я, например, сторонник того, что время пришло и надо расформировывать такие мегаструктуры, как «Самрук-Казына» и «Байтерек». Они должны работать в рыночной среде. Централизация хороша в теории, но на практике она увеличивает расходы.

Помните период, когда экономика Казахстана показывала наивысшие результаты в рамках ВВП? Наша экономика начала сильно расти, начиная с нулевых годов. Наивысший показатель был достигнут при премьере Тасмагамбетове - больше 13%. Но толчок развитию дал закон «О приватизации». Если брать структуру экономики в 1999, то 85% (перед рывком) было сформировано за счёт частного сектора, и только 15% - за счёт государственного.

F: Как изменилась эта ситуация?

- Сейчас доля государственного и квазигосударственного сектора в Казахстане достигает 60-70%, и только 30% - частный сектор. Это говорит о том, что структура экономики стала полугосударственной. Государство за счёт нефтяных доходов поддерживает экономическую активность. Но государство – очень плохой предприниматель.

В Казахстане нет внутренних инвесторов, а их основу должен составлять средний класс.  80% должны составлять инвестиции граждан, 20% - иностранные. У нас ситуация с точностью до наоборот. У населения нет накоплений для того, чтобы вкладывать деньги. Это несёт финансовые, политические, внешнеэкономические риски. Такая ситуация делает нашу политическую и экономическую систему очень нестабильной, уязвимой.

F: На финансовых рынках других развивающихся стран ситуация с курсом также нестабильна. Есть ли успешные примеры того, как в мире решается проблема дорожающего доллара, которые мы можем взять на вооружение?

- Таких примеров полно! И мы это уже проходили. Пример из нашей истории: вспомним Казахстан начала 90-х, когда создавалось национальное государство. По прогнозам некоторых американских экспертов, страна должна была вообще исчезнуть. Но мы создали государственные институты, подняли экономику. Фактически весь народ во главе с президентом вытащил эту ситуацию. Тогда нас спас закон «О приватизации» - это мое личное мнение как экономиста. Ввели категорию собственности, соответственно, граждане стали собственниками. Кстати, Малайзия тоже испытывала подобные трудности и ещё не брала деньги у МВФ - у них не было такой возможности, как у нас.

Нам с 2007 постоянно говорят, что в мире бушует экономический кризис. На самом деле кризиса нет - есть обычные циклические процессы, происходящие в мировой экономике каждый год. Экономика всегда развивается благодаря чему-то. У нас, к сожалению, развитие идет не благодаря, а вопреки. Долго так продолжаться не может. Зачастую принимаемые властями решения лишь замораживают ситуацию в экономике. Проблемы в любом случае придется решать, только уже с более сильными социальными издержками. Обидно, что теряется время.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
28357 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 октября родились
Михаил Ломтадзе
председатель правления АО «Kaspi Bank»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить