Индустриализация Казахстана: бег после фальстарта

Программа индустриализации, проводимая государством до настоящего времени, вела Казахстан в тупик, в который обычно попадают страны, богатые природными ресурсами, считает финансист Мурат Темирханов. Мы уже потратили впустую миллиарды долларов на эту программу и, если ничего кардинально не поменяется, до 2050 года эти «деньги на ветер» увеличатся в десятки раз

Фото: donetsk.comments.ua

Этот материал является продолжением моей статьи на сайте Forbes.kz (читайте ее здесь и здесь) о том, как Казахстан сможет стать страной с конкурентоспособной экономикой, независимой от экспорта сырья. Тогда я лишь слегка затронул вопрос индустриализации Казахстана, сегодня уже хотел бы подробнее остановиться на этом вопросе. Сразу хочу сказать, что все, сказанное ниже, не является моими собственными наработками. Я только комментирую рекомендации, которые дал Майкл Портер, самый признанный в мире специалист по конкурентоспособности стран, в своих презентациях по конкурентоспособности Казахстана и Норвегии. Также в статье я использую детальное исследование причин устойчивого и очень высокого роста экономик трех небольших стран - Сингапура, Финляндии и Ирландии (в исследовании их называют «страны Сифир»), которое было сделано Всемирным Банком в 2012.   

Провал по экспорту несырьевой продукции

Казахстан имеет небольшое население, в связи с чем его можно отнести к малым странам. В своем анализе «стран Сифир» Всемирный Банк подчеркнул: государства с небольшим размером экономики смогут поддерживать её долгосрочный и стабильно высокий рост только за счет экспорта товаров и услуг. Это связано с тем, что у них маленький внутренний рынок, который быстро насыщается, и внутренний спрос не может быть генератором роста экономики в долгосрочном горизонте.

С точки зрения будущей конкурентоспособности Казахстана, важен не просто экспорт, а важен экспорт несырьевых товаров и услуг. В послании президента от 17 января говорится: «Внедрение наукоёмкой модели экономики преследует цель увеличить до 70 процентов долю несырьевой продукции в казахстанском экспортном потенциале (к 2050 – F)». Сама по себе цель очень верная, но, на мой взгляд, она скорее всего недостижима. Это связано с тем, что экспорт сырья в физическом выражении к 2050 вряд ли уменьшится, а цены на него наверняка сильно вырастут, и для достижения означенной доли несырьевой экспорт должен увеличиться в десятки раз.

Но сегодня беспокоит даже не столько сама цель, сколько предложенные пути её достижения. А они вызывают серьезные вопросы. Планируется, что наукоёмкая экономика на первом этапе будет создаваться на основе форсированного индустриально-инновационного развития (ФИИР) страны.

Вопрос №1. Первая пятилетка ФИИР подходит к концу. Но где её результаты, особенно сточки зрения экспорта? Недавно Министерство индустрии и новых технологий (МИНТ) опубликовало презентацию проекта Национальной экспортной стратегии до 2020. В ней сказано, что за первую пятилетку ФИИР экспорт обработанных товаров вырос на 6%. Сам по себе такой рост за 5 лет - просто мизерный, но МИНТ почему-то скромно умолчало, что за этот же период доля этих товаров в экспорте страны сократилась с 28% до 25% (это можно посчитать, опираясь на цифры той же презентации). При этом непонятно, что МИНТ имело в виду, употребляя термин «обработанные товары» вместо «несырьевые товары». Если в него включается еще и сырье первого передела, то фактическая ситуация с нашей индустриализацией обстоит гораздо хуже. То есть мы уже сделали фальстарт, но, не замечая этого, продолжаем нестись к заветной цели.

В чем проблемы политики индустриализации?

В своей презентации для Норвегии Майкл Портер категорично раскритиковал политику индустриализации этой страны. По его мнению, она «препятствует конкуренции и искажает её суть», что ведет к снижению конкурентоспособности страны в целом. Портер описал основные характеристики такой политики индустриализации:

*Слишком высокая централизация принятия решений по индустриализации.

*Цели для индустриализации выбираются, исходя из чьего-то ощущения о большом рыночном спросе на определенную продукцию и возможностях страны для создания конкурентного продукта для такого спроса (вероятно, имелись в виду «ощущения» чиновников, распределяющих ресурсные деньги).

*Такая политика ведет к тому, что вместо поддержки частных компаний создаются госкомпании.

*Политика вмешивается в рыночную конкуренцию через субсидии, защиту местного рынка от импорта, требования по государственным закупкам только у местных компаний и т.д.

*Для поддержания роста несырьевой экономики такая политика требует от государства непрерывного вложения громадных финансовых средств.

*Объекты подобной индустриализации имеют очень высокий уровень провалов, а успешные примеры часто имеют краткосрочную природу и слабую устойчивость в последующем развитии.

Не знаю, для кого как, а для меня такие характеристики - это высококачественная «цветная фотография» первой пятилетки ФИИР. Сейчас МИНТ готовит программу второй пятилетки, которая по поручению президента должна быть утверждена до середины этого года. 23 января первый вице-премьер Бакытжан Сагинтаев объявил, что правительство уже утвердило своим постановлением концепцию ФИИР. Мне удалось посмотреть её проект, который пока не был опубликован ни в прессе, ни на сайте e-gov.kz, и могу сказать, что подходы правительства к индустриализации ничуть не изменились. Я попытался найти уже утверждённую концепцию, но ее нигде нет, даже в юридической базе данных, в которую включены все постановления правительства. Такая засекреченность документа, имеющего чрезвычайно важное значение для будущего страны, еще больше убеждает меня, насколько прав старина Портер.

В своей предыдущей статье я писал, что вместо политики индустриализации Майкл Портер предлагает кластерную политику, которая имеет противоположные, несовместимые с индустриализацией подходы к развитию конкурентоспособности страны. С 2005 наше правительство умудрялось внедрять в экономику страны оба этих взаимоисключающих подхода. И, судя по последним новостям, такая каша продолжает вариться в головах членов казахстанского кабмина. Как я писал ранее, переход от политики индустриализации к кластерному подходу требует от правительства коренного пересмотра роли государства в рыночной экономике. К сожалению, этого пока не происходит. Правительство осуществляет правильные движения в некоторых направлениях, но делает шаги назад по другим векторам. Результат - как в басне Крылова про Лебедя, Рака и Щуку.    

Рост производительности – главная цель развития страны

Согласно Майклу Портеру, конкурентоспособность страны основана на долгосрочном росте производительности. Её уровень зависит от двух параметров - от ценности продуктов и услуг для рынка (то есть от уникальности и качества продукции), а также оттого, насколько эффективно они производятся. Уровень жизни в нересурсной экономике зависит именно от производительности труда: чем она выше - тем большую зарплату получают работники, при этом продукция  остается конкурентоспособной.

Один из ключевых посылов Портера - это то, что термин «конкурентоспособность» имеет абсолютно разное значение для компаний и для государств. В отличие от бизнес-структур, страны конкурируют между собой только путем предоставления местным и иностранным компаниям среды с наибольшей производительностью труда. В противном случае туда не придут иностранные инвестиции, и из неё уйдут местные компании, ориентированные на экспорт, в поисках более высокой производительности, - чтобы оставаться конкурентоспособными на международном рынке.

Портер подчеркивает, что увеличение экспорта за счет сдерживания роста зарплаты, как это делает Китай, или за счет искусственной девальвации местной валюты, как это делают многие страны (возможно, и мы тоже), носит краткосрочный характер и не повышает уровень жизни населения. Конечная цель повышения конкурентоспособности страны – рост благосостояния нации. А это можно сделать только через повышение производительности.

На мой взгляд, основным недостатком наших стратегических программ является то, что у правительства нет понимания, как поднять производительность на уровне компаний и как помочь им производить продукцию, которая будет конкурентоспособна на внешнем рынке, где очень жесткая конкуренция.

Правительству пора перестать обманывать себя и нас

Один из примеров этого самообмана – утверждение, что в первую пятилетку ФИИР в Казахстане уже создана автомобильная промышленность. То, что у нас есть, - это просто отверточная сборка, затеянная для того, чтобы снизить пошлины на импортируемые автомобили. Однозначно можно будет сказать, что мы создали автомобильную промышленность лишь тогда, когда большинство выпускаемых машин будет уходить на экспорт. В Казахстане же автопром ориентирован только на внутренний рынок. И он всегда будет отверточным, поскольку свой рынок мал и для компаний невыгодно инвестировать в производство отдельных частей автомобилей. В свою очередь компании, осуществляющие сборку авто, не станут повышать конкурентоспособность, потому что они защищены от импорта более эффективных производителей высокими пошлинами на готовые машины.

Другой большой ошибкой индустриализации является нацеленность на создание мобильных и мультимедийных, нано- и космических технологий, робототехники, генной инженерии и т.д. Хочется спросить: на чем основаны эти планы правительства?

ВВП Казахстана в 2013 составил около $220 млрд. В этом же году продажи компании Samsung составили порядка $230 млрд.

Вопрос№2: с учетом того, что на сегодня у Казахстана вообще нет высокотехнологических производств и опыта в сфере мобильных и мультимедийных технологий и робототехники, то какой шанс у наших компаний выиграть конкурентную борьбу, например, у того же Samsung в этих областях к 2050? У нашей страны есть один шанс, чтобы производить конкурентоспособную продукцию, – это если Samsung или другая транснациональная корпорация решит перевести своё производство в Казахстан. Но сегодня мы являемся абсолютно непривлекательными для ТНК, не связанных с добычей сырья. 

Пора заняться государственными монополиями 

В своей презентации по Казахстану Майкл Портер говорит, что перед нашей страной стоит громадная задача по повышению производительности в секторах, которые не конкурируют с импортом из внешних рынков (non tradable goods). Прежде всего это касается так называемых «естественных монополий» - производство и передача электроэнергии, железнодорожные перевозки, проводная телефонная связь, обеспечение холодной и горячей водой и т.д. Практически все они принадлежат государству. В любой стране эта часть экономики является крупнейшим работодателем. Производительность в ней напрямую влияет на конкурентоспособность страны. Уже сегодня экспортёры жалуются на неоправданный рост тарифов в естественных монополиях. Например, в проекте Национальной экспортной стратегии до 2020, подготовленной МИНТ, указано, что 60% экспорта Казахстана идет по железной дороге и тарифы КТЖ растут на 15% ежегодно. С учетом наших пространств, как в таких условиях можно говорить о конкурентоспособности отечественного экспорта? А МИНТ в своей презентации проекта, вместо того чтобы остро поставить вопрос о росте производительности и снижении затрат в естественных монополиях, говорит о субсидировании транспортных расходов экспортеров. И это уже напоминает сказку про белого бычка, поскольку любое субсидирование нарушает нормальную конкуренцию, что в конечном итоге приводит к снижению конкурентоспособности субсидируемых компаний.

Также в контексте естественных монополий хотелось бы отметить явный конфликт между повышением производительности труда и твердой позицией правительства по вопросу снижения безработицы. Рост производительности приводит и будет приводить к сокращению работников. Но в Казахстане это порой доходит до абсурда. Недавно в новостях прозвучало, что один из крупнейших иностранных инвесторов в РК Лакшми Миттал встречался с Нурсултаном Назарбаевым в Давосе, и они обсуждали проблему сокращения рабочих в Темиртау. О каком привлечении транснациональных компаний может идти речь, когда иностранные инвесторы вынуждены обсуждать такие вопросы на уровне президента! О каком повышении производительности в государственных естественных монополях мы говорим, если государство любой ценой, даже в ущерб конкурентоспособности товаров и услуг, пытается поддержать низкий уровень безработицы? Здесь правительству надо расставить четкие приоритеты: либо решаем социальные вопросы, либо повышаем конкурентоспособность страны.

Широкомасштабная приватизация

Одним из ключевых моментов презентаций Майкла Портера как по Казахстану, так и по Норвегии является разделение роли государства как собственника и как регулятора и снижение его участия в рыночной экономике. Достичь этого можно только широкомасштабной приватизацией. При этом, на примере КТЖ, приватизировать надо не какие-нибудь непрофильные активы этого госмонополиста, а надо продать как минимум 49% акций частным инвесторам, прежде всего иностранным, которые не понаслышке знают, что такое операционная эффективность и внутренние контроли за расходами.        

Говоря о широкомасштабной приватизации, я хотел бы еще раз остановиться на нескольких важных моментах.

·       Широкомасштабная приватизация должна быть напрямую привязана к снижению доли государства в рыночной экономике в целом. В противном случае правительство, продавая доли в одних коммерческих активах, одновременно будет приобретать другие коммерческие активы.

·       Не надо зацикливаться на «Народном IPO». Само население не осилит такую массовую приватизацию. Для масштабной приватизации необходимо привлекать иностранных инвесторов всех видов: и стратегических, и портфельных. Тогда у нас будет настоящая рыночная экономика, интегрированная в международные рынки.

·       Также не надо зацикливаться на стратегической сущности приватизируемых компаний. Если государство продаст 30% стратегической нацкомпании, это не будет означать потери стратегического контроля со стороны государства. С другой стороны, такая приватизация увеличит прозрачность все еще государственных предприятий, улучшит корпоративное управление в них и позволит рынку реально оценить их конкурентоспособность и эффективность.

 От редакции Forbes.kz предлагает читателям продолжить дискуссию на эту тему на нашем сайте. Ждем ваших комментариев и предложений.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19845 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 августа родились
Канат Ускенов
Бывший генеральный директор АО «Машиностроительный завод имени С.М. Кирова»
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить