Аналитик: Цены в Казахстане растут в 1,7 раза быстрее, чем в России

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade, рассуждает об экономической ситуации в Казахстане

Пётр Пушкарёв.
Фото: архив Петра Пушкарёва.
Пётр Пушкарёв.

До мая можно было утверждать: в цифрах роста Казахстан не только поживей России, но и обгоняет ведущие экономики. По году темпы ВВП страны, очевидно, выйдут без проблем на заявленные министром экономики Тимуром Сулейменовым 2,5%, если не будут выше - как в долларовом номинале, так и при перерасчёте через паритет покупательной способности. После известных потрясений 2015-2016 данный факт не может не радовать. Вперёд вырывается сельское хозяйство (предварительно на уровне 3%) и строительная отрасль (держит на сегодня темп в 3,6%). Может, смотрится не прямо как курьерский поезд из Китая – с его 6,8%-ной годовой прибавкой в весьма стабильных юанях – и всё это в фазе так называемого «планового замедления» и вопреки всяческим пессимистичным прогнозам. Но уж напрашивался и для Казахстана хотя бы образ набирающего потихоньку ход грузового состава, который снова обгоняет на перегоне движущуюся с заметным скрипом электричку едва заметного оживления в странах G7. Ведь в Европе рост хоть и идёт 16 кварталов подряд, но скорость-то оставляет желать лучшего: только сейчас 28 стран Еврозоны выходят на уровень 1,7%, а в зимних кварталах показатель колебался еле-еле в пределах 0,4%-0,6%. В США же цифры ВВП весьма неровные: от 0,8%-1,4% по первой половине 2016, с необычным и плохо объяснимым до сих пор «выбросом» до 3,5% в декабре и затем с возвратом к темпу 1,2% в 1 квартале 2017.

Пётр Пушкарёв, шеф-аналитик ГК TeleTrade. Окончил Московский физико-технический институт (МФТИ), факультет молекулярной и химической физики (1993). Профессиональный трейдер, управляющий активами и финансовый аналитик. На Forex с 1997. Автор книги «Искусство быть смирным: Механизмы принятия торговых решений на рынке Forex». Известен также как автор многочисленных статей о финансовых инструментах. Ведет собственный блог i-like-tp.com, популярный как среди начинающих, так и среди опытных трейдеров.

Однако к середине лета и остальной мир прибавил «газу». Предварительная оценка по США от 28 июля вышла на 2,6%, а в России бюллетень «Картина экономики» от Минэкразвития выдал майский темп 3,5%, причём за счёт хорошей динамики оптовой торговли, и июньский 2,9% (все цифры – год к году). Эксперты из российского института Егора Гайдара (ИЭП) как всегда пессимистичнее и жёстче официальных структур в прогнозах на будущее, и в отличие от Минэкономразвития не ждут и дальше, скажем, темпа инвестиций на нынешнем уровне в 5-6% прироста. Они склонны связывать пока что эти приятные для экономики процессы с разовым эффектом от реинвестирования полученных бизнесом доходов. Но даже и «ворчливые» эксперты ИЭП, прогнозируя в инерционном сценарии для России ВВП в среднем на уровне всего лишь +1,3% в ближайшие три года, а в консервативном «плохом» сценарии и вовсе только +0,9%, не отрицают точности намного лучшей статистики по росту экономики за май-июнь, иначе оценивая лишь причины и последствия.

Что до Казахстана, здесь поправка на инфляцию немаловажна. И она будет на сегодня повесомее, чем у северного соседа: столбик «термометра» Астаны этим летом показывает ценовое давление +7,5%, по сравнению с 4,4% у официального Росстата. Что одновременно и плохо – ведь цены в Казахстане всё ещё растут в 1,7 раза быстрее, чем в России. Но и хорошо, потому что инфляция наконец-то под контролем – после жуткого всплеска до 16,5-17% летом 2016. Сам факт, что Нацбанк сумел подчинить логике ценовые процессы, не может не вызывать уважения. Как ни странно, но в плане перспектив «догнать и перегнать» - для обеих наших стран, и Казахстана и России, можно засчитать в плюс и тот факт, что инфляция совсем уж не стремится к нулю. Инфляцию не зря считают температурой экономики: в разумных пределах она является если не синонимом, то «партнёром» развития. За то, чтоб выйти по тем же индексам затрат на личное потребление (PCE) или по индексу потребительских цен (CPI) хотя бы на стабильные 2% годовых сегодня бьются ведущие экономики мира – Америка, Европа, не говоря уж о Японии, для которой эта цель является желанной и недостижимой на протяжении 25 лет. Чтобы разогнать пресловутую спираль «ускоряющийся спрос в погоне за ценами – активность бизнеса – доходы населения и бизнеса – и снова спрос», почти все центробанки G20 вот уже как несколько лет прибегают к максимально нетрадиционным мерам - пытаясь, словно барон Мюнхгаузен, вытянуть себя за собственные волосы из болота «новой нормальности», с её практически нулевыми темпами развития. Что-то, а нам опасность нулевой инфляции и связанной с ней апатии точно не грозит.

Кстати, уже не только ФРС США, но и европейский Центробанк, и даже оправившийся от удара Брексита Банк Англии – задумываются в разной временной перспективе о завершении периода мягкой политики. А, например, Банк Канады стоит и вовсе во главе этого процесса: в июле начал повышать ставки и намерен в том же духе продолжать. Возникают ожидания высокой доходности в активах и бумагах перечисленных стран, а значит – слегка снижается интерес размещать длинные деньги у нас. Но переход не будет быстрым, и бегства капиталов из облигаций в России ожидать не нужно. История с «брекзитом» консервирует мягкую политику на длительный срок, обостряет противоречия и задерживает нормализацию в Европе, в США задерживаются реформы Трампа, японцы ещё года два не выключат печатный станок – а дифференциал доходности по-прежнему в пользу развивающихся рынков, в том числе Казахстана и России. Интерес к бумагам Казахстана ещё и был отложен, но вскоре, думаю, проявится сильнее: инвесторы наблюдали, насколько успешно финансовая система страны пройдёт очередной «стресс-тест» после событий 2016 года. В России же проблемы начались ещё в 2014, поэтому и доказать в глазах инвесторов свою устойчивость и состоятельность ей тоже удалось примерно на год-полтора пораньше. Увидев, что бояться нечего, инвесторы не станут добровольно выходить из бумаг, по которым они гарантированно имеют от 8 до 11% годовых, в зависимости от того, когда решились разместиться. Будут стремиться досидеть как можно дольше – три года, а то и 5-10 лет, так как понимают: по мере снижения процентных ставок в РФ и Казахстане такую доходность им уже предложат вряд ли.

Что ещё из фактов глобальной экономики на нас повлияет? Успех реформ Трампа, если в конечном счёте они пойдут – поддерживает гигантское ралли на фондовых площадках США, Европы и Азии. Деньги увлекаются в спекуляции и меньше идут в реальные сектора – это же поддерживает на время капитализацию по нашим акциям, хоть и всё более вяло – иначе бумаги наших компаний давно уже упали бы у нас сильнее.

Но главное, если мировые темпы сохранятся или подрастут, то это будет в плюс: выше спрос, а значит, лучше цены на сырьё. Не только нефть – руда металлов, цинковые сплавы, прядильные культуры, стройматериалы. И здесь особенно для нас критичен рост китайской экономики – как самостоятельный фактор и как индикатор по Азии. Вслед за ускорением в Китае уже подскочили цены на медь, железную руду – взаимосвязь в динамике отлично прослеживается на диаграммах, особенно по меди. По чёрным металлам ситуация сложнее: есть сведения, что китайская промышленность планирует существенную часть руды замещать металлоломом, с чем пока и связаны неустойчивые цены на железнорудное сырьё.

Нужно по максимуму использовать и стремление Китая перевести свои металлургические производства на территорию других стран, ближе к месторождениям. Естественно, они озабочены и экологией (здесь нам тоже надо блюсти марку), но и доступом к более дешёвому сырью, которое им обеспечит участие в концессиях по разработке и доля в наших предприятиях. Определённые опасения на этот счёт понятны, но их необходимо преодолеть – ради нашего с вами выживания. И вот почему.

Работать будут теперь схемы, и предпочитаться партнёрами будут такие договоры, где создаются цепочки международного разделения труда. Схема же покупатель-продавец в чистом виде останется на задворках, и цепляться за неё бесполезна. Критически важна теперь не просто ориентация на реальную экономику как таковую – а именно на схемы сотрудничества, где страны и компании не просто торгуют друг с другом по принципу «купи-продай, и получи сегодня выгоду за счёт соседа», а завтра у него хоть трава не расти. Нет, мир сейчас таков, что если не вырастет трава у соседа, то её не будет и у нас, так что проблема где пастись будет и у наших коров. А это значит, сложно будет житься и пастухам, и фермерам – и всем на той глобальной или национальной «ярмарке», куда мы все волей-неволей заглядываем потом с кошелем, набитым деньгами, или же с пустой сумой просителя. Наступило время, когда необходимым условием, чтобы имели дело именно с тобой, а не с другим, становится забота и об интересах коровы соседа, чтоб корм для неё выходил подешевле, чтобы ей было дальше с чего кормиться, чтобы она жила и здравствовала, долгие ей лета, и о всей большой семье соседа, чтобы и ей было на что дальше покупать в том числе и наше сырьё, и наши товары. Приходится делать так, чтобы со всей цепочки добычи-переработки-производства, технологического цикла и маркетинга-рекламы-продажи, разумную долю выгоды имели бы заведомо все участники.

Сейчас международная торговля уже не «у нас товар, у вас купец», а купец и будущий покупатель хочет познакомиться заранее со всем циклом производства на ранних стадиях, где-то и проинвестировать. Нашим товарным экономикам вечно не хватает реальных конвертируемых денег, а купцу выгодных цен на сырьё, хоть немного снижающих его издержки при дальнейшем следовании и переработке в конечный товар. Следит купец и за эффективностью добычи, помогает внедрять технологии, так как он лицо теперь заинтересованное, что тоже хорошо. Да, нашим платят в итоге меньше, чем купцы платили бы своим – но больше, чем если бы мы продолжали вариться в собственном соку. Как гласит старый и подзабытый за десятилетия девиз ООН, ‘United we stand, divided we fall’ – вместе, то есть, мы сила и выстоим, а поодиночке пропадём. И это относится сейчас не только к России и Казахстану, и даже не к странам ЕАЭС, а ШОС + БРИКС и даже шире: ко всей палитре бизнеса в мировых державах, средних, малых странах, с общим «семейным», если хотите, подходом к развитию. Мир изменился, и кто это понял, тот присоединяется к общему поезду, а кто игнорирует – останется в проигрыше.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6827 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
16 ноября родились
Гульнара Алимгазиева
экс-управляющий директор НАО «Фонд социального медицинского страхования»
Игорь Мельцер
медиаменеджер, основатель газеты "Время"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить