Как перестать беспокоиться и выйти из карантина

Какая проблема больше всего беспокоит казахстанцев во время карантина, чем грозит их психике изоляция и где можно получить помощь в случае домашнего насилия? На эти и другие вопросы отвечают алматинские психологи

ФОТО: pixabay.com

Специалисты, которые оказывают психологическую помощь, поделились с Forbes.kz как профессиональными наработками, так и своим личным опытом, связанным с пребыванием в самоизоляции. На некоторые вопросы психологи и психотерапевты имели одну точку зрения, комментируя другие — расходились во мнениях. Например, на вопрос, обращаются ли сейчас к ним за дистанционной помощью и по каким поводам, все опрошенные ответили, что по-прежнему консультируют «пациентов», причем по тем же проблемам.

- Да, я работаю в онлайн-режиме, но значительно меньше, чем раньше. И обращаются люди с обычными, привычными проблемами, совершенно не связанными с карантином, - сказала психолог Валентина Овчинникова.

К психологу Ольге Сон в первую очередь обращаются по поводу жизненных неурядиц, конфликтов в семье, недопонимания.

- На втором месте, в силу кризисной ситуации в стране, тревожность, панические атаки, очень много страхов. И на третьем месте - кризис среднего возраста, переоценка ценностей, - дополнила коллегу Ольга Сон.

Психоаналитический психолог Оксана Гулак посетовала, что «очень сложно воссоздавать картину происходящего с большинством людей в Казахстане, потому что работа психолога платная и недешевая, и немногие люди, которые сейчас переживают травматическую ситуацию, могут позволить себе к нему обратиться».

- Распространенность и структура заболеваний невротической сферы не изменились, но несколько выросла их частота. Во время любых эпидемий всегда повышается количество расстройств так называемого аффективного регистра, то есть связанных с эмоциями и настроением: это тревожные и депрессивные расстройства, нарушения сна, - отметил врач-психотерапевт Александр Ким. - Человек относится к социальному виду животных, и высокий уровень социальной активности является одной из базовых потребностей для здоровья нашей психической деятельности, поэтому достаточно длительные и достаточно жесткие ограничения социальной активности однозначно имеют стрессогенный характер и, соответственно, негативно сказываются на состоянии психического здоровья.

Ничего, прорвемся!

Говоря о том, как их близкие и знакомые переживают карантин, изменилось ли их психологическое состояние, специалисты отметили высокие адаптивные способности казахстанцев.

- Психологическое состояние своего окружения я оцениваю как хорошее, потому что в основном это люди достаточно самостоятельные, самодостаточные, и они находят чем заняться во время изоляции. Благодаря интернету мы активно общаемся в социальных сетях, в групповых чатах. Даже праздники отмечаем с застольем, с беседами, практически так же, как вживую, - рассказала Валентина Овчинникова.

Ольга Сон у своих знакомых поначалу наблюдала напряженность и панические настроения.

- Но наша психика ко всему адаптируется. И так как дом у нас ассоциируется с безопасностью, а люди сейчас изолированы именно дома, они приспособились и сейчас занимаются домом, семьей, детьми, саморазвитием, приобретением новых навыков, - отметила она.

У Оксаны Гулак несколько другие впечатления.

- По моим знакомым я вижу, что они устали. Если вначале это было в новинку — оставаться дома, постоянно видеть родных, переустроить жизнь, то сейчас многие жалуются на усталость от пребывания в замкнутом пространстве. Многим сложно найти свое место даже в физическом плане — чтобы уединиться. Те, кто так или иначе мог находить взаимопонимание, чувствуют себя хорошо. У кого и раньше были конфликты, они возрастают, - объяснила она. - Люди чаще включают громкую музыку, чаще вызывают полицию.

Из тех проблем, которые беспокоят казахстанцев в условиях карантина больше всего, эксперты выделили не психологические, а «экономические».

- На мой взгляд, самая главная проблема, - это денежный вопрос, - уверена Ольга Сон. - У каждого мысли по поводу работы, бизнеса, о том, как кризис повлияет на их доходы, это на первом месте у всех.

«Пандемия закончится, а экономические последствия будут иметь длительный характер, что, несомненно, отразится на каждом человеке», - согласен с коллегой доктор Ким.

Оксана Гулак выделила два уровня проблемы. Первый — это реальный, социальный уровень: людей волнует, «что будет в экономическом плане, как мы переживем этот кризис, в плане здоровья — своего и близких людей, будут ли они живы».

- Но коронавирус поднимает экзистенциальные вопросы: что у меня есть, через что я прошел, чем я могу гордиться, чего ждать. Возникают такие чувства, как одиночество, уязвимость, неопределенность, пассивность, невозможность повлиять на происходящее, - перечислила она. - Эти ощущения сложно вынести, и потому мы включаем механизмы защиты. У одних «опускаются руки», у других повышается уровень тревоги и они пытаются все время что-то делать, третьи становятся агрессивными. Часто все эти проявления сочетаются. Если человек и ранее был склонен к психосоматике, то есть переживания проявлялись через тело (язва, гастрит, головные боли), — во время изоляции это все может обостряться. Если раньше человек был раньше склонен к шизоидным состояниям, он будет уходить в себя.

Мы станем другими

Настоящая изоляция действительно мощно и разрушительно влияет на психику человека, согласны эксперты, но хорошая новость в том, что сейчас мы на самом деле не изолированы от общества полностью.

- Интернет и другие средства связи позволяют поддерживать активное общение, - оптимистично заметила Валентина Овчинникова. - Понятно, что нарушены привычные способы общения, но у меня впечатление, что наше население, привыкшее к разным изменениям, с этой проблемой справится.

Справятся не все, считает Оксана Гулак: наша психика — как желудок, может «переварить» определенное количество переживаний.

- А в такие моменты, как сейчас, когда очень много стимулов для возбуждения, переживаний извне, много информации, у нас возникает переизбыток чувств и психика может «сорваться», - сказала она.

По мнению Гулак, «мы выйдем из карантина другими, по-другому смотрящими друг на друга. Кто-то сможет понять ценность живого общения, кто-то с трудом будет «вылупляться», чтобы иметь возможность протянуть руку другому. Нам предстоит этап возвращения в привычное русло, и я беспокоюсь, что во многих случаях проблемы нельзя будет решить даже с помощью психотерапии».

Пить или есть

Запертые на карантине, итальянцы поют, россияне копируют картины (#изоизоляция), американцы, судя по статистике продаж алкоголя, пьют, а как казахстанцы снимают стресс?

- Занятия на карантине зависят не от национальности, а от того, чем занимался человек до карантина, что приносило ему радость. Например, я получаю огромное удовольствие от просмотра спектаклей со всех театральных площадок мира — и Метрополитен опера, и Большого театра, и Королевского национального театра в Лондоне, - поделилась Валентина Овчинникова.

У многих другая реакция на изменившиеся условия, отмечает Оксана Гулак.

- У них нет сил ни на что, хотя они надеялись, что будет подъем, но это тоже нормально — не хотеть ничего делать. Режим сбился, это вызывает регресс, и это тоже естественно. И чтобы поддержать ту сторону нас, которая связана с логическим мышлением, нашу взрослую сторону, очень важно поддерживать график, - посоветовала она. - Очень многие бесконечно убирают в доме, наводят порядок. Наводя порядок вовне, мы хотим навести порядок внутри, и я думаю, что это хорошее время для наведения внутреннего порядка.

Как справиться с насилием

Во многих странах с введением карантина стали говорить о всплеске бытового насилия. Обострилась ли у нас эта проблема и какие пути ее решения видят эксперты?

- Любые катаклизмы бьют по слабым местам, в том числе слабым психологически местам. И если в семье были не очень хорошие отношения, в условиях постоянного совместного нахождения они обостряются. Если это семья, в которой было насилие, естественно, оно усилится, - констатировала Валентина Овчинникова. - А борьба с этим — оздоровление общества в целом, некая психологическая грамотность, которую у нас не дают и в школе, а я считаю, что надо начинать с детского сада.

С Овчинниковой согласна Ольга Сон: необходимо образование, обучение азам правильной коммуникации, психологии отношений между мужчиной и женщиной, управления гневом, способам борьбы со стрессом, умению вести диалог с партнером, чтобы не вызвать агрессию.

- Я за внедрение психологии в массы. У нас существуют кризисные центры для жертв бытового насилия, и там очень важно организовывать бесплатные курсы для женщин, которые даже иногда не понимают, что они имеют право не терпеть насилие, что они могут взять ответственность за свою жизнь в свои руки, - предлагает Сон.

«Чем ближе человек, тем более жаркие конфликты с ним возникают, мы любим сильнее и ненавидим сильнее», - объясняет Оксана Гулак.

- Раньше нам с этими чувствами помогали справляться другие люди, мы выходили и злились на кого-то вне дома и потом возвращались домой успокоенные. Сейчас это невозможно, мы направляем нашу любовь и ненависть на одних и тех же людей. В особенности это касается мужчин, потому что мужчины в большей степени склонны действовать, нежели проговаривать свои переживания. И если раньше мужчин спасал спорт, посиделки с друзьями, рыбалка, у них было место, где они могли выплеснуть свои переживания, сейчас этого нет, - говорит она. - И, к сожалению, человек порой не может остановиться и контролировать свои импульсы. Проблема бытового насилия — это всегда проблема отсутствия контроля. В первую очередь это вопрос к правоохранительным органам: если у человека нет внутренней структуры, которая бы его останавливала, тогда должны подключиться внешние структуры, полиция.

Жертвы в первую очередь должны быть защищены физически, во вторую очередь важно подключать психологическую помощь.

- С моей точки зрения насильник — это тот, кто так или иначе когда-то сам был жертвой насилия, не обязательно физического. Это ни в коем случае его не оправдывает, но, думаю, в такой ситуации помощь нужна обеим сторонам, - настаивает Оксана Гулак.

В режиме ограничения социальной активности человек действительно испытывает воздействие выраженного стрессогенного фактора, что влечет повышение внутреннего напряжения и, как следствие, либо появление, либо усиление имеющихся раздражительности и агрессии, считает Александр Ким.

- Рано или поздно защитные психологические механизмы, которые служат предохранителем, не дающим прорываться агрессии, не срабатывают, так как уровень внутреннего напряжения превышает их возможности. Раздражительность проявляется в агрессии, что и обуславливает повышение уровня бытового насилия, - объяснил он. - В существующих условиях кардинальных решений проблемы я не вижу. Рекомендация, которую я могу дать людям, обнаружившим, что у них нарастает уровень внутреннего напряжения, это ни в коем случае не пускать дело на самотек, не считать это малозначительным.

Если вам сложно справляться с внутренним напряжением, обязательно обращайтесь к специалистам в области психического здоровья, призывает доктор Ким. Если уровень напряжения не доходит до возникновения психического расстройства — к психологам.

- Если же воздействие стресса приводит к нарушению функционирования организма: к длительному, больше двух недель, снижению настроения, более двух недель - тревоги и страхов, длительных, то есть в течение нескольких дней, нарушений сна, аппетита или уж тем более появления телесных (соматических) симптомов - обязательно обращаться к врачу-психотерапевту, - советует он.

Вот телефон - звоните

Повышение уровня бытового насилия — общемировая тенденция, констатирует психолог, глава приюта для жертв насилия Arasha Маргарита Ускембаева.

ФОТО: facebook.com/muskembaeva

- К нам обращаются, как и ранее, у нас есть телефон доверия 317-57-17, на него звонят круглосуточно. Часто проблему насилия списывают на то, что люди не умеют строить коммуникации, не умеют общаться, привыкли жить так, что мужчина весь день на работе, это как-то скрадывает противоречия в семье. Я хочу сказать, что это не так, это слишком примитивное объяснение, на самом деле это отражает картину глобального гендерного неравенства, которое в условиях карантина обостряется, - подчеркнула эксперт.

Сегодня, когда многие кризисные центры и приюты не могут принимать жертв насилия из-за карантина, Ускембаева советует обращаться на горячие линии, где окажут помощь — социальную, психологическую, правовую.

- Люди хотя бы узнают, куда можно обратиться. У нас же работает полиция, работает скорая помощь. Сейчас стоит задача открыть карантинные боксы в приютах, потому что надо продолжать оказывать помощь и в условиях карантина, - подвела итог психолог.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
6744 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
10 июля родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить