Глава НПФ «НефтеГаз-Дем»: "Наличие проблем у ПФ - не повод для огульной критики системы"

Своим мнением о том, что же в итоге может получиться из этого, в интервью КазТАГ поделился председатель правления АО «Накопительный пенсионный фонд «НефтеГаз-Дем» Нурлан Амиржанов

Действующая накопительная пенсионная система Казахстана находится в ожидании перемен. Предполагается, что уже во второй половине этого года казахстанцы узнают об изменениях в законодательстве, которые должны помочь пенсионным фондам выправить положение дел и показать ожидаемую всеми хорошую доходность. Своим мнением о том, что же в итоге может получиться из этого, в интервью КазТАГ поделился председатель правления АО «Накопительный пенсионный фонд «НефтеГаз-Дем» Нурлан Амиржанов.

- Нурлан Какенович, в исследовании рейтингового агентства «Эксперт РА Казахстан» пенсионного рынка  утверждается, что накопленный уровень инфляции за последние 5 лет в 2 раза превысил средневзвешенную доходность НПФ. В принципе, об этом всем было известно и ранее, но, по словам заместителя гендиректора агентства Армана Жахина, предпосылок к значительному росту доходности НПФ в ближайшее время нет. Вы разделяете эту точку зрения?

- На самом деле это не так. Страна жила, начиная с кризиса 1998 года, лет десять в состоянии постоянного подъема. В эти годы доходность пенсионных фондов обгоняла инфляцию. И вдруг в какой-то момент, когда появились глобальные турбулентные сдвиги на западном рынке, доходность начала падать. В этой ситуации пенсионные фонды действительно начали более консервативно относиться к инвестициям. Практика показывает, что это нормально, и это даже выручает наши пенсионные фонды: в относительно долгосрочном периоде мы выглядим даже очень хорошо. И когда нам говорят о том, что предпосылок к росту доходности НПФ в ближайшее время нет, это тоже неправильно.

- Почему?

- Это зависит от действий регулятора. Если регулятор ослабит свои позиции в части принятия рисков, я думаю, в течение года-двух вы увидите совершенно другую доходность.

- Более высокую?

- Конечно. Я думаю, что максимум год понадобится для того, чтобы восстановить какие-то позиции. Сейчас мы вынуждены в силу обстоятельств, происходящих на глобальных рынках, сидеть в более консервативной позиции только потому, что происходят глобальные движения на финансовых рынках, которые не зависят от нас, но которые, в свою очередь, сильно давят на наш фондовый рынок.

- Однако, учитывая ту неопределенность, которая сейчас наблюдается в мире, и по всей видимости это еще далеко не конец ее, ситуация может быть еще хуже...

- Конечно. Поэтому я и говорю: мы находимся в достаточно консервативной позиции, минимизированы все риски. Стоит пережить этот ожидающийся коллапс или вторую волну кризиса, которая ждет нас впереди.

- Значит, первоочередной задачей в ближайшее время будет задача сохранения пенсионных вкладов?

- Это регулятор так думает. Мы говорим о том, что все равно надо двигаться вперед, хотя тоже сейчас стали очень осторожны. Ну и к этому нас подталкивает регулятор, и в результате появляется суперконсервативный портфель. Мы фактически дрожим, сидим, боимся всего, а вдруг там что-то лопнет или не срастется в очередной раз.

В любом случае то, что происходит на западных рынках, – это бумеранг, который все время нас заставляет быть начеку. И без восстановления мировых рынков самодостаточной наша экономика и наш фондовый рынок вдруг сами по себе не станут: ни с того ни с сего расти и восстанавливаться супербыстро на фоне того, что происходит на Западе. Когда там уляжется, и у нас будет хорошо.

- Согласно другому документу - отчету Нацбанка о финансовой стабильности Казахстана - кризис ожидает пенсионную систему РК в случае, если доходность пенсионных фондов останется прежней. При этом сам регулятор отнес низкую доходность пенсионных фондов, обусловленную их консервативной политикой, к системным рискам финансового сектора, значимость которых будет расти в долгосрочном периоде. Выходит, проблемы в самих НПФ?

- Не скажу, что проблем у накопительных пенсионных фондов нет. Были и будут еще ошибки. Система переживает один из самых кризисных моментов. В принципе, они правы: низкая доходность обусловлена консервативной политикой. Мы перестраховываемся, видя потери. Но это не значит, что надо огульно всю нашу пенсионную систему хаять и говорить о том, что она плоха.

- Но почему тогда у общества сегодня такое негативное отношение к пенсионной системе страны? Ведь, как говорится, дыма без огня не бывает.

- На данном этапе основная претензия к пенсионным фондам заключается в необеспечении кривой доходности. Но, ребята, вспомните: 10 лет до этого периода мы жили в других условиях, была некая эйфория, когда, наоборот, доходность пенсионных фондов превышала инфляцию, и никто нигде об этом не говорил и не кричал. Конечно, случился кризис, но мы правильно сделали, что стали консервативнее, стали меньше инвестировать и, соответственно, меньше получать доходов, потому что минимизация рисков – это основное, на что пенсионные фонды сейчас должны обращать внимание в нынешних глобальных условиях нестабильности.

Когда говорят, давайте мы объединим все фонды и отдадим это какому-нибудь внешнему управляющему, который обеспечит нам высокую доходность, вы знаете, что это просто горбатого, как говорится, лепят. Если была бы возможность, если был бы в мире хоть один управляющий фондом с нормальным рейтингом, который к нам пришел и предложил бы взять, допустим, миллиард долларов, но при этом обеспечил показатели доходности активов выше нашей инфляции, конечно, не каждому шарлатану, но отдали бы в управление. У нас в законодательстве предусматривается возможность передачи пенсионных активов под такое управление.

Но что на самом деле происходит? Приезжает сюда западный инвестфонд (я не стану называть, их здесь побывало в этом кресле, на котором, кстати, вы сидите, штук 10) и предлагает сотрудничество и свои услуги. Мы говорим: «Хорошо. Мы можем вам даже передать под ваше управление, допустим, половину активов». – «А какое условие?», - интересуются они. – Мы говорим: «Единственное условие – инфляция. Обеспечьте доходность по нашей инфляции. Не надо выше – просто доходность по нашей инфляции».

Поначалу они радуются, а потом, подняв данные по нашей инфляции в 8-9% и поняв непредсказуемость поведения этих данных, их реакция звучит примерно так: «Да вы что, с ума сошли что ли?!» и отсюда бегут. Потому что на Западе нет такой доходности в 8-9% годовых и нет такой непредсказуемости, разве что только в последнее время.

Знаете ли, примерно какая доходность их там интересует, и какую они могут показать? Это примерно 4-5%. Это инвестфонд, который сработал супер! 1-2% годовых – вот их доходы при их инфляции, и это нормально. Каждый желающий сейчас в интернете может посмотреть среднюю доходность аналогичных фондов в мире и они будут удивлены их показателям. Например, за последние два года они просто повсеместно отрицательны и никому в голову там не приходит сравнивать эти минусовые показатели с их инфляцией, хотя в последние годы, конечно, и эти цифры начали меняться с пугающей быстротой.

- Какие изменения предполагаются в казахстанском законодательстве применительно к НПФ?

- Все они касаются в основном инвестиционной деятельности. Я думаю, что основополагающей задачей регулятора является не исполнение доходности как таковой, а именно сохранность пенсионных накоплений. С этой точки зрения регулятор и подходит к этому.

- Что-то кардинальное в пенсионной системе будет происходить? К примеру, ее перестройка?

- Уверен, что кардинального ничего не надо делать в действующей пенсионной системе. Существующая система вполне жизнеспособна, она работает. Через кризис она прошла. Конечно, ошибок, синяков мы понабрали немало, поэтому надо только немного ее скорректировать. Как это сделает регулятор, мы увидим в ближайшее время.

- Какие конкретные предложения участников рынка Вы можете озвучить?

- Вот мы, как пенсионный фонд, ратуем за то, чтобы у вкладчика была возможность выбора большего количества вариантов портфелей – не 3, а, например, до 10-ти или до 20-ти. Надо дать ему право выбирать. Надо чтобы вкладчик приходил в фонд и вместе со специалистом фонда в буквальном смысле формировал свой пакет бумаг, свой инвестплан, и уж потом не мог ни на кого кивать головой. Это - в идеале. И вроде бы есть понимание уже у регулятора, что надо дать больше свободы в этом отношении для вкладчиков. Это было наше предложение.

Не знаю, как регулятор, в конечном итоге, подойдет к этому, но у пенсионных фондов, кроме того, было озвучено радикальное в своем роде предложение - отойти полностью от понятия «привязка к инфляции».

- Каким образом? Как известно, коэффициент номинального дохода НПФ привязан к инфляции. 

- Мы не живем привязкой к инфляции. Инфляция – это совершенно другая категория, в экономике это товарная категория. Ее сравнивают по стоимости товара в определенный промежуток времени по отношению к другому промежутку времени. Поэтому у нас даже доходность неправильно исчисляется. У нас доходность, если вы знаете, исчисляется по отношению к доходности, которая была показана за прошлый период. При этом применяется такая специфичная категория, как условная единица. Когда мы говорим «годовая», мы берем, к примеру, за май по отношению к маю прошлого года. А если у тебя в мае прошлого года было 10% годовых, а в этом году тоже 10% годовых – у тебя она сходится. Но если в прошлом году было 20%, в этом 5% - у тебя получается отрицательная доходность. Понимаете? То есть минус 15%.

 - А с чем тогда сравнивать?

- Должна быть привязка к кривой доходности по государственным ценным бумагам. Это во всем мире так принято - это основной бенчмарк, показатель для системы. Никто за рубежом абсолютно не сравнивает доходность по инфляции, потому что это глупость. Товарную позицию сравнивать с чисто финансовой – это глупость. Сам термин этого не подразумевает. Отсюда и непонимание идет, когда одну экономическую категорию сравнивают с совершенно другой категорией.

- В Чили, чью накопительную пенсионную систему мы взяли, так сказать, «на вооружение», также сравнивают по бумагам?

- Естественно. Вот мы сидим и говорим об одной из главных стратегических ошибок – о том, что нашу доходность пытаются сравнить с инфляцией. Это вообще сумасбродство какое-то. Нигде такого нет – уравнивать понятие доходности и инфляцию. Как это? Кто это придумал? Зачем это регулятор придумал вообще? Не понятно.

- Когда изменения в законодательство могут быть приняты?

- Эти изменения, думаю, до 1 августа точно будут приняты.

- Разделяете ли Вы мнение главы «Народного банка», что реформа пенсионной системы должна проходить открыто, и это должно быть достоянием общественности?

- Конечно. В этом отношении государство должно обратить внимание на финансовую грамотность. Почему население индифферентно относится к этим усилиям? Потому что оно не может понять, к чему мы движемся и зачем? Ресурсов самих пенсионных фондов достаточно лишь для того, чтобы отдельным слоям населения что-то объяснять буквально на пальцах. Вот мы провели совместно с Ассамблеей народа Казахстана образовательную кампанию по повышению финансовой грамотности, но для более успешного результата должна включиться вся государственная машина, в том числе средства массовой информации. Населению надо объяснять и обьяснять, и не жалеть для этого ресурсов.

- Судя по сказанному, Вы видите перспективу развития пенсионной системы Казахстана, учитывая ожидаемые изменения, позитивно. Но если доходность внутри страны низкая, а за рубежом наблюдается растущая нестабильность, каким образом казахстанским пенсионным фондам показывать хорошие результаты, и главное – на чем?

- Надо двигать свои внутренние инфраструктурные проекты Казахстану и не бояться. И таких проектов надо как минимум не 2, а 22, много. А этих проектов нет. В этом плане ожидаем, что будут большие подвижки. Неужели в стране все дороги отремонтированы, вся инфраструктура уже налажена, жильем все обеспечены?  Так что в этом направлении, по нашему мнению, непаханое поле.

- Предполагается, что в рамках реализации государственной программы форсированного индустриально-инновационного развития, по одной из инициатив, деньги пенсионных фондов будут вкладываться в эти проекты. 

   - Сколько бы проектов ни предлагалось, с удовольствием согласился и рассмотрел бы их. Впрочем, любой фонд рассмотрел бы с удовольствием эти проекты, если это, конечно, будет идти в рамках идеи государственно-частного партнерства, и если правительство будет гарантировать по ним стабильность.

- Но за последние 12 лет наши государственные топ-менеджеры не осуществили ни одной программы, которые они предлагали народу и президенту. К примеру, «30 корпоративных лидеров», программа развития села и ряд других. Отдельные проекты были успешными, но ни одна программа в целом не выполнила всех поставленных задач…

- Вот отсюда и идут все беды. Потому что в Казахстане почему-то все программы проваливаются успешно.

Впрочем, если брать в целом основные задачи, которые в свое время (тогда еще в далеком 1998 году) ставились перед создававшейся накопительной пенсионной системой, они решены. Это в первую очередь - создание внутреннего фондового рынка; он у нас есть. Это - появление внутреннего инвестора; они появились. Это - внутренняя конкуренция; она присутствует и так далее.

- Спасибо за интервью.

Источник: Асхат Ахметбеков, КазТАГ.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5047 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
15 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить