Как Казахстану избавиться от ресурсного проклятия

Финансист Мурат Темирханов: Выбраться из ловушки, в которую попадают богатые природными ресурсами страны, Казахстану поможет лишь политическая воля

Иллюстрация: agenciadenoticias.unal.edu.co

Окончание. Начало см. здесь.

В предыдущем материале я описал, что означает термин «ресурсное проклятие», и рассказал, как оно повлияло на структурные реформы правительства и на оздоровление финансового сектора. Продолжим обсуждение главных проблем, связанных с этим явлением.

Волна приватизации не хлынет

Еще одной стороной ресурсного проклятия является гипертрофированная роль государства в рыночной экономике. Доля государственных бизнес-активов в ВВП РК уже превышает 60%. У этой проблемы много негативных сторон, перечислю лишь некоторые из них.

· Государство – неэффективный собственник коммерческих структур.

· Ситуация, когда правительство выступает регулятором и собственником бизнеса в одном лице, приводит к конфликту интересов, а в результате страдают рыночные отношения и население. Ярчайший пример – последнее повышение цен на бензин. Государство фактически монополизировало производство горючего и при этом само регулирует цены на ГСМ. О каких цивилизованных рыночных отношениях здесь может идти речь?!

· Тесные неформальные связи между политикой и коммерческой государственной деятельностью – тоже следствие высокой доли государства в экономике.

И каковы же успехи правительства в снижении роли государства в экономике? Увы, до сегодняшнего дня их не было совсем. Хуже того, с начала 2011 до середины 2014 доля государственных бизнес-активов в структуре ВВП существенно выросла. То есть правительство заявило о начале широкомасштабной приватизации, а пошло в обратном направлении. Например, фондовой рынок, крайне важный инструмент для развития несырьевой экономики, до сих пор не может отойти от нокаута, полученного в результате национализации всех частных пенсионных фондов.

Финансовый директор ФНБ «Самрук-Казына» Нурлан Рамхметов заявил, что в рамках второй волны приватизации в 2014 – 2016 будет реализовано 106 активов фонда, что составит около 9% всех его активов. Учитывая, что самые крупные активы будут приватизироваться именно в ФНБ «Самрук-Казына», эту «волну» даже рябью трудно назвать.

На конец 2013 валовые активы ФНБ составляли 15,3 трлн тенге, или 45% от ВВП. Правительство за 3 года планирует сократить эту долю с 45% до 41%. В целом (с учетом активов ФНБ «Самрук-Казына», НУХ «Байтерек», «Казагро», ЕНПФ и всех других госкомпаний), доля государства до конца 2016 упадет с более чем 60% до более чем 56%. Как правительство собирается выполнить поручение президента до конца 2020 снизить эту долю до 15%, мне непонятно.

Показательно, что вторая волна приватизации зародилась при премьер-министре Кариме Масимове. И он же запускает её во второй раз. Судя по всему, понадобится и третья попытка.

Как понравиться иностранному инвестору

Еще одна грань ресурсного проклятия – большая недооценка важности прямых иностранных инвестиций (ПИИ). Это стандартные грабли, на которые наступает большинство богатых ресурсами стран.

Поскольку частные внутренние инвестиции в Казахстане ограничены по многим причинам, для ускоренного развития несырьевой экономики крайне важны ПИИ. Исследования показывают, что у сырьевых стран обычно в целом неплохо с иностранными инвестициями, но практически все они идут в сырьевой сектор. Красивая картина с ПИИ сохраняется до момента, пока у страны есть возможности наращивать добычу сырья. Как только добыча стабилизируется или начинает падать, приток инвестиций в страну резко падает, и правительство начинает лихорадочно искать другие возможности их привлечения. Именно это происходит сегодня в РК.

Другой большой ошибкой сырьевых стран является замена ПИИ на государственные инвестиции. Благодаря «лёгким деньгам», накопленным в нефтяных нацфондах, у государства вдруг просыпается псевдопатриотизм, который имеет две стороны. Первой  является то, что государство объявляет большую часть своих бизнес-активов стратегическими, то есть делает их недоступными для иностранных инвестиций. Вторая сторона - государство решает не инвестировать нефтяные деньги за границей, а заменить ими иностранные кредиты и ПИИ. Для общественности и чиновников, одурманенных «лёгкими» деньгами, такой подход выглядит логично, но на деле это – прямое продолжение ресурсного проклятия.

В такой ситуации государство склонно забывать об элементарных вещах:  

1. Сберегательная часть денег в нефтяных фондах принадлежит будущим поколениям, и размещать их нужно в активы с гарантированными доходами. Как мы видели по реализации программы ФИИР, госинвестиции в нашу несырьевую экономику в большинстве своем убыточны. Что останется будущим поколениям?

2. Привлеченные ПИИ являются объективным тестом правильности развития экономики. Частный инвестор никогда не вложит деньги в неконкурентоспособный бизнес, а государство делает это постоянно. 

3. Разумное управление активами Нацфонда повышает кредитный рейтинг страны, что, в свою очередь, повышает инвестиционную привлекательность и конкурентоспособность экономики. Решение о замене иностранных кредитов и ПИИ на государственные инвестиции из фонда будущих поколений трудно назвать разумным.

В Казахстане в 2010-2012 прямые иностранные инвестиции росли неплохими темпами. В 2013 произошло резкое снижение их притока на 17%, и этот тренд сохраняется в 2014. Спад связан только со снижением инвестиций в добывающий сектор, прежде всего - в Кашаганский проект. С другой стороны, доля ПИИ в несырьевую экономику настолько мала, что ее увеличение даже в два раза все равно оставит её несущественной по сравнению с инвестициями в секторы, связанные с добычей природных ресурсов.

После резкого снижения ПИИ наше государство, наконец, проснулось и во 2 квартале 2014 инициировало новые меры по привлечению ПИИ в несырьевую экономику. К сожалению, эти меры, которые относятся к государственному субсидированию и налоговым льготам, половинчаты и вряд приведут к резкому росту инвестиций. В мире много стран, предлагающих инвесторам налоговые льготы и другие финансовые стимулы. В конкурентной борьбе за привлечение иностранных инвестиций большую роль играют другие факторы.

Например, один из ключевых для любого инвестора – баланс между стоимостью рабочей силы и производительностью труда. То есть, чем выше зарплаты в стране, тем больше должна быть производительность труда. К сожалению, Казахстан уже попал в «ловушку среднего дохода». Благодаря высоким зарплатам в сырьевом секторе уровень зарплат в целом по стране не соответствует производительности труда, что делает нас непривлекательными для ПИИ.

Деньги будущих поколений уходят на ветер

В международных исследованиях ресурсное проклятие также характеризуется непрозрачностью и крайней неэффективностью использования сырьевых (лёгких) денег, а также высоким уровнем коррупции. И в этом случае Казахстан является хрестоматийным примером. Особенно это касается нефтяных сбережений для будущих поколений.

У нас активы, предназначенные для будущих поколений, хранятся в двух фондах национального благосостояния (Sovereign Wealth Funds) - Национальном фонде и ФНБ «Самрук-Казына». Проблемы этих фондов усугубляют ситуацию с ресурсным проклятием.

Оба фонда изначально были построены как стандартные Sovereign Wealth Funds (SWF). Основное отличие «Самрук-Казына» от Нацфонда в том, что его активы целиком инвестируются в местную экономику. Такие SWF обычно имеют следующие характеристики:

· Фонды стерилизуют экономику от избытка сырьевых денег.

· В фондах хранятся активы, предназначенные для будущих поколений (когда истощатся природные ресурсы). Поэтому средства фондов должны быть инвестированы в высокодоходные активы с минимальным риском потерь.

· Исполнительная власть не имеет права использовать эти деньги для решения текущих проблем, поэтому фонды должны быть независимы от исполнительной власти.

· Все движения активов фонда должны быть прозрачны. Фонды должны быть подотчетны обществу (обычно через парламенты). Поступления и выдача денег из фондов, проходит только через государственный бюджет, в котором есть жесткий бюджетный контроль.

С точки зрения этих характеристик наш Нацфонд работает на «два с плюсом» по пятибалльной шкале. Он стерилизует экономику, забирая нефтяные налоги. Он частично прозрачен. Но вот выдачи денег из фонда взывают много вопросов.

Большая часть нефтяных сбережений была израсходована на выкуп акций рыночных компаний в государственную собственность, что плохо согласуется с желанием государства сократить свою роль в рыночной экономике. Также фонд профинансировал на громадные суммы под мизерные проценты ФНБ и институты развития, что не назовешь инвестициями в высокодоходные активы с минимальным риском. Большинство выдач из фонда в местную экономику проходило вне бюджетного контроля. Никто не видел обоснований эффективности таких инвестиций.

Все это стало возможным из-за полной зависимости Нацфонда от исполнительной власти и отсутствие общественного контроля.

Что касается ФНБ «Самрук-Казына», то, с точки зрения характеристик SWF, деятельность фонда можно оценить на «кол с минусом». Фонд целиком зависит от правительства, фактически являясь его подразделением. Инвестиции, приход и расход средств фонда осуществляются непрозрачно и практически бесконтрольно. ФНБ, по сути, стал теневым и бесконтрольным бюджетом чиновников, которые используют его по своему усмотрению.

Что касается коррупции, то мы не сможем от нее избавиться именно из-за ресурсного проклятия. Пока группа чиновников непрозрачно и бесконтрольно распределяет громадные ресурсы, а государство активно занимается коммерцией, коррупция неискоренима.

Как побороть проклятие

С ресурсным проклятием трудно бороться. У госорганов нет для этого мотивации, а население не будет проявлять инициативу, поскольку сырьевые доходы позволяют относительно неплохо жить. Некоторые исследователи этого явления отмечают, что наличие лёгких сырьевых денег нарушает ключевое взаимоотношение между государством и налогоплательщиком, который взамен оплаты налогов всегда может потребовать от власти соблюдения своих интересов.

В такой ситуации остается надеяться только на государство. В принципе, требуется лишь политическая воля для жесткого исполнения элементарных вещей:

· Необходимо, чтобы слова не расходились с делами. Нужна объективная оценка деятельности чиновников и их личная ответственность за ошибки и неисполнение планов.

· Нацфонд и ФНБ «Самрук-Казына» должны соответствовать стандартам. Они должны быть независимыми, полностью прозрачными и подотчётными всему обществу. Любая выдача денег из фонда в местную экономику должна быть обоснована и согласована с общественными институтами. Необходим полный контроль за использованием госинвестиций.

· Необходимо максимально ускорить сокращение доли государства в рыночной экономике. На рынке должен править частный капитал – как отечественный, так и иностранный.

· Необходимо начать политическую либерализацию так, как это записано в стратегии «Казахстан 2050». В рамках либерализации надо инициировать реальную политическую конкуренцию.

· Необходимо стимулировать участие населения в общественной и политической деятельности.  

Примечание. Автор подчеркивает в письме в редакцию, что изложенное им является только его личной точкой зрения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16287 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
28 ноября родились
Тимур Бимагамбетов
экс-директор по операционным добывающим активам АО НК «КазМунайГаз»
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить