Жители Казахстана всё более пессимистичны и сдержаны в своих тратах

Что влияет на рынок FMCG и потребительскую уверенность казахстанцев в 2022 году

ФОТО: © unsplash.com/Viki Mohamad

По данным исследователей, индекс потребительской уверенности (доверия) среди казахстанцев резко снизился в первом полугодии 2022 года после постепенного роста в предыдущем году. Это говорит о том, что фактор неопределенности продолжает формировать пессимистические настроения у покупателей. Отечественные потребители становятся более сдержанными в своих тратах и выбирают выжидательную позицию.

По словам коммерческого директора исследовательской компании Nielsen Казахстан  Мадины Сейсенгалиевой, значительное влияние на снижение индекса потребительского доверия имела оценка перспектив личного материального благосостояния жителей Казахстана, а также их убеждение, что сейчас не самое лучшее время для покупки новых вещей. Кроме этого, казахстанцы стали несколько хуже оценивать собственные перспективы трудоустройства в ближайший год. Совместное влияние данных трех факторов повлияло на снижение индекса в первом полугодии 2022 года, что соответствует общему глобальному тренду.

«На данный момент индекс находится в верхней зоне пессимистичных настроений и коррелирует со снижением мирового индекса потребительского доверия. Однако казахстанцы остаются более оптимистично настроенными, чем, например, россияне», – прокомментировала спикер.

Напомним, что в 2020 году из-за последствий пандемии, связанной с COVID-19, уровень потребительского доверия во всем мире пережил самое драматичное снижение за все время измерений в течение последних 15 лет. Последующие 12 месяцев стали периодом постепенного восстановления, которое было прервано геополитическими событиями в текущем году. После обострения ситуации в отношениях России и Украины, изначальный прогноз роста мировой экономики на 2022 год стал еще более пессимистичным. Ожидается, что война в Украине ускорит инфляцию, которая останется высокой дольше, чем прогнозировалась ранее, из-за растущих цен на сырье и более широкого ценового давления. При этом рост цен, который приходится больше всего на товары первой необходимости, окажет наибольшее влияние на уязвимые слои населения в странах с низким уровнем дохода.

Мадина Сейсенгалиева
ФОТО: личный архив
Мадина Сейсенгалиева

Относительно перспектив казахстанского рынка FMCG, по мнению Мадины Сейсенгалиевой, итоги 2022 года в значительной мере будут зависеть от того, как ситуация на рынке будет развиваться далее и какие экономические последствия она будет иметь на самого покупателя в Казахстане.

«На данный момент жители Казахстана занимают во многом выжидательную позицию: их поведение адаптируется под новую реальность и они все чаще начинают задумываться о стратегиях экономии и оптимизации затрат. Покупатели находятся в поиске оптимального набора магазинов – около 20% из них увеличили выбор мест покупки в поисках лучшей цены. Примерно столько же, наоборот, сконцентрировали свои покупки в небольшом количестве точек, убрав из репертуара более дорогие форматы магазинов», - отметила спикер.

Как считают в Nielsen Казахстан, на фоне сложившейся ситуации очевиден потенциал роста такого канала, как дискаунтеры, который еще во время пандемии полюбился покупателям, предоставляя им оптимальный выбор с точки зрения цены и ассортимента. При этом в электронной коммерции, ввиду стратегии оптимизации расходов, растет значимость маркетплейсов - как с точки зрения продуктовой, так и непродуктовых корзин, позволяя покупателю сравнивать цены и магазины. Если говорить про выбор брендов внутри магазина, то общая нацеленность покупателей на экономию вынуждает их искать более выгодные предложения и покупать товары по промоакциям, приобретать меньше в целом и переходить на более дешевые ценовые сегменты.

К слову, рост и уровень цен на товары повседневного спроса - не единственные причины для беспокойства отечественных потребителей. По данным Nielsen Казахстан, каждый второй казахстанец успел почувствовать отсутствие продуктов на полках в первом полугодии текущего года.

Между тем, по мнению сотрудников национальной торгово-розничной сети Magnum, проблема дефицита (сужения ассортиментного ряда) никак не сказывается на казахстанском рынке, так как, по их оценкам, изменения не сильные.

«По нашим данным, пул поставщиков не сокращается и даже каждый год растет. В основном это происходит за счет локальных производителей. Однако подчеркнем, что это информация по сети Magnum, так как мы заходим в новые регионы», – отметили в пресс-службе сети.

Также, по мнению данной торгово-розничной сети, каждый год рынок товаров повседневного спроса растет примерно на 30–50% от инфляции вне зависимости от таких внешних факторов, как, например, пандемия. Поэтому они в целом более оптимистичны в своих настроениях, чем потребитель.

«На рынке, несмотря ни на что, наблюдается рост modern trade, то есть перетекание из традиционной торговли (стихийные торговые точки, рынки) в современную цивилизованную (сетевые и несетевые магазины самообслуживания). Это происходит за счет роста эффективности ключевых игроков и открытия дополнительных квадратных метров. Перетекание происходит в районе 3–4% в год», - отметили в Magnum.

Тем не менее в данной торговой сети среди изменений на казахстанском рынке FMCG в текущем году выделили следующее:

- ажиотажный спрос на сахар, который увеличился значительно во втором квартале;

- дефицит ряда позиций, которые поставлялись или шли транзитом из РФ, но это не было критичным с точки зрения удовлетворения потребностей покупателей, поскольку их спрос переключился на другие товары в этих категориях;

- рост закупочных цен, что отразилось на цене на полке, и в результате снижается количество позиций, которые в среднем покупает клиент;

- незначительный – в районе 1–2% – переток покупателей из одного ценового сегмента в другой. Например, из премиум-сегмента – в средний плюс, из среднего плюс и среднего – в эконом;

- рост доли собственных торговых марок в обороте товаров и товаров первой цены (самый дешевый товар на полке в каждой товарной категории).

Кроме этого, в Magnum отметили еще несколько категорий товаров FMCG, которых коснулись изменения в спросе. «Просел больше всего классический non-food (непродовольственные товары), который шел из РФ. Также просели те позиции из гастрономии, в которых поднялись цены, как правило, это вновь российские продукты, например сыр. Стандартно выросла бакалейная продукция. Растут детские товары, зоотовары и напитки», – прокомментировали в пресс-службе торговой сети.

Однако в Magnum надеются, что сокращения игроков в ближайшее время на рынке FMCG происходить не будет, хотя предпосылки к этому есть. «Modern trade в Казахстане и так растет не сильно, а для государства крайне важно, чтобы ее доля росла. Потому что это и «белая» экономика, и увеличение количества рабочих мест, и рост налоговой базы, и сдерживание уровня инфляции. Хотя надо понимать, что ретейл – бизнес с низкой чистой прибылью, измеряемой в процентных пунктах от выручки, поэтому любые колебания (по инфляции, ограничения в ассортименте, увеличение затратной части) могут вызвать проблемы в бизнесе. Так что вероятность того, что будет сокращение игроков, все-таки существует», – поясняют в торговой сети.

Что касается инвестиционных проектов, то, по мнению управляющего компании Trade Help Андрея Калмыкова, никаких ожиданий, связанных с этим, у рынка уже нет. «За последние 5 лет с нашего рынка ушел Carrefour, не принял решение заходить Auchan, сняла свои намерения X5 Retail Group. Тихо и быстро растут дискаунтеры. Как только привлечешь к себе внимание – сразу выставляется местная кандидатура в учредители и на этом все заканчивается», – поясняет он.

По словам эксперта, казахстанский FMCG уже 30 лет как поделен на три части:

- 56% – ретейл на рынках в формате ИП, поэтому собственники рынков продолжают процветать;

- 24% – организованный сетевой ретейл, где есть ясность оплаты налогов государству. При этом чем яснее налоги, тем больше требований к ретейлу. Здесь также выделяется развитие двух национальных сетей: Magnum и Small через сделки слияния и поглощения;

- 20% – несетевые «азық-түлік», которые насчитывают около 60 000 магазинов у дома.

Также Андрей Калмыков считает, что многоформатность развития – трата ресурсов. «Например, у одной крупной национальной торгово-розничной сети четыре формата, в то время как на рынке идет активное развитие дискаунтерных сетей и им никто не конкурент: «Светофор», «Низкоцен» и «Доброцен» в food-ретейле и DNS в электронике. Все большие сети неповоротливы, эффективность бизнес-процессов слабая», – говорит он.

Андрей Калмыков
ФОТО: личный архив
Андрей Калмыков

Что касается ассортиментного ряда, то, по мнению спикера, он уже 10 лет избыточен. «Наша команда только и делает, что чистит товарные матрицы с 30% слабопродаваемого ассортимента и большим объемом неликвидов, - поясняет он. - Если говорить о базовом ассортименте, то его поставщики стабильны. Европейские производители четко контролируют объемы на казахстанский рынок и не дадут играть в тихую логистику вывоза двойного объема из Казахстана в Россию».

При этом Андрей Калмыков уверен, что интерес других зарубежных производителей к нашему потребителю сохраняется, поэтому дефицита опасаться не стоит.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14918 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить