Государство покидает экономику

Предложение о дерегулировании цен на продовольствие со стороны министра сельского хозяйства Асылжана Мамытбекова говорит о том, что процесс сворачивания государственных функций в экономике нарастает лавинообразно. Похоже, это главная антикризисная реакция властей

Иллюстрация: tcayanovsky.com

От валюты до хлеба

Второй раз за последние три месяца государство отказалось от поддержки курса национальной валюты. Теперь уже, как говорят, по-настоящему (первый, видимо, было понарошку). Не будем торопиться и называть это полным отказом, который вообще трудно достижим в стране с неустойчивой экономикой и финансовым сектором. Здесь важнее не результат, а процесс - само намерение государства вверить судьбу национальной валюты свободному рынку (или тому, что под ним подразумевается в наших условиях).   

Если мы посмотрим на решения и инициативы власти за последнее время, то увидим, что все они подчинены общей логике – сворачиванию государственного присутствия в социально-экономической сфере. В этом ряду, например, располагается отказ от государственного регулирования предельных розничных цен на самый ходовой бензин Аи-92 в начале сентября. А в понедельник, 9 ноября, министр сельского хозяйства Асылжан Мамытбеков предложил пойти по этому пути и на продовольственном рынке: «Мы считаем необходимым дерегулирование цен на продукты питания: к сожалению, мы сегодня сельхозтоваропроизводителей заставляем держать цены на одном уровне ввиду различных причин, хотя рынок там конкурентный довольно, при этом мы совсем не регулируем импорт, совсем не регулируем торговлю».

Правда, в соответствии с законодательством государство и так имеет возможность вмешиваться в ценообразование очень узкого круга продовольственных товаров – так называемых социально значимых. Но по факту власть пытается различными методами сдерживать стоимость и других продуктов во имя социальной стабильности.  Таким образом, дерегулирование будет означать отказ как от контроля за стоимостью социально значимых видов продовольствия, так и от практики хождений акимов по базарам и заседания всевозможных штабов и комиссий по контролю за продовольственными ценами.

Эвакуация из рынка

Помимо отказа от вмешательства в стоимость валюты, бензина и продовольствия, ярким примером снижения участия государства является принятый недавно парламентом новый Трудовой кодекс. Его идеология заключается в том, что «отношения между работодателем и работниками будут в большей степени строиться на принципах саморегулирования». Простыми словами, государство не будет вмешиваться в процедуры найма, перемещения и увольнения работников, определение рабочего времени, условий и оплаты труда.

Ранее были приняты поправки в пенсионное законодательство, которые вводят обязательные пенсионные отчисления  работодателей для формирования так называемой условно-накопительной компоненты. А это не что иное, как перекладывание государством на работодателей части ответственности за неэффективную пенсионную систему. 

Проводимая в настоящее время приватизация – это также не просто уменьшение доли госсобственности, но и сворачивание ряда функций государства. Избавляясь от районных газет, спортивных сооружений и команд, языковых центров и тому подобных объектов, государство не рассчитывает на прибыль. Речь идет о передаче всё большего количества социальных функций в частную среду.

Предстоящая волна приватизации еще сильнее подчеркнёт этот процесс. Ведь речь идёт о продаже не просто крупных прибыльных компаний, а инфраструктурных объектов, от которых зависят экономические условия для бизнеса в целом. Например, планируемая приватизация всех трёх крупных НПЗ говорит об уходе государства из этой отрасли. Примечательно, что даже приватизация серьёзных активов не рассматривается в качестве меры для компенсации доходов бюджета, потерянных из-за падения сырьевых цен. Вопрос поступлений даже не обсуждается, то есть свою выгоду государство видит не в этом, а в освобождении от инвестиционных обязательств. Кроме того, неизбежными последствиями приватизации станет снижение социальной нагрузки этих предприятий  и либерализация тарифов, если речь идет об инфраструктурных объектах.

Шторм без экипажа

Государство стремительно уходит из экономики. Теоретически это является позитивным фактором, его предписывают как лекарство для неповоротливых сырьевых экономик, страдающих от низкой конкурентоспособности.

Нынешняя политика властей, безусловно, заслужит аплодисменты от западных приверженцев small government. Госкапитализм в казахстанском исполнении чрезмерно перегрузил экономику. Когда корабль попадает в шторм, ему нужно избавляться от балласта.

Но на практике снижению госучастия должна предшествовать определённая подготовительная работа. Нужен какой-то понятный всем план. Нужны альтернативные институты. Нужны механизмы, которые защитят потребителей в случае замены государственной монополии на частную монополию. Но у нас вплоть до последнего момента отстраивалась вертикальная модель управления: создан единый пенсионный фонд, единое представительство интересов  предпринимателей, единый профсоюз, единый закупщик лекарств и т.д.

А теперь государство объявляет: всем спасибо, все свободны - и спешно  сворачивает присутствие. Если продолжать аналогию со штормом, то ситуация сегодня больше похожа на бегство экипажа с корабля, пассажирам которого предлагается выруливать самостоятельно.

Кроме того, несколько смущает то, что инициативы о сокращении государственного участия в экономике исходят от тех же людей, которые выстраивали государственный капитализм. Это наталкивает на мысль, что вместо смены экономической идеологии мы наблюдаем просто ситуативную адаптацию к трудным условиям.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10966 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
19 июня родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Оксана Чусовитина: Любое поражение – это первый шаг к победе Смотреть на Youtube