Казахстану надо резко поднять налоги. Почему?

Чтобы приблизиться к уровню развитых стран, власти страны планируют значительно увеличить госрасходы на социальные нужды, пенсии, здравоохранение, образование, науку и так далее. Однако в ближайшем будущем доходов бюджета на это не хватит, что вынуждает всё больше использовать Нацфонд в ущерб будущим поколениям и устойчивости экономики

ФОТО: pixabay.com

Проблемы быстрого роста государственных расходов

Несмотря на декларируемый подход, направленный на снижение зависимости госбюджета от нефтяных доходов и на проведение контрциклической экономической политики, правительству никак не удаётся прийти к сбалансированному положению госфинансов. Не ослабевает и даже усиливается зависимость государственных расходов от нефти, от эмиссии Нацбанка, а также от средств внебюджетных фондов (ЕНПФ, ГФСС, ФМС) и квазигосударственных структур («Самрук-Казына», «Байтерек» и КазАгро).

С другой стороны, сейчас у властей есть вполне понятные всем задачи по быстрому росту социальной защищённости населения. Также в целях улучшения качества человеческого капитала планируется увеличение государственных расходов на образование, науку и здравоохранение. Всё это хорошо, однако возникает два вполне резонных вопроса.

  1. За счёт чего будут финансироваться все эти амбициозные планы по росту государственных расходов?
  2. Насколько устойчивым будет такое финансирование госрасходов в случае падения цен на нефть или других внешних и внутренних экономических шоков?

Нефтяным странам нужны особые правила управления государственными финансами

Для страны, чья экономика не зависит от экспорта нефти, правительству важно следить за дефицитом всего бюджета в целом, то есть смотреть, насколько государственные расходы превышают государственные доходы (налоговые и неналоговые поступления в госбюджет). Дефицит госбюджета обычно финансируется за счёт роста внутреннего или внешнего государственного долга.

В случаях стран, чья экономика очень сильно зависит от экспорта нефти, контроль за дефицитом всего госбюджета имеет мало смысла. Это связано с тем, что когда цены на нефть высокие, то, благодаря сырьевому сектору экономики, доходы госбюджета значительно превышают расходы и мы можем видеть большой профицит бюджета. И наоборот, когда цены на нефть низкие, поступления в бюджет от сырьевого сектора резко падают, а госрасходы остаются на том же уровне и можно наблюдать большой дефицит госбюджета.

Чтобы избежать такой значительной волатильности государственных финансов, нефтяные страны используют контрциклическую фискальную политику, чтобы снизить зависимость бюджета от волатильности цен на нефть, а также чтобы накопить сбережения для помощи будущим поколениям, когда в стране закончится нефть.

Суть такой контрциклической фискальной политики заключается в том, что когда цены на нефть высокие, правительство не увеличивает государственные расходы, а накапливает нефтедоллары в специальной «заначке» - суверенном нефтяном фонде. У нас такой фонд называется Национальным фондом. Таким образом, в благоприятный период власти стерилизуют экономику от избытка нефтедолларов, избегая знаменитой «голландской болезни».

С другой стороны, когда цены на нефть падают, то, в соответствии с контрциклической фискальной политикой, правительство нефтяной страны может использовать свою заначку для поддержания государственных расходов на прежнем или более высоком уровне для стимуляции роста экономики вне зависимости от упавших доходов сырьевого сектора экономики. Таким образом, в кризисный период в стране - экспортёре нефти сохраняется устойчивость государственных расходов и всей экономики в целом.

С этой точки зрения, для нефтяной страны особенно важен контроль не за общим дефицитом госбюджета, а контроль за ненефтяным дефицитом.

Почему так важен ненефтяной дефицит госбюджета для Казахстана?

Определение ненефтяного дефицита госбюджета достаточно простое: это доходы госбюджета (налоги и проч.), не связанные с добычей нефти, минус все бюджетные расходы. С точки зрения бюджета Казахстана, налоги и другие поступления от нефтегазового сектора идут напрямую в Нацфонд для накопления. Затем нефтяные накопления попадают в госбюджет по решению правительства в виде гарантированных и целевых трансфертов из Нацфонда. Единственным исключением из этого правила является экспортная таможенная пошлина на нефть (ЭТП), которая до сих пор почему-то сразу идёт в госбюджет.

Если из нашего госбюджета убрать трансферты из Нацфонда и ЭТП, то разница между оставшимися (ненефтяными) доходами госбюджета и всеми его расходами – это и есть ненефтяной дефицит. По своей сути данный показатель говорит о том, какая доля расходов бюджета (большая часть которых имеет социальную направленность) финансируется за счет продажи наших природных ресурсов.

Чем больше зависимость госбюджета от нефтяных доходов, тем меньше его устойчивость в случае падения цен на нефть. Поэтому для нефтяных экспортёров крайне важно сокращать ненефтяной дефицит госбюджета до приемлемого уровня. То есть нужно максимально стараться жить за счёт налогов и других источников, заработанных в секторах экономики, не связанных с продажей невосполняемых природных ресурсов.

По оценкам Международного валютного фонда и Всемирного банка, Казахстану для поддержания долгосрочной фискальной устойчивости очень важно перейти на стабильный уровень ненефтяного дефицита консолидированного бюджета страны в диапазоне 5-6% от ВВП. В зависимости от уровня диверсификации экономики у каждой нефтяной страны может быть свой уровень приемлемого ненефтяного дефицита в период благоприятных цен на нефть.

Когда цены на нефть сильно и сравнительно надолго падают, в экономике в целом падает деловая активность и снижаются налоговые доходы бюджета. В этом случае в рамках контрциклической политики правительство может увеличить госрасходы для подержания и стимулирования экономики. В результате в неблагоприятный период ненефтяной дефицит может достаточно сильно вырасти, и это вполне нормальная ситуация.

Почему в Казахстане не используется контрциклическая политика?

С начала 2000-х годов в экономике Казахстана было два периода с очевидными кризисными явлениями – это 2008-2009 годы и 2015-2016. В это время мировые цены на нефть упали и находились на низком уровне, а рост ВВП Казахстана резко замедлился.

Начиная с первого кризиса 2008-2009, правительство должно было использовать контрциклическую фискальную политику, а вместо этого оно делало и до сих пор делает полностью противоположное.

До первого кризиса в период 2005-2007 годов цены на нефть находились на благоприятном уровне и ненефтяной дефицит госбюджета, рассчитываемый по международным стандартам, в Казахстане составлял в среднем 4% от ВВП. То есть он был существенно ниже рекомендуемого Казахстану уровня 5-6%.

В 2008 упали мировые цены на нефть, а в Казахстане наступил банковский кризис и резко замедлился рост экономики. Кризисные явления в экономике продолжились в 2009, что произошло во многом за счёт одномоментной девальвации тенге.

Именно в 2008 правительство в первый раз начало активное использование Нацфонда, и ненефтяной дефицит сразу же подскочил почти до 12% от ВВП. В этот год большая часть средств из Нацфонда пошла на спасение банков, а в 2009 деньги из Нацфонда в основном использовались для стимулирования экономики. Такие действия властей были абсолютно правильными, поскольку Нацфонд создавался именно для стабилизации экономики в трудные времена низких цен на нефть или других кризисных явлений.

Однако в 2010 экономика Казахстана полностью восстановилась. Мировые цены на нефть достигли благоприятного уровня, а рост ВВП превысил 7%, что по международным меркам на то время было просто отличным показателем. Однако по непонятным причинам, несмотря на окончание кризисных явлений в экономике, власти Казахстана продолжили активное использование нефтяных денег из Нацфонда, и ненефтяной дефицит в 2010 составил более 10% от ВВП, что в 2,5 раза больше докризисного уровня.

После 2010 года и до сегодняшних дней ненефтяной дефицит бюджета, рассчитанный по международным стандартам, ни разу не опускался ниже 8%, что означает непозволительно высокое использование Нацфонда в периоды благоприятных цен на нефть.

Начиная с 2010 (после кризиса 2008-2009), а затем с 2017 года (после кризиса 2015-2016), правительству необходимо было прекратить фискальное стимулирование экономики и приступить к консолидации госбюджета. Под консолидацией бюджета в этой статье подразумевается сокращение ненефтяного дефицита. Таким образом, по факту с 2010 года правительство вместо контрциклической проводило проциклическую фискальную политику, что очень плохо для долгосрочной устойчивости государственных финансов Казахстана.

Неэффективное проциклическое фискальное стимулирование экономики

Другой большой проблемой стало то, что фискальное стимулирование было очень неэффективным.

Именно в период 2010-2014, когда цены на нефть практически всё время были более $100 за баррель, государство, используя средства Нацфонда, начало влезать в рыночную экономику и резко нарастило свою долю во владении крупным бизнесом. В это время очень быстро росли активы фонда «Самрук-Казына», «Байтерека» и КазАгро, и резко выросла их роль в экономике. В этот же период были национализированы частные пенсионные фонды и был создан ЕНПФ.

Также в этот посткризисный период правительство продолжило и расширило практику государственного вмешательства в рыночные отношения в финансовом секторе, раздавая практически беспроцентные деньги из Нацфонда и из госбюджета. При этом оно не решало большую проблему неработающих кредитов в банковской системе, особенно в проблемных коммерческих банках, которые принадлежали государству.

Из-за большого уровня использования средств Нацфонда в период высоких цен на нефть в Казахстане постоянно поддерживался высокий уровень инфляции. Курс тенге фиксировался, создавая иллюзию стабильности в экономике. Правительство полностью перешло на ручное (административное) управление экономикой. В целом можно сказать, что в период 2010-2014 в Казахстане вместо рыночной экономики был построен малоэффективный государственный капитализм.

Сильное падение цен на нефть в 2015-2016 вновь заставило власти вспомнить о структурных реформах. Однако, когда в 2017 нефть опять подорожала и экономика Казахстана вышла на стабильный рост в 4%, правительство вновь забыло свернуть неэффективное и вредное для экономики фискальное стимулирование и продолжило использовать Нацфонд на неприемлемо высоком уровне. Сначала это делалось под лозунгом спасения банков, а сейчас – под лозунгом увеличения социальных и прочих госрасходов.

Сегодня на фоне торговых войн и геополитических рисков вероятность существенного и долгосрочного падения цен на нефть значительно возросла. Если это произойдёт, то вновь, как и в 2015-2016, значительно сократятся поступления в Нацфонд. В таких условиях при текущем сильно возросшем уровне государственных расходов уже через короткий срок трансферты из Нацфонда в госбюджет снизятся до минимума, и правительству будет трудно финансировать социальные, пенсионные, и прочие расходы госбюджета.

Именно из-за этого, когда в 2017 цены на нефть вернулись на благоприятный уровень, правительству необходимо было прекратить фискальное стимулирование экономики и приступить к консолидации госбюджета.

Необходимо срочно начать консолидацию госбюджета, но как?

Сокращение ненефтяного дефицита (консолидацию госбюджета) можно делать двумя способами: либо снижением государственных расходов в целом, либо ростом ненефтяных налоговых и прочих доходов госбюджета.

Снижение государственных расходов – это очень болезненный процесс, особенно с учётом того, что по их уровню Казахстан сильно отстаёт от развитых стран. Например, в странах Европейского союза общий объём расходов государственного бюджета в среднем составляет около 45% от ВВП. А в Казахстане это показатель находится в районе 21%. Это означает, что если мы хотим сохранить Нацфонд на приемлемом уровне и одновременно поднять до уровня развитых стран государственное финансирование на социальные нужды, здравоохранение, образование и науку, то при отсутствии кардинальных реформ правительству будет практически невозможно это сделать.

Важно отметить, что уровень общего объёма расходов госбюджета напрямую ограничен размером ненефтяного дефицита и объёмом ненефтяных налоговых и других поступлений в бюджет. На сегодня, с точки зрения сбора налогов с населения и бизнеса, не связанного с добычей нефти, по сравнению с развитыми странами, ситуация в Казахстане ещё хуже, чем, например, по госрасходам.

Таким образом, чтобы достичь уровня развитых стран по финансированию жизненно важных государственных расходов, Казахстану надо резко нарастить ненефтяные налоговые и прочие доходы. И здесь правительство однозначно зашло в тупик, поскольку оно недавно снизило налоги для ИП и сейчас собирается на три года освободить от налогов малый бизнес. При этом на государство оказывается мощное давление со стороны экспертного и бизнес-сообщества по дальнейшему снижению налоговой нагрузки на бизнес и население. Так за счет чего будут финансироваться все эти амбициозные планы по росту государственных расходов?

Продолжение следует.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19706 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
11 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить