«Король умер, да здравствует...!?»

Зарубежный опыт транзита президентской власти в переходных обществах изучили политологи Досым Сатпаев, Толганай Умбеталиева, Андрей Чеботарёв, Расул Жумалы, Рустем Кадыржанов, Замир Каражанов, Айдос Сарым, Айман Жусупова

Фото: minval.az

Forbes.kz публикует отрывок из книги «Сумеречная зона, или «Ловушки» переходного периода» (Алматы, 2013).

Кончина или гибель главы государства

В данном случае речь идет о заранее, еще при жизни соответствующего правителя, подготовленном преемнике и, что самое важное, о достижении внутриэлитного консенсуса по поводу вступления именно этого человека на президентский пост.

При таком раскладе более успешно процесс передачи власти проходит в семейно-династическом порядке – от отца к сыну или от брата к брату. В частности, здесь можно отметить правление представителей кланов Сомоса в Никарагуа (1937-1979), Дювалье в Гаити (1957-1986), Асадов в Сирии (с 1970) и Кабила в Демократической Республике Конго (с 1997). При этом процесс перехода верховной власти от старших представителей данных кланов к младшим в этих странах осуществлялся без каких-либо потрясений.

Примечательно, что практически никто из наследников соответствующих диктаторов не занимал положенных для вступления в президентскую должность постов. Так,  Башар Асад получил власть из рук бывшего при его отце вице-президентом Сирии Абделя Халима Хаддама. Исполняя обязанности президента Сирии в период с 10 июня по 17 июля 2000, последний назначил Асада верховным главнокомандующим, затем обеспечил его избрание генеральным секретарем правящей партии Баас и выдвижение единственным кандидатом в президенты страны. Кроме того, через парламент были внесены поправки в конституцию страны, снизившие минимальный возраст кандидата в президенты с 40 до 34 лет, специально для избрания на эту должность Башара Асада.

Основатель никарагуанской диктаторской династии Анастасио Сомоса Гарсиа установил порядок, согласно которому старший в семье был президентом страны, а следующий по старшинству занимал пост командующего Национальной гвардии. В связи с этим его сыновья Луис и Анастасио Сомоса Дебайле автоматически заступали на президентский пост с позиции руководителя указанной силовой структуры. Примечательно, что для придания этому семейно-династическому режиму некоторой легитимности в 1950 между возглавляемой Сомосой-отцом Либеральной партией и Консервативной партией, которой руководил экс-президент Никарагуа в 1917-1921 и 1926 Эмилиано Чаморро Варгас, были подписаны «пакты 50-го». Тем самым стороны договорились о том, что в президенты Никарагуа могут избираться только члены семейства Сомосы.

Гибель в январе 2001 вследствие покушения на президента ДРК Лорана-Дезире Кабилы привела к занятию его места сыном Жозефом Кабилой, который на тот момент был командующим сухопутными войсками страны. Решение о его назначении временно исполняющим обязанности президента было принято на экстренном заседании совета министров. Но, судя по всему, в условиях так называемой второй конголезской войны главную роль в этом сыграл генералитет.

Наконец, гаитянский диктатор Франсуа Дювалье в целях максимальной легитимизации будущей передачи власти своему сыну провел 31 января 1971 референдум, вынеся на его рассмотрение следующий вопрос: «Гражданин доктор Франсуа Дювалье выбрал гражданина Жан-Клода Дювалье своим преемником на пост пожизненного президента республики. Отвечает ли этот выбор вашим устремлениям и желаниям? Вы его одобряете?». По официальным данным, положительный ответ на него дали «100% гаитян».

Впрочем, с точки зрения дальнейшего удержания верховной власти и обеспечения устойчивости существующей политической системы Жан-Клод Дювалье, сменивший своего отца после его кончины, демонстрирует неудачный пример. В феврале 1986 в результате массовых акций протеста против его власти диктатор сбежал с семьей из страны. То же самое можно сказать и про последнего Сомосу, свергнутого в июле 1979 в результате «Сандинистской революции».

В условиях осуществления преемственности президентской власти в официально установленном порядке один из успешных примеров продемонстрировало непризнанное государство Тайвань, фактически отколовшееся в 1949 от Китая. Его основатель, бессменный президент и лидер правящей партии Гоминьдан Чан Кайши скончался в апреле 1975. После этого Национальное собрание страны избрало новым главой государства одного из соратников покойного диктатора, председателя ЦИК Гоминьдана Янь Цзяганя. При этом не исключено, что его правление было промежуточным для последующей передачи власти сыну Чан Кайши Цзян Цзинго. Последний был избран президентом Тайваня в 1978 и пребывал на этом посту до своей смерти в 1988. А его в свою очередь сменил избранный в 1984 вице-президентом страны Ли Дэнхуэй. Очевидно, что во многом такой преемственности способствовало наличие однопартийной системы, которую олицетворял тогда Гоминьдан.

     Приведем также пример вступления на пост главы государства в Пакистане в августе 1988 Гулама Исхак Хана. Это произошло вследствие гибели в авиакатастрофе президента этой страны в 1978-1988 Мухаммеда Зия Уль Хака, в свою очередь занимавшего свой пост в результате военного переворота. Что касается Гулама Исхак Хана, то он, будучи тогда спикером сената пакистанского парламента (Маджлисе-е-Шура), принял на себя полномочия президента в соответствии с конституцией. Правда, в 1993 на волне происходившего в Пакистане политического кризиса под давлением военных кругов он подал в отставку. Тем не менее, в стране, где в годы диктатуры Зия Уль Хака усилилось положение армии, соблюдение конституционного порядка преемственности верховной власти без какого-либо сопротивления военных и восстановление на этой основе гражданского правления следует считать сравнительно хорошим показателем устойчивости политической системы Пакистана.

Успешным с точки зрения беспроблемного перехода власти можно считать и приход к руководству в Египте в октябре 1981 Хосни Мубарака, бывшего до этого вице-президентом страны, после убийства исламистами президента Египта Анвара Садата. При этом Мубарак бессменно правил почти 30 лет и находился на грани создания собственной правящей династии. Однако в феврале 2011 он был свергнут в ходе так называемой «арабской весны». Тем самым преемственность собственного правления Мубараку обеспечить не удалось.

Из безуспешных примеров преемственности верховной власти в официальном порядке можно отметить президентство Чхве Гю Ха в Республике Корея. После убийства в октябре 1979 военного диктатора страны Пак Чон Хи в соответствии с принятой в 1972 конституцией Чхве Гю Ха, будучи на тот момент премьер-министром, стал временно исполнять обязанности главы государства. Затем специальная коллегия выборщиков – Национальная конференция за объединение – избрала его президентом страны. Однако в августе 1980 в условиях военного положения, введенного в ответ на произошедшие по стране массовые антиправительственные выступления, Чхве Гю Ха под давлением военных кругов сложил с себя президентские полномочия. В результате этого фактически военного переворота страну возглавил генерал Чон Ду Хван.

Другой пример демонстрирует неудачную попытку восстановления в первой половине 1970-х в Аргентине перонизма. Последний представляет собой социально-политическое движение, созданное одним из ведущих политиков этой страны Хуаном Доминго Пероном. Перон первый раз был президентом Аргентины в 1946-1955 и установил авторитарно-популистский режим. В июне 1955 он был свергнут в результате военного переворота и покинул страну. В 1973 Перон возвращается в Аргентину, переживавшую серьезный политический кризис, и в третий (после выборов 1946 и 1952 – прим.) раз избирается на пост главы государства. При этом, благодаря своему авторитету, он добивается избрания вице-президентом Аргентины своей супруги Марии Эстелы Мартинес де Перон. Однако в июле 1974 Хуан Доминго Перон внезапно скончался, в результате чего страну возглавила его супруга. Правда, попав во власть исключительно по волеизъявлению своего супруга и не имея никакого влияния в аргентинской элите и поддержки среди народа, Мария Эстела Мартинес де Перон не смогла удержаться на президентском посту. В марте 1976 очередной военный переворот прервал процесс реставрации перонизма в Аргентине.

Довольно неоднозначная ситуация произошла в апреле 2012 в Гвинее-Бисау. После внезапной кончины в январе президента страны Малама Бакая Саньи исполняющим обязанности главы государства стал председатель Национальной ассамблеи Раймунду Перейра. В этой позиции он должен был обеспечить проведение президентских выборов и последующую передачу власти вновь избранному главе государства. В первом туре выборов лидировал бывший премьер-министр Гвинеи-Бисау Карлуш Гомеш Жуниор. В этих условиях оппозиция обвинила власти в подтасовках и призвала к бойкоту второго тура. При этом на ее стороне фактически выступили военные, которые арестовали Перейру и Жуниора и позже выслали в Кот-д'Ивуар. Вместе с тем военные заключили с оппозиционными партиями соглашение об установлении двухлетнего переходного периода и формировании временного органа власти - Национального переходного совета. На должность президента переходного периода был назначен председатель Народной ассамблеи Мануэль Серифу Ньямаджу.

Дворцовые перевороты

В данном случае речь идет о сценариях смены власти, когда руководитель государства отстраняется от власти против своей воли собственными соратниками насильственным либо бескровным путем. При этом, как показало большинство соответствующих сценариев, сохраняются существующие в данных странах социально-политический порядок и статус-кво правящей элиты.

В некоторых случаях инициаторами подобных переворотов выступали близкие родственники диктаторов. Так, например, бессменного в 1954-1989 президента Парагвая Альфредо Стресснера сверг его сват, генерал Андрес Родригес. Переворот был осуществлен в феврале 1989 военным путем. Экс-диктатор, будучи изгнанным из страны, эмигрировал в Бразилию, где и скончался в 2006. Свергнувший его Родригес в мае 1989 был избран президентом Парагвая на прошедших выборах с результатами 74,2% голосов. В то же время он провел политические реформы, приведшие к установлению демократической системы правления в стране.

Намного более жестко смена главы государства прошла в августе 1979 в Экваториальной Гвинее. Здесь путем военного переворота был свергнут Франсиско Масиас Нгема, правивший страной с момента обретения ею независимости в 1968 и провозглашенный в 1973 пожизненным президентом. Его свержение организовал родной племянник, подполковник вооруженных сил Теодор Обианг Нгема Мбасого. По некоторым данным, для этого он привлек большую группу наемников из Марокко. Свергнутому Нгеме сперва удалось бежать, но позже он был арестован, предан суду и расстрелян. Мбасого же до сих пор руководит Экваториальной Гвинеей и считается одним из наиболее одиозных диктаторов современности.

Жесткие методы свержения первых лиц государства с физическим их устранением чаще всего практикуются там, где данные лица тоже пришли к власти насильственным путем посредством всевозможных «революций». Например, в Афганистане это коснулось руководителя военного переворота, приведшего к свержению в июле 1973 монархической власти, премьер-министра, затем первого президента страны в 1973-1978 Мухаммеда Дауда. В апреле 1978 он был свергнут в результате «Саурской революции» своими бывшими сторонниками из Народно-демократической партия Афганистана (НДПА), которые в свое время помогали ему прийти к власти. При этом во время штурма президентского дворца Дауд был убит.

Еще более драматичной была судьба сменившего Дауда  на посту главы страны лидера НДПА и первого председателя Революционного совета Афганистана Нур Мухамеда Тараки. В сентябре 1979 года вследствие интриг со стороны одного из ближайших соратников, заместителя премьер-министра Хафизуллы Амина он был освобожден от занимаемых постов в партии и государстве, помещен под арест по обвинению в организации покушения на Амина и позже был убит. Сам Хафизулл Амин, занявший все посты свергнутого им Тараки, погиб во время штурма его дворца силами спецназа Союза ССР в декабре того же года. Лучше всех обошлись с его преемником Бабраком Кармалем, которого в мае 1986 по решению пленума ЦК НДПА просто освободили от всех занимаемых постов «по состоянию здоровья» и вынудили эмигрировать в СССР.

В Эфиопии после свержения в сентябре 1974 императора Хайле Селассие I власть перешла к Временному военно-административному совету (ВВАС), председатель которого генерал Аман Михаэль Андом фактически стал главой государства. Однако затем внутри ВВАС началась борьба различных групп за власть. В результате в ноябре 1974 года один из членов совета Менгисту Хайле Мариам организовал вооруженное нападение на дом Андома, который погиб в перестрелке. Правда, во главе ВВАС Мариам поставил генерала Тафари Банти, тогда как реальная власть находилась у него. В феврале 1977 Банти ликвидировали по приказу Мариама, который стал единоличным правителем Эфиопии.

Довольно примечательной была ситуация в Греции, где в 1967-1974 правила пришедшая к власти в результате военного переворота хунта «черных полковников». Военные отстранили от власти короля Константина II, который покинул страну, и поставили регентом генерала Георгиоса Дзойтакиса. Последний, в свою очередь, назначил руководителя хунты Георгиоса Пападопулоса премьер-министром. В июле 1973 Греция была провозглашена республикой, а ее президентом был провозглашен Пападопулос. Однако в ноябре того же года он был смещен со своего поста под влиянием одного из членов хунты Димитриосом Иоаннидисом. Поводом для этого послужили студенческие волнения в Афинском политехническом университете, подавленные при использовании армии.

В результате Иоаннидис возглавил хунту, тогда как на пост президента страны им был выдвинут генерал Федон Гизикис. Но реальная власть принадлежала первому из них. В июле 1974 после неудачной политической авантюры, связанной с  организацией военного переворота на Кипре и попытками присоединить эту страну к Греции, режим «черных полковников» пал в результате народных волнений и под влиянием группы авторитетных политиков. При этом президент Гизикис предпочел встать на сторону оппонентов режима и назначил одного из них, Константиноса Караманлиса, премьер-министром Греции.

В духе «дворцового переворота» прошло и отстранение от должности первого президента независимой Индонезии Ахмеда Сукарно, правящего страной в 1945-1967. Предпосылками к этому послужили события в сентябре-октябре 1965, связанные с военным мятежом леворадикального «Движения 30 сентября» и его подавлением армейскими подразделениями во главе с генерал-майором Хаджи Мухаммедом Сухарто. После этого Сукарно назначил Сухарто главнокомандующим индонезийской армией, а в марте 1966 наделил его полномочиями «действовать от имени президента». В результате реальная власть стала переходить к Сухарто. А в марте 1967 законодательный орган страны – Временный народный консультативный конгресс отстранил Сукарно от должности президента, после чего он был помещен под домашний арест. Исполняющим обязанности главы государства стал Сухарто, который через год уже официально был избран ВННК президентом Индонезии.

Глава военной хунты, затем президент Гондураса в 1963-1971 и 1972-1975 Освальдо Лопес Арельяно, дважды приходящий к власти путем переворотов, в апреле 1975 был смещен с должности Высшим советом вооруженных сил. Поводом стал коррупционный скандал по обвинению Арельяно в получении взяток от американской компании «Юнайтед фрут компани». Новым президентом Гондураса был назначен министр внутренних дел Хуан Альберто Мельгар Кастро.

«Дворцовым переворотом» можно считать и отстранение от должности в ноябре 1987 в Тунисе первого президента этой страны Хабиба Бургибу, который правил с 1957 и был провозглашен в 1975 пожизненным главой государства. На момент отстранения ему было 84 года. Смену власти осуществил премьер-министр Зин эль-Абидин Бен Али, который в силу своего должностного положения был официальным преемником Бургибы. Бен Али воспользовался 57-й статьей Конституции Туниса, предусматривающей переход к главе правительства в случае смерти или отставки президента от обязанностей главы государства и главнокомандующего вооруженными силами. При этом Бургиба был отстранен по медицинским основаниям и в дальнейшем находился «под защитой правительства».

Довольно неоднозначная ситуация произошла в июне 2009 в Гондурасе. Президент страны с 2006 Мануэль Селайя, пришедший к власти выборным путем, намеревался провести референдум, по итогам которого в конституцию страны могла быть добавлена возможность переизбрания главы государства на второй срок. Вместе с тем нарушение положения конституции, устанавливающего избрание одного и того же лица президентом страны исключительно на один срок (4 года), определено самим основным законом как тяжкое преступление в виде государственной измены.

На этой основе Верховный суд признал готовящийся референдум незаконным, а военные отказались обеспечивать его проведение. Против референдума также выступили Национальный конгресс и генеральный прокурор Гондураса. В связи с этим Селайя снял с поста начальника генерального штаба, также ушел в отставку министр обороны. В этих условиях президент был арестован группой военных, ворвавшихся в его резиденцию, и выслан за пределы страны, в Коста-Рику. Чуть позже  Национальный конгресс заочно отстранил Селайю от должности и возложил исполнение обязанностей президента Гондураса на своего спикера Роберто Мичелетти. Последний осуществлял полномочия главы государства до января 2010, передав их затем вновь избранному президентом страны Порфирио Лобо Соса.

Фактически данную ситуацию можно расценить как военный переворот. Однако оппоненты свергнутого Мануэля Селайи отвергают такую оценку и оправдывают действия военных в отношении экс-президента, приводя следующие аргументы. Во-первых, по их мнению, в данном случае осуществлялась защита конституционного строя и выполнялось «решение суда». Однако правовые основания для действий военных в отношении главы государства выглядят весьма сомнительными. Во-вторых, власть в Гондурасе сохранилась за гражданским правительством, а не была захвачена военными, и перешла в соответствии с конституционными процедурами. В любом случае, данный переворот не привел к каким-либо социально-политическим изменениям в стране. К тому же сам экс-президент в мае 2011 смог свободно вернуться на родину и продолжить политическую деятельность.

В целом, как показывает практика проведения «дворцовых переворотов», наиболее успешно для их инициаторов и чаще всего ненасильственно они проходят тогда, когда в стране действует тот или иной коллегиальный орган управления, способный оказывать влияние на первого руководителя государства.     

Перехват власти

Соответствующие сценарии предполагают вариант развития событий, когда в случае кончины, гибели или бегства из страны бессменно правящего главы государства власть переходит не к законному преемнику, а к другому лицу.

В сравнительно цивилизованном формате соответствующий сценарий был реализован в ноябре 2002 в Перу после фактического бегства из страны президента Альберто Фухимори. Полномочия главы государства должны были перейти к первому вице-президенту Перу Франсиско Тудела. Однако он ушел в отставку за несколько дней до отставки Фухимори. Следующим по очереди страну должен был возглавить второй вице-президент Рикардо Маркес. Но он отказался принимать на себя президентские полномочия под давлением оппозиции.

В этих условиях Национальный конгресс большинством голосов отправил в отставку своего председателя, являющегося представителем команды экс-президента, и избрал на этот пост депутата Валентина Паниагуа. А чуть позже Паниагуа как председатель Национального конгресса в соответствии с конституцией принял на себя исполнение обязанностей временного президента Перу, которые он осуществлял до июля 2001 и завершил их со вступлением на пост главы государства избранного таковым Алехандро Толедо.

В довольно жесткой форме «перехват власти» был осуществлен в декабре 2006 в Туркменистане после внезапной кончины первого и пожизненного президента этой станы Сапармурата Ниязова, более известного как «Туркменбаши». В соответствии с конституцией страны временно исполняющим обязанности президента Туркменистана должен был стать председатель парламента – меджлиса Овезгельды Атаев. Однако в отношении него Генеральная прокуратура возбудила уголовное дело по обвинению в «злоупотреблении служебным положением, грубом нарушении конституционных прав граждан и проявлении родоплеменной розни».

В связи с этим на совместном заседании Совета безопасности и правительства Туркменистана исполняющим обязанности президента был назначен вице-премьер и министр здравоохранения Гурбангулы Бердымухаммедов. В феврале 2007 он был избран президентом Туркменистана. Что касается Атаева, то он был смещен с поста председателя меджлиса, арестован и осужден на 5 лет лишения свободы. В целом, в Туркменистане фактически осуществлен государственный переворот.

Кстати, выдвижение Гурбангулы Бердымухаммедова на пост главы государства стало следствием договоренности между влиятельными на тот момент элитными группами. Скорее всего, он рассматривался в качестве компромиссной фигуры, устраивающей соответствующие элитные группы с точки зрения реализации их интересов. По некоторым данным, ключевую роль в занятии Бердымухаммедовым президентского поста сыграли руководители силовых структур, прежде всего, руководитель охраны президента Туркменистана Акмурад Реджепов и министр национальной безопасности Гельдымурад Аширмухаммедов. Однако уже в 2007 по мере укрепления своих позиций новый туркменский президент отстранил указанных выше персон от занимаемых должностей и привлек их к уголовной ответственности с последующим осуждением к лишению свободы. Тем самым Бердымухаммедов устранил тех людей, которые фактически привели его к власти и, видимо, рассчитывали влиять на него в дальнейшем.

Системный транзит

Данный сценарий предполагает такое развитие событий, когда кончина, гибель, бегство из страны или самостоятельный уход бессменно правящего главы государства приводят к кардинальному изменению статус-кво правящей элиты и политико-властной системы страны в целом.

Самым заметным примером следует считать произошедшую в Испании трансформацию диктатуры генерала Франсиско Франко в конституционную монархию. Франко пришел к власти в стране в результате гражданской войны 1936-1939 и свержения режима республиканцев. В августе 1939 он был объявлен пожизненным «верховным правителем Испании, ответственным только перед Богом и историей» и именовался каудильо. Официально Франко занимал пост председателя совета министров Испании.

Имея неограниченную власть, Франко все же не смог долго противостоять мнению испанского общества, в котором были сильны традиции упраздненного в 1931 монархического порядка. В 1947 он провел плебисцит, на котором большинство населения высказалось в пользу реставрации монархии. В то же время диктатор установил небывалую до этого форму правления. В стране, провозглашенной королевством, вся власть сохранялась в руках Франко, и только в случае его смерти или добровольной отставки власть могла перейти к королю, назначенному специально созданным королевским советом.

В качестве будущего монарха был выбран принц Хуан Карлос, внук свергнутого в 1931 короля Альфонсо XIII. В 1955 он вернулся в Испанию из Португалии, где находился в эмиграции. Однако только в июле 1969 Хуан Карлос был назначен Франко и утвержден кортесами наследным принцем и будущим королем Испании в соответствии с законом о наследовании. Сам Франко в 1973 ушел с поста главы правительства, продолжая вместе с тем реально править Испанией до своей кончины в ноябре 1975. В результате на престол вступил Хуан Карлос I.

С одной стороны, в первые годы его правления были проведены ключевые мероприятия по демонтажу франкистского режима, включая объявление амнистии оппонентам последнего и освобождение политических заключенных, учреждение двухпалатных Генеральных кортесов с избранием их депутатов всеобщим и прямым голосованием, роспуск франкистского Национального движения, легализацию ранее запрещенных политических партий и принятие в 1978 новой конституции.

С другой стороны, этот процесс проходил довольно мирно и без каких-либо серьезных последствий для деятелей прежнего режима. По инициативе премьер-министра Адольфо Суареса в октябре 1977 в правительственной резиденции Монклоа был созван «круглый стол» представителей различных политических партий и профсоюзов для достижения консенсуса по важнейшим вопросам национальной политики. По их итогам были подписаны Пакт о преодолении экономического кризиса путем принятия стабилизационных мер и Пакт о законодательных и политических действиях на этапе перехода к демократии (пакты Монклоа). Тем самым было достигнуто соглашение между различными политическими силами, прежде всего между франкистами и коммунистами, о сотрудничестве в достижении общенациональных целей и взаимном отказе от мести и преследовании своих бывших политических противников во имя высших интересов страны.

По иному сценарию пошло развитие политического транзита в Чили с добровольным оставлением в 1990 президентского поста диктатором Аугусто Пиночетом. Придя к власти в сентябре 1973 в результате военного переворота во главе военной хунты, в 1978 Пиночет провел референдум относительно доверия к себе и получил в свою поддержку 75% голосов. Хотя не исключено, что здесь не обошлось без давления на избирателей и фальсификаций итогов голосования. Затем в 1980 также через референдум Пиночет добился продления своих полномочий на 8 лет и одобрения предложенной им новой конституции, за что проголосовало 67% избирателей. При этом новый Основной закон Чили предусматривал для Пиночета право последующего переизбрания на тот же срок.

В 1988 власти провели новый референдум, вынеся на него следующий вопрос: «Должен ли выдвигаться на будущих выборах единственный претендент на президентский пост при одобрении его кандидатуры четырьмя командующими различных родов вооруженных сил?». Однако в этот раз Пиночет и его окружение потерпели политическое поражение, так как 54,7% избирателей проголосовали против данной инициативы. В связи с этим власти были вынуждены объявить проведение в декабре 1989 парламентских и президентских выборов. В результате первых из них победу одержал блок из 17 оппозиционных партий «Согласие во имя демократии». А новым главой государства был избран председатель Христианско-демократической партии Патрисио Элвин.

 Пиночет не стал баллотироваться на пост президента. Не исключено, что свою роль в этом сыграл и возрастной фактор: диктатору тогда уже было 74 года. Правда, из лагеря соратников диктатора был выдвинут бывший министр финансов Эрнан Бучи, известный как один из творцов чилийского «экономического чуда». Однако он проиграл выборы Элвину. И здесь надо отдать должное уходящему правителю, который не использовал никаких рычагов давления на электорат и избирательные органы, чтобы обеспечить приход к власти своего выдвиженца.

Вместе с тем по договоренности с новыми властями Пиночет сохранил за собой пост главнокомандующего чилийской армией, а как экс-президент страны он стал в соответствии с конституцией еще и пожизненным сенатором. Это обеспечивало ему сохранение определенного влияния в политической жизни страны и иммунитет от уголовного преследования.  В марте 1998 Пиночет подал в отставку с поста главнокомандующего, а в октябре выехал на лечение в Великобританию. Но с этого момента его иммунитет перестал действовать. В Лондоне Пиночет был арестован по запросу органов правосудия Испании, обвиняющих его в применении насилия, проведении массовых пыток и убийств своих сограждан в годы диктатуры.

В 2000 в связи с состоянием здоровья британские власти позволили Пиночету вернуться на родину. Однако теперь за него взялся Верховный суд Чили, лишивший экс-диктатора сенаторской неприкосновенности и возбудивший в отношении него судебное расследование по более 100 обвинениям. Хотя в июле 2001 суд признал Пиночета страдающим старческим слабоумием и освободил его от уголовного преследования, судебные процессы по его обвинению в различных преступлениях продолжались до самой смерти бывшего диктатора в декабре 2006. Между тем новые чилийские власти фактически продолжили курс Пиночета на неолиберальную модернизацию страны. Видные представители его режима, за редким исключением, какому-либо уголовному преследованию подвергнуты не были. Тем самым уход диктатора привел к негативным последствиям практически только для него самого.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13231 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить