Как построить в Казахстане нацию-государство?

Самые острые и болезненные вопросы открыто обсудили социологи и политологи

Дворец мира и согласия
ФОТО: pixabay.com
Дворец мира и согласия

Мероприятие под непривычным названием «дискутеймент» прошло на днях в Алматы. Как объяснили организаторы, Фонд имени Фридриха Эберта, таким образом они пытались задать обсуждению новый формат. Кстати, и панельные дискуссии назвались по-новому - «подиумными».

Темой дискутеймента была «Ценности и казахстанцы: движение в сторону...». Основой для обсуждения стали результаты опроса казахстанцев, проведенного в рамках глобального исследования жизненных ценностей населения в 2018.

Молодые старики

В первой подиумной дискуссии «Мозаика ценностей и конструирование нации» тон задали весьма противоречивые данные опроса, которые озвучила глава представительства Фонда Эберта в Казахстане Толганай Умбеталиева, модератор встречи.

ФОТО: facebook.com/fes.kz

- Доминируют в системе ценностей казахстанцев так называемые традиционные или, точнее, консервативные ценности: уважение родителей и старших по возрасту важным считают 92,6%, порядок в обществе - 92%, традиции как ценность — 89%, помощь ближнему — 92,8%. Ценности, которые я бы отнесла к демократическому миру: равноправие — 90%, свобода выбора — 89%, толерантность — 89,6%, - отметила она. - В то же время долг перед семьей для опрошенных намного важнее долга перед обществом; права человека считают важной ценностью только 35%. Свобода важнее, чем безопасность для 30%, но при этом разнообразие мнений важно для 85%. То есть мы видим серьезный разрыв между декларируемыми ценностями и теми ценностями, которыми мы руководствуемся при принятии решений.

Обращаясь к экспертам, Толганай Умбеталиева спросила: что такое ценность и как интерпретировать этот разрыв?

- В нашем исследовании нет противоречий, - отмела «подозрения» социолог, один из авторов исследования Гульнара Есмуханова. - Наше общество характеризуют так называемые фиолетовые ценности — семья, род, племя, ближнее окружение. А ценность безопасности связана с двумя крупными кризисами — 1999 и 2008 годов, когда был сделан шаг назад, в «бежевые» ценности, в выживание. Чувство же свободы — для казахов это ощущение бескрайней степи, философский настрой, который и отражается в выборе ценностей.

По мнению Есмахановой, немаловажным является то, что в нынешний транзитный период признана готовность к конфликту как ценности, как фактору развития.

Мухтар Сенгирбай, политолог из Университета им. Сулеймана Демиреля, высказался в том плане, что разрыв между декларациями и реальностью проходит на поколенченском уровне.

- Мы не можем говорить, что у страны одни и те же ценности. У молодежи совсем другие ценности, чем у тех, кто старше сорока: мы чего-то боимся, есть внутренняя цензура, мы боимся, что за нами наблюдают, и не указываем настоящие ценности. Молодые же открыто выражаются, открыто делают выбор, у них больше стремление к свободе. Молодое поколение ощущает себя больше субъектами политики, а не объектами, - считает Сенгирбай.

Однако ему возразила Толганай Умбеталиева, напомнив, что, согласно исследованию, именно молодежь больше поддерживает те взгляды, которые наука относит к консервативным.

Взявшая слово следующей киноаналитик Гульнара Абикеева напомнила о первых рекламных роликах 90-х: «Самая красивая» Казкоммербанка, «У любви нет преград» компании «Астана Моторс». Молодые герои этих клипов разрушали стереотип «героя казахского фильма» - обычно старика или ребенка. Сейчас же, по словам эксперта, «кино и реклама не выполняют роли в формировании ценностей».

- В комедиях «Келинка Сабинка», «Гламур для дур», «Бизнес по-казахски» казахи глупые, необразованные, не знающие иностранных языков, не понимающие в бизнесе. Но всегда есть сильный родственник наверху, который поможет. Самая главная ценность, получается, не ум, а быть в семье, - привела она наглядные примеры.

Кульшат Медеуова, доктор философских наук, уже в течение пяти лет исследует памятники по всему Казахстану.

Кульшат Медеуова
ФОТО: facebook.com/kulshat.medeuova
Кульшат Медеуова

- Все памятники мы распределили по типам акторов. Те, что ставятся от имени государства, некрасивы, бестолковы, бесконечно передают миф о том, что Абай похож на Ленина. Есть памятники девелоперские — они манифестируют, что вокруг них будет новый район. Есть памятники, представляющие родовую информацию. Самый яркий пример - «Отпан Тау» на Мангистау, призванный показать, что на западе есть своя айдентика, она такая боевая, а на самом деле там просто нефть, - раскрыла она тему со своей стороны. - Молодые ребята 30-35 лет говорили нам: старшее поколение поставило конный памятник тому-то, а мы должны догнать их и поставим мазар. Они толком не знают, кому они хотят ставить памятники, важнее форма коллективной айдентики, клановость. Например, в ВКО, в райцентре Кайнар на границе полигона есть монумент участникам Великой Отечественной и симметричный памятник участникам Абралинского восстания — это антисоветское восстание. Самое интересное, что деньги на все монументы дал один человек - отец криминального автортета Алмаза Рыжего. Это к вопросу о том, кто формирует наши ценности.

Ученые невежды

Продолжая тему акторов, независимый эксперт Галым Жусипбек подчеркнул, что ценности формируются моделями воспитания, образования и неформальными институтами.

- Мы, например, говорим, что мы все равны перед законом, но на самом деле ты должен «тянуть своего человека», иначе ты «адам емес» («не человек»). Декларируется уважение, милосердие, но мы видим брутальность, треть женщин терпят домашнее насилие, 70% родителей признают физическое насилие как метод воспитания, 40% семейных пар разводятся, - объяснил он.

На взгляд Жусипбека, если говорить о формировании ценностей в академической среде, то те ученые, которые знают иностранные языки, более-менее знакомы с современными концептами, транслируют общечеловеческие ценности, уважение к человеку.

- А те, кто застыл в развитии, подразумевают под ценностями узколичные интересы, максимум национальные ценности, на деле — архаические феодальные ценности. Для них права женщины, ребенка — фикция. Ученый может в разговоре заявить, что женщина — это товар, - с сожалением заявил он. - Процесс национального возрождения зачастую воспринимается как возрождение ценностей XIX века.

Спикеры дискутеймента
ФОТО: Татьяна Панченко
Спикеры дискутеймента

Вперед, в прошлое

Следующий блок исследования - как ценности влияют на идентичность.

- 66% чувствуют единство с гражданами страны, то есть гражданская идентичность у нас практически сформировалась, - привела данные Толганай Умбеталиева. - Около 80% видят Казахстан полиэтничной страной, только 10% населения хотят видеть Казахстан только с одним языком — казахским. На втором месте — этническая идентичность. Всего 10% граждан идентифицируют себя в первую очередь со своей этничностью. За региональную идентичность выступили лишь 5,9%.

Но в реальности мы видим противоположную картину: этническая принадлежность важнее гражданской, подчеркнула модератор:

- Идентичность у нас носит ситуативный характер — когда надо, мы граждане Казахстана, а когда надо — становимся сразу казахами.

Эти концепции — эксклюзивная и инклюзивная идентичность - только формируются, продолжил рассуждения Умбеталиевой Галым Жусипбек.

- В условиях Казахстана эксклюзивная идентичность становится реально опасной. У нас нет понимания, что нация не равна этничности. Феномен нации появился в эпоху модерна. И когда мы говорим, что казахская нация «упирается» в Казахское ханство, это большое заблуждение. Мы выглядим смешно перед всем миром. Когда мы, говоря о национальном государстве, подразумеваем этническое государство, - это фашизм, - назвал он вещи своими именами и продолжил уже под неодобрительный гул в зале: - У нас есть феномен биологизма — вера, что хорошие и плохие качества передаются через кровь, по наследству. Или когда мы утверждаем, что носитель определенного языка — заведомо хороший, а носитель другого является плохим, это тоже расизм. Плюс ещё вера в то, что если предки каких-либо людей сделали нечто плохое, их потомков следует наказать. Например, комментарии в соцсетях после недавних событий в Кордае: «Дунган никогда нельзя прощать» (имеется в виду - за столкновения между казахами и дунганами почти столетней давности). Это расизм, и мы это должны это открыто обсуждать.

ФОТО: facebook.com/fes.kz

Отвечая на вопрос, как же нам построить нацию-государство, Жусипбек призвал не изобретать велосипед:

- Есть универсальные ценности: уважение к человеку только потому, что он человек, эмпатия, верховенство закона. Вокруг этих ценностей и стоит строить национальное государство. В нем нет титульного этноса, у которого больше прав, нет дискриминации. Но на данный момент у нас много препятствий не в плане политики, а в плане менталитета. И я бы предложил начать с защиты прав ребенка. Эмпатия, чувство человеческого достоинства формируется в семье. Дети видят насилие — вербальное, физическое, эмоциональное. Если начать выполнять все конвенции, которые Казахстан принял, я думаю, в течение одного поколения можно построить нормальное общество, где человек жил бы достойно, кем бы он ни был.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
13170 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
9 августа родились
Шолпан Нурумбетова
председатель правления Kassa Nova
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить