Эмиграционные настроения и соблазн уйти в тень. Чем нам грозит прогрессивный ИПН?

Мнения экспертов об инициативе по введению прогрессивной шкалы налогообложения индивидуальных доходов

ФОТО: Tom Barrett / Unsplash

Предложение ввести прогрессивную шкалу исчисления индивидуального подоходного налога (ИПН) Касым-Жомарт Токаев озвучил на заключительном заседании Государственной комиссии по чрезвычайному положению 10 мая. Принцип такой системы - более высокие доходы облагаются более высокой ставкой налога.

«Смысл прогрессивной шкалы в том, что граждане с невысокими зарплатами будут платить меньше, чем сегодня, а для высокооплачиваемых работников сумма уплачиваемого налога возрастет, - сказал он. - Наша основная цель – вывести из «тени» наиболее массовый, непрозрачный нижний сегмент заработных плат. Если ставка по ним сократится, будет меньше стимулов платить в конверте».

«Низовые» зарплаты на самом деле — самый «темный угол» налоговой системы. О прогрессивной шкале в Казахстане говорят уже давно. Так, Болат Жамишев в бытность министром финансов обещал, что прогрессивный ИПН будет введен в 2011. Тимуру Сулейменову, тогда министру нацэкономики, поручалось внедрить этот принцип до конца 2018. Однако каждый раз находились серьезные препятствия. Вот и сейчас есть сомнения - не уйдут ли в тень высокооплачиваемые работники, если повысить ставку ИПН? Больше или меньше налогов соберет государство в свой «кошелек»?

От трёх до десяти

- Вопросы справедливого налогообложения населения давно находятся на повестке. Как показывает мировой опыт, прогрессивная шкала индивидуального налогообложения не всегда решает проблему теневых доходов. Зачастую ключевым фактором является теневой характер деятельности самого работодателя. Высокие налоговые ставки в свою очередь могут привести к уклонению от обложения через необлагаемые виды вознаграждения (например, дивиденды), эмиграционным настроениям среди высокооплачиваемых конкурентоспособных личностей и в целом может дестимулировать формирование среднего класса, - предупреждает Жанат Мырзабеков, заместитель директора Института мировой экономики и политики при Фонде первого президента РК.

По его мнению, необходим иной подход в решении вопроса «справедливости» налоговой нагрузки.

- В Казахстане фактически сложилось прогрессивное-регрессивное налогообложение доходов физических лиц. Доходы самозанятых (ок. 2 млн человек) облагаются ИПН в размере 0,1 МРП в рамках единого совокупного платежа (ЕСП). Ставка ИПН для индивидуальных предпринимателей (ок. 1 млн человек) – 3%. Занятое по найму население, чьим основным доходом является заработная плата, облагается ставкой 10% ИПН. Кстати, трехкратная разница в ставке привела к тому, что – с учетом нагрузки в виде социальных отчислений – работодатели переводят своих сотрудников «на аутсорс» и нанимают их как индивидуальных предпринимателей, - обрисовал он нынешнюю ситуацию.

При этом у состоятельной части населения инвестиционные доходы (например, аренда - если оформлена через ИП, дивиденды, проценты) облагаются более низкими ставками (0-5%), то есть совокупная нагрузка составляет менее 10%. В связи с этим Жанат Мырзабеков предлагает следующее.

Во-первых, для наемных занятых с низкими доходами ставку ИПН снизить до 3%.

Во-вторых, для относительной компенсации выпадающих доходов у состоятельных физлиц необходимо обложение всех видов доходов по одинаковой ставке (10%).

В-третьих, всеобщее декларирование не только доходов, но и расходов населения (домохозяйств, а не индивидуально), с встроенными механизмами вычетов расходов на развитие домохозяйств (образование, здоровый образ жизни и т.д.), компенсирующихся в последующем ростом налоговых поступлений, снижением государственных расходов на здравоохранение, ростом качества жизни.

Реализация данных мер, по мнению эксперта, приведет к более справедливому распределению налоговой нагрузки, искоренит стимулы к теневым доходам, а также поможет сократить относительный разрыв между богатыми и менее обеспеченными слоями населения.

Сначала — декларация, потом - налог

ФОТО: facebook.com/aidar.massatbayev

- Это сложный вопрос требует комплексного, многостороннего ответа. Начнём с логики государства, - рассуждает Айдар Масатбаев, дипломированный налоговый эксперт LLM, юридический консультант. - По мнению государственных мужей, пласт высокооплачиваемых специалистов - это чаще всего экспаты, которые скорее всего на «конвертный» формат оплаты не пойдут. Второй контингент этого пласта - уже наши специалисты, которые добились признания у своих работодателей. Они находятся немного в других, чуть менее комфортных условиях (их центр жизненных интересов - Казахстан, им придётся приложить больше усилий, чтобы найти работу за рубежом). Поэтому эта категория наших соотечественников (предположу, самая многочисленная в пласте высокооплачиваемых сотрудников) будет переживать большой соблазн, с одной стороны, помочь работодателю сэкономить на налоге, ОПВ, социальном налоге (отчислениях) и ОСМС и оставить тот же уровень дохода - с другой. В общем, риск ухода «в тень» заработных плат высокооплачиваемых специалистов очень реален.

Что касается конкретных прогрессивных ставок, то в черновике у Министерства национальной экономики было указано следующее.

- Введение прогрессивной ставки было перенесено на последний срок введения всеобщего декларирования (2025) и представлялось следующим образом: обложение нулевой ставкой ИПН доходов до 720 тыс. тенге в год (60 тыс. тенге в месяц), по ставке 15% – доходов свыше 720 тыс. (до 2,4 млн тенге в год), по ставке 17% – доходов свыше 2,4 млн (до 3,6 млн тенге в год) и по ставке 20% – доходов свыше 3,6 млн тенге в год, - перечислил Масатбаев. - Я думаю, бизнес-сообществу первый оффер будет предложен именно так. Но надо учитывать, что усиление налогового бремени правительство планировало нивелировать новыми послаблениями: предполагалось, что физическим лицам разрешат уменьшить свой налог с зарплаты пропорционально расходам, связанным с оплатой вознаграждения по ипотеке в любом БВУ, оплатой своего обучения в вузах или обучения детей, а также расходов на дошкольное образование. Для благоприятного восприятия налогоплательщиками новых ставок налога необходимо предоставить более широкий перечень вычетов, например вычет расходов на ремонт квартиры/дома и так далее.

О всеобщем декларировании в первую очередь сказал и экономист Жарас Ахметов.

- Если речь идет о прогрессивной шкале, то ее можно внедрять с декларированием доходов. В такой системе должна быть четко определена налогооблагаемая база - какие доходы попадают под налог, а какие освобождаются и облагаются по фиксированной ставке. Должны быть предусмотрены и вычеты из доходов, ведущие к снижению налогооблагаемой базы. Для государства система вычетов - это создание стимулов для потребления отечественных товаров, работ и услуг, - отметил он и подчеркнул: - Но работать такая система может при двух условиях. Условие первое - налоговая федерализация. Она существует даже в унитарных государствах. Условие второе - реальное народное представительство.

Кто выйдет из сумрака

В феврале Миннацэкономики выступало с инициативой введения прогрессивной шкалы ИПН, тогда предлагалось, что для работников с зарплатой выше 500 тыс. тенге ставка ИПН составит 15%, и далее по нарастающей. Это касалось 150 тыс. работников, привел свои данные директор центра прикладных исследований «Талап» Рахим Ошакбаев и назвал другие базовые цифры:

- По данным ГФСС за февраль 2020, число участников системы обязательного социального страхования составило 4,4 млн человек. При этом согласно статистике в экономике занято 8,8 млн человек, таким образом, более 4 млн занятых получали неофициальные доходы. Регулярные пенсионные взносы 12 раз в год делают всего 2,5 млн человек при более чем 8 млн занятых казахстанцев. При этом 63% из них показывают зарплату меньше, чем минимальная.

Поэтому введение прогрессивной шкалы может иметь обратный эффект, считает Ошакбаев.

- В Казахстане очень высока доля людей, которые уклоняются от уплаты налогов, по двум причинам: первая — это можно делать, и достаточно безнаказанно, что говорит об очень слабом налоговом администрировании, и существенно изменить эту ситуацию вряд ли возможно. И второе — общая нагрузка на фонд оплаты труда и так высокая. Сейчас она составляет 31%, и значительная часть населения уклоняется от уплаты, а если сделать прогрессивную шкалу и будет, скажем, 40-50%, то какой вообще смысл показывать эти доходы, если можно уйти в другой налоговый режим, например индивидуальное предпринимательство или договор гражданско-правового характера? - задался он риторическими вопросами.

Прежде чем переходить к прогрессивной системе, нужно провести широкое обсуждение, уверен экономист.

- Я надеюсь, что реализация будет осуществляться только после перехода к всеобщему декларированию и выполнения других условий. На самом деле этот «колокол» «звонит» по специальному налоговому режиму, упрощенной декларации под 3%, но президент уже сказал, что этот режим три года будет «неприкасаемым» — 0% ставка ИПН и освобождение от проверок. А что будет через три года? Нет цельной картины, куда идет наша налоговая система, особенно в части налогообложения заработных плат и в целом предпринимательской деятельности, - сделал он неутешительный вывод.

Где наши Рокфеллеры?

Налоги выполняют две основных функции в государственной жизни: фискальную и экономическую, начал с азов экономист Алмас Чукин.

- Поэтому идею введения прогрессивной ставки налога надо прежде всего проанализировать с точки зрения фискальной – даст ли это нам существенный прирост поступлений в бюджет. В 2019 году по всем физлицам было собрано около 900 млрд тенге подоходного налога. От всех собранных в бюджет налогов это где-то 10%. Но бюджет у нас получает мощную подпитку из Нацфонда, в прошлом году она составила 3 трлн тенге, поэтому в общих расходах бюджета в 13 трлн тенге ИПН даёт где-то 7%. Таким образом, если сильно помечтать и представить, что после введения прогрессивно растущих ставок мы соберем на 50% денег от этого налога, то получится 10% от бюджета. Мне кажется, это не такая величина, которая как-то значимо изменит финансовую картину, - объяснил он.

Но так рассуждать было бы экономически неверно, оговорился Чукин.

- Пусть 3% и кажутся не очень большой величиной. С точки зрения экономической политики любой налог, и особенно ИПН, который задевает интересы каждого работника, – очень важен, - сделал он акцент. - С одной стороны, введение прогрессивной шкалы налогообложения вполне оправданно с точки зрения социальной справедливости. Одинаковая ставка налога для всех означает фактически максимальную ставку на беднейших. Если другой ставки, кроме 10%, нет, значит 10% - и есть самая высокая ставка. Одинаковая нагрузка и на богатого, и на бедного несправедлива по отношению к бедному. Тем более что бедный отдаёт каждый 10-й тенге из очень скромного бюджета, еле-еле покрывающего жизненно необходимые вещи. А богатый откажет себе в 10% своих широких возможностей.

Однако и у этой логики есть другая сторона.

- Хорошо, вся эта риторика про бедных правильна, но где у нас богатые? Где наши Биллы Гейтсы, Рокфеллеры и их высокооплачиваемые менеджеры, которые недоплачивают свою справедливую долю в пользу общества? Неужели 250-300 тыс. тенге в месяц делают человека богачом? Очевидно, что нет. А какой процент работников у нас получает больше? Единицы процентов! - назвал он вещи своими именами. - Так что, если не вдаваться в детали, эта старая новая идея не сильно нам поможет в достижении фискальных целей, но здорово помешает и отвлечёт время и силы от более важных вещей. Если и вводить прогрессивную шкалу налогов, то сначала надо иметь ясный график роста доходов населения, и очень осторожно повышать верхнюю ставку по 1-2% в год, только после достижения чётких целей по росту реальных доходов.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13838 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 октября родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить