Эксперты: Отменит ли референдум «суперпрезидентство» в Казахстане?

И нужно ли отменять суперпрезидентскую модель прямо сейчас, обсудили политологи

Рустам Бурнашев
ФОТО: ©Сергей Александров
Рустам Бурнашев

Какие признаки имеет суперпрезидентская форма правления и изменится ли она после проведения референдума и внесения поправок в Конституцию? Это вопрос был затронут на круглом столе «Реформы президента Касым-Жомарта: будущее политической системы Казахстана», организованном Институтом мировой экономики и политики 19 мая в Алматы.

Как считает профессор Казахстано-немецкого университета Рустам Бурнашев, оценка власти в Казахстане как суперпрезидентской появляется в начале 2000 годов и связывается с Конституцией 1995 года, где в 40 статье фиксируется, что президент обеспечивает согласованное функционирование всех ветвей власти, что обусловливает декларативный характер разделения властей.

- Что мы понимаем под суперпрезидентской моделью властью? В качестве индикаторов выделяются три фактора. Первый — это возможность для президента издавать указы, имеющие силу закона. Второе — возможность освобождать от должностей членов правительства и руководителей местных администраций (акимов). Третье - возможность роспуска парламента. Именно эта система выстроена в Казахстане. И в тех поправках в Конституцию, которые сейчас обсуждаются в Казахстане, все эти позиции сохраняются, - констатировал политолог.

Таким образом, по факту суперпрезидентская концепция в поправках никак не затрагивается, но это вполне объяснимо, продолжил Бурнашев.

- С моей точки зрения, построить суперпрезидентскую систему легко, а сменить ее достаточно сложно. Первое в Казахстане было сделано за несколько лет, с 1995 по конец 90-х годов. Если мы обратимся к истории, то первая попытка трансформировать суперпрезидентскую модель власти предпринимается в 2017 году, когда ограничиваются полномочия президента, вводится согласование с парламентом позиций премьер-министра и министров, - отметил спикер. - Самое серьезное отступление от модели суперпрезидентства было с 2019 по 2022 годы, когда суперпрезидентской республики у нас не было, потому что было два президента (президент Токаев и первый президент Назарбаев) и у обоих были очень широкие полномочия. Отсутствие вертикали власти явилось одной из причин событий января 2022 года, по крайней мере причин поведения силовых структур в те дни: руководители просто не знали, кому они должны подчиняться. Поэтому отказ от имеющейся модели власти, которую мы имеем, чреват очень большими вызовами и рисками.

Те поправки в Конституцию, которые предлагаются сейчас, могут рассматриваться только как начальный набор шагов, который в дальнейшем может привести к полному отказу от суперпрезидентской модели власти и переходу к реальному разделению властей, полагает эксперт.

Выводы Бурнашева в какой-то мере подтвердила социолог Гульмира Илеуова. Центр социальных и политических исследований «Стратегия», который возглавляет Илеуова, в феврале 2022 провел экспертный опрос на тему политических реформ.

- 51% респондентов считают, что все реформы должны быть проведены на основе решений президента в сроки до полугода, и только 33% - что реформы должны быть тщательно обсуждены. Имеется в виду законодательство о выборах, избирательной системе, о партиях, формировании палат парламента, общественных объединениях и местном самоуправлении — это всё предлагалось сделать в этом году, - назвала ключевые вопросы социолог. - И только законодательство об ограничении полномочий президента следует отнести к среднесрочной перспективе, считают 65%. При этом 73% сказали «да» и «скорее да» на вопрос, нужно ли реформировать институт президента. Но если посмотреть, что конкретно предлагалось сделать, то назывался набор функций, который нужно передать парламенту и тем самым снизить «центральность» фигуры президента. В том числе большинство предлагали убрать президентскую квоту из сената и квоту Ассамблеи народа Казахстана из мажилиса и сената, а также изменить законодательство о регистрации партий. Наибольшее число назвало снижение количества членов партии до 5000 человек, что сейчас и принято.

В качестве препятствий для реформ подавляющая часть опрошенных назвала жесткий прессинг властей и административные ограничения, что сводит на нет попытки изменить систему, добавила Илеуова.

Гульмира Илеуова
ФОТО: ©Сергей Александров
Гульмира Илеуова

- При всем значении законодательных практик, при всем значении предлагаемых поправок, мне кажется, большее значение имеет практика выполнения, - согласился с коллегой Рустам Бурнашев и сделал вывод: - Переход к президентской республике с сильным парламентом предполагает сильные политические партии, их участие в электоральных процессах как на локальном, так и на республиканском уровне. Но пока партии наталкиваются на практику нерегистрации, нечестность парламентских выборов, возможность контроля за электоральным процессом. И от того, как эти практики будут выстроены, будет зависеть, насколько сильным будет парламент.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
19195 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить