«Киты» казахстанской экономики в 2018 году

По предварительным данным, реальный рост ВВП Казахстана в 2018 составил 4,1% - что стоит за этими цифрами?

Иллюстрация: Depositphotos_Ansonde

На мой взгляд, очевидно, что для экономики прошлый год был как минимум насыщенным. На языке трейдеров, «флэтом» и не пахло. Экономика получала импульс за счёт всем привычных отраслей, цены на ключевой казахстанский экспорт большую часть года были благоприятными, торговля расширялась, контракты подписывались, инвестиции осуществлялись.

Очевидно, что за последний год горнодобывающий сектор был основным виновником роста ВВП. Прирост в деньгах был сопоставимым с приростом по всем прочим секторам ВВП в сумме (см. таблицу ниже). Сказывались и благоприятные цены на экспорт, и общее увеличение объёмов производства. Для информации, в горнодобывающей промышленности и разработке карьеров в отчётном периоде индекс промышленного производства составил 104,9%. Добыча сырой нефти выросла на 5,3% и природного газа – на 5,7%. В натуральном выражении наблюдается рост по всем ключевым направлениям в производстве промышленной продукции: нефть, газ, железные и медные руды, соответствующие концентраты. В обрабатывающей промышленности производство увеличилось на 5,1%. Согласно данным статистического ведомства, увеличилось производство продуктов питания (103,3%), бумаги и бумажной продукции (109,2%), продуктов химической промышленности (108,2%), резиновых и пластмассовых изделий (102,3%), металлургической промышленности (104,2%) и машиностроения (114,5%). В общем, экономика выросла не только в денежном, но и физическом выражении. Это важно.

Кстати, доля оптовой/розничной торговли и ремонтных услуг ощутимо выше всей обрабатывающей промышленности. В деньгах эта разница составляет 1,4 трлн тенге, что более чем существенно. Позволю себе очень аккуратную интерпретацию, что сфера торговли у нас «кормит» страну ощутимо больше, чем хронически развиваемый и поддерживаемый обрабатывающий сектор. Хочу также обратить внимание, что в 2017 сектор оптовой и розничной торговли в денежном выражении был вообще на первом месте.

ВВП методом производства в текущих ценах

Источник: Комитет по статистике МНЭ РК

Денежно-кредитные и фискальные условия продолжали своё маневрирование. Необеспеченный рост денежной массы, «выстреливший» в виде спроса на тенге и предложения инвалюты по новому курсу в 2015 году, продолжил стабилизацию. Денежные агрегаты в течение 2018 росли достаточно умеренно, ставки снижались очень осторожно, валютные спекуляции, тем не менее, присутствовали.

Монетарная политика де факто остаётся скорее сдерживающей, нежели стимулирующей из-за высоких инфляционных рисков. Да и вообще, почти четыре триллиона ликвидности на нотах – это, знаете, не шутки. Особенно с учётом того, что основной объём – недельные инструменты. Условно, если центральный банк не будет на ежедневной основе размещать новые выпуски, то в течение одной недели основной объём нот погасится и эта ликвидность будет искать себе другие альтернативы (альтернативы ли?). Тем не менее ключевая задача центрального банка – снижение инфляции – была выполнена с запасом, и инфляция опустилась до 5,3%. Плюсы также в выравнивании кривой доходности ГЦБ (снижении короткого конца), редкие, но ценные выпуски длинных бумаг Минфином (последнее размещение: 26,1 млрд тенге под 8,62% на 12,3 лет). Это важно для понимания стоимости тенге, да и вообще рисков инвестирования в Казахстан.

Что касается бюджета, то тут ситуация улучшилась в основном по поступлениям от организаций нефтяного сектора. Вообще бюджет следует рассматривать в трёх ключевых «ипостасях», закреплённых бюджетным кодексом – это республиканский, государственный и консолидированный бюджеты.

Тут хочу сделать небольшое лирическое отступление для полноты картины. На самом высоком уровне утверждается только республиканский бюджет (соответствующий закон подписывается президентом), в то время как государственный и консолидированный составляются только в информационно-аналитических целях. Государственный бюджет состоит из республиканского и местных бюджетов, а консолидированный – это государственный плюс поступления в Национальный фонд. Напомню, все основные налоги организаций нефтяного сектора поступают напрямую в Национальный фонд. Так вот, по итогам 11 месяцев вся бюджетная картина выглядит следующим образом.

Республиканский, государственный и консолидированный бюджеты РК

 

Источник: МФ РК

Тут ключевых выводов несколько. Во-первых, государственный бюджет является дефицитным, но не сильно. Если бы нефтяные организации направляли свои налоги в республиканский бюджет, то он был бы профицитным (это свыше 3,2 трлн тенге в 2018). Собственно, об этом и говорит нам консолидированный бюджет и его профицит. Кстати, международные рейтинговые агентства оценивают фискальную устойчивость страны именно с учётом доступных трансфертов Национального фонда, да и вообще его наличия. С другой стороны, на основании не совсем полной статистики за 2018 очевидно, что налоговые поступления ненефтяной экономики фактически снизились. Справедливости ради стоит обратить внимание на то, что бюджетные расходы также оптимизируются, причём более высокими темпами. При сохранении указанной динамики планы правительства по снижению зависимости бюджета от трансфертов при параллельном снижении дефицита бюджета по отношению к ВВП могут быть вполне достижимы. При прочих равных условиях, конечно же. Самые внимательные, кстати, могут заметить на диаграмме резко снизившиеся доходы консолидированного бюджета в 2017, а также соответствующий дефицит в 3,5 трлн тенге. Кто забыл, напомню, что в 2017 на условиях возвратности была оказана внушительная поддержка банковскому сектору РК за счёт средств Национального фонда и самого Нацбанка в несколько триллионов. Нарушение общепринятого в экономической науке абсолютно теоретического условия ceteris paribus в действии.

Общими «снэпшотами» экономика в 2018 выглядит следующим образом.

  • ВВП вырос в реальном выражении на 4,1%, потребительская инфляция снизилась до 5,3% по итогам года, официальная безработица остаётся низкой – на уровне 4,9% (12.18), год назад была на уровне 5,0%.
  • Индекс реальных доходов растёт – «внутри» индекса наблюдается рост среднедушевого номинального денежного дохода (на 8 тыс. тенге, до 91,1 тыс. тенге) и вышеуказанное снижение инфляции.
  • Рост номинальных доходов, который компании смогли обеспечить своим сотрудникам, может сигнализировать о некотором улучшении финансового состояния самих компаний. Кстати, рост количества действующих юридических лиц составил 9,2% против 8,4% годом ранее. Всего их сейчас почти 280 тыс.
  • Горнодобывающая отрасль, сфера оптовой и розничной торговли, а также обрабатывающий сектор по-прежнему формируют свыше 40% ВВП (01.10.18) – от этого экономика и отталкивается. Там она, собственно, и растёт больше всего в абсолютных параметрах. 
  • Профицит торгового баланса вырос на $7,8 млрд, до $19,8 млрд (01.10.18), за счёт благоприятной ценовой конъюнктуры, наблюдаемой большую часть года, а также физического увеличения производства в горнодобывающем секторе.
  • Дефицит самого счёта текущих операций снизился до $488 млн (01.10.18). Это значит, что финансовый результат отношений Казахстана с внешним миром в части торговли, услуг, инвестиционных выплат/поступлений всё равно оказался негативным, но намного лучше, чем в прошлом году ($5,4 млрд). Собственно, внешний долг снизился на 3,4%, до $161,5 млрд (01.10.18). В 2019 году гасить 14% внешнего долга – $22,4 млрд. Это существенно.
  • Отток по балансу первичных доходов (в т.ч. инвестиционные доходы нерезидентам) увеличился. Другими словами, растёт внешняя торговля – растут и выплаты в пользу нерезидентов. Наблюдается отток по финансовому счёту, что связано с погашением внешних обязательств.
  • Что всё это в конечном счёте значит? Если свести всё, что связано с платёжным балансом, до размера одного «кошелька», то резервные активы Нацбанка потеряли $873 млн против $1,6 млрд за весь 2017. Это не значит, что Нацбанк сам оплачивал кредиты в пользу иностранцев. Это значит, что центральный банк продал больше иностранной валюты контрагентам, чем купил у них.
  • Инвестиции в основной капитал в экономике растут – по предварительным данным, в долларах США инвестиции в основные фонды в 2018 выросли на 20%, или $5,3 млрд. Показатель сам по себе выступает определённым гарантом экономического роста в средне- и долгосрочной перспективе.
  • Налоговые поступления в республиканский бюджет снизились (01.12.18), несмотря на рост экономики, но бюджет достаточно сбалансирован, в т.ч. в отношении ВВП. Поступления в Нацфонд за 2018 выросли на 60% (01.01.19).
  • Курс доллара США по отношению к тенге за год вырос почти на 16%, базовая ставка была снижена на 100 базисов, до 9,25%, денежная база выросла на 8,1% (01.12.18), денежная масса – на 2,3%, мультипликатор снизился с 3,5 до 3,2, кредит в экономике фактически не растёт. Монетизация/насыщенность экономики деньгами снижается – отношение М3/ВВП снизилось с 58% до 50% за 12 месяцев (01.10.18). 
  • Собственно, о кредите. Совокупный кредит экономике вырос всего на 1,5%, до 12,9 трлн тенге (01.12.18). Долларизация депозитов к концу года выросла до 49,4%. Брутто-выдача кредитов увеличилась на 25%, но массивные списания по нескольким банкам не могли не повлиять на остатки. За 11 месяцев, кстати, банки прокредитовали на 12 трлн тенге.

Вроде не так всё плохо и явно не продиктовано политикой невмешательства, не правда ли? Есть даже очень убедительные наблюдения, но что-то всё равно не работает. Экономика растёт, и растёт она в привычных секторах, а значит, и зависимость от них остаётся. Я не думаю, что это плохо. Это просто констатация. Ожидаемый рост экономики действительно может быть скорректирован в сторону понижения при неблагоприятных внешних условиях. Чувствительность и ожидания экономических субъектов остаются неоднозначными, тяготеющими к негативным, в то время как взаимозависимость переменных сохраняется. Речь об инфляционных ожиданиях, долларизации пассивов БВУ, повышенном кредитном риске, высокой долговой нагрузке, низкой маржинальности. Список дисбалансов этим не ограничивается, но, как показал 2018 год, если что-то делать, то что-нибудь получится. Неоднозначно, и это правда. Поэтому важно понимать, что действительно необходимо нашей экономике, без лозунгов, популизма и общих фраз. Тут недостаточно просто сказать «нам нужна диверсификация» и эффектно хлопнуть дверью. Задача – предметно понять, какие условия поспособствуют той же диверсификации и продолжить их культивацию. Хочется, чтобы каждый перед собой и поставил подобные задачи в 2019.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6025 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 февраля родились
Именинников сегодня нет
Самые высокооплачиваемые диджеи мира

Все цифры отражают доходы за период с июня 2017 по июнь 2018 года до вычета налогов

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить