Кабмин Сагинтаева возвращает $1,2 млрд Нацфонду

Новому премьер-министру Бакытжану Сагинтаеву благоволит финансовая фортуна - от кабмина в парламент пришли поправки в бюджет, которые не урезают, а увеличивают доходную часть. Впрочем, это совсем не говорит о финансовом здоровье казны

Фото: primeminister.kz

Девальвация переполнила бюджет

На застольях иногда говорят «бородатое» пожелание имениннику - чтоб на него напали деньги, и он не смог от них отбиться. В похожей ситуации сейчас оказалось наше правительство. Оно корректирует бюджет, и это не секвестр, а напротив, увеличение доходной части - совсем как в старые добрые времена.

Причем поступления выросли темпами, которых не бывало и в тучные годы: на 835 млрд тенге, то есть сразу на 25%. Парадокс, но именно в период, когда власть говорит о героической борьбе с кризисом, она встала перед необходимостью распределять рекордную сумму «лишних» денег.

По словам министра национальной экономики Куандыка Бишимбаева, план по доходам перевыполнен на четверть благодаря переходу на свободное плавание обменного курса тенге. Обесценивание национальной валюты привело к резкому росту номинальных поступлений экспортеров, исчисляемых в тенге и, соответственно, налоговых платежей. По корпоративному подоходному налогу превышение оценивается в 219 млрд тенге, по НДС- в 199 млрд тенге. Еще 197,5 млрд тенге поступят дополнительно за счет экспортной таможенной пошлины на нефть.

Учитывая, что рост налоговых поступлений от экспортеров обеспечен, в основном, за счет нефтедобывающих компаний, можно сказать, что на долю нефтянки пришлось порядка 600 млрд тенге, или 70% сверхплановых доходов бюджета.  

И это на фоне того, что во всем мире нефтяные компании подсчитывают убытки от своей деятельности и сокращают инвестиционные проекты. А наша нефтегазовая индустрия тем временем стала бенефициаром избыточными доходами. 

Как говорится, вот что девальвация животворящая делает...

Нефть всему голова

Таким образом, фискальный эффект девальвации выглядит неоспоримым.  За счет простого решения удалось не только заткнуть возникшую после обвала цен на нефть дыру, но и сформировать избыточную доходную массу, которая дала власти некоторую свободу маневра.

Однако этот эффект больше выглядит краткосрочным выигрышем, тогда как длинная макроэкономическая позиция серьезно пострадала.

Во-первых, профиль  бюджета фактически не изменился, дефицит остался на уровне 2% ВВП. При этом сам ВВП, по информации г-на Бишимбаева, сверхпланово вырастет лишь на 187,5 млрд тенге, отставая от прироста бюджетных доходов в 4,5 раза. Иными словами, между фискальной и экономической ситуацией увеличивается разрыв, и этот дисбаланс порождает новые риски.

Во-вторых, переполнение казны обесценившимися тенге обернулось ростом издержек для населения и несырьевого бизнеса, заставляя государство увеличивать затраты на их поддержку.

В-третьих, республиканский бюджет по-прежнему остается моделью жизни не по средствам, когда доходная часть, без учета трансфертов из Нацфонда, лишь на 49% покрывает расходную часть. Это далеко не лучший ориентир как для бизнеса,  так и для населения.

Выставочная экономика

При распределении излишних доходов правительство решило хотя бы частично сократить зависимость от Нацфонда, уменьшив трансферт из него на 2016 год на 400 млрд тенге. На фоне общего объема использования средств Нацфонда это, безусловно, является чисто символическим шагом, призванным показать, что власть обеспокоена стремительным сокращением резервов и понимает необходимость их сохранения. Но не более того.

Даже в нынешних условиях государство приняло решение увеличить расходы денег налогоплательщиков почти на такую же сумму, что и возврат средств Нацфонда - 380 млрд тенге. Из них 283 млрд тенге будут направлены на так называемое стимулирование экономики, включая поддержку АПК, второй этап инновационно-индустриальной программы и развитие транспортной инфраструктуры. Хотя речь идет о сферах,  где  итак приняты государственные программы,  в рамках которых из бюджета выделяются средства.

То есть за стимулированием экономики стоит на самом деле устранение просчетов по действующим направлениям финансирования, где выделенные уже средства не принесли результата.

Еще один блок дополнительных затрат по традиции связан с имиджевыми целями. В частности, 33,5 млрд тенге уйдет на подготовку к выставке ЭКСПО-2017 (несмотря на уверения, что денег уже достаточно), 53,3 млрд тенге на некую «синхронизацию строительства образовательных и научных объектов Назарбаев университета с объектами ЭКСПО-2017» (потрясающая формулировка).

Таким образом, говорить о преодолении бюджетного кризиса не приходится, поскольку бюджет держится на ранее накопленных резервах, но это не мешает власти сохранять прежний стиль расходования казенных средств, игнорируя ту самую «новую экономическую реальность», о которой она неустанно твердит.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

8555
просмотра
 
 
Загрузка...