Релокация россиян в Казахстан: головная боль или удача?

О все плюсах и минусах релокации — в интервью с Лесей Каратаевой

ФОТО: ©jonathan-kemper/unsplash

Сколько денег и сколько проблем принесут Казахстану специалисты и предприниматели из России и Беларуси? Можно ли измерить релокацию в цифрах? Как Казахстану выиграть в борьбе за качественный человеческий капитал у стран-соседей и стоит ли вообще включаться в гонку? Свои выкладки для Forbes.kz представила доктор исторических наук, специалист по международным отношениям, заместитель генерального директора Eurasian Center for People Management по аналитическим проектам Леся Каратаева.

F: Леся, какие из стран Центральной Азии выиграл гонку за привлечение к себе релокантов? Сколько приехало в Казахстан, Узбекистан, Кыргызстан? А, может, впереди — Армения или Грузия?

- В настоящий момент однозначно ответить на этот вопрос невозможно. Во-первых, процесс еще не завершен. Во-вторых, слишком много неопределенности и не хватает качественной статистики.

В Казахстане более или менее внятные цифры отражают ситуацию по состоянию на март - май текущего года. Показатели более позднего периода могут разниться в зависимости от ведомства, их озвучивающего. Оценивать масштабы релокации путем подсчета зарегистрированных на нерезидентов ИИН не имеет смысла, так как этот процесс не отражает реальности. Более значимым показателем является запрос на получение ВНЖ - это означает наличие у человека долгосрочных намерений. В середине августа, в сравнении с аналогичным периодом прошлого года, был зафиксирован двукратный рост заявлений на получение вида на жительство. В общей сложности в Казахстане за семь месяцев ВНЖ запросили чуть более 4,5 тыс. россиян.

Для сравнения масштабов релокации из России в страны ЦА и Южного Кавказа можно было бы использовать данные российского ресурса ЕМИСС, но и тут все неоднозначно. Во-первых, данные охватывают только I-II кварталы текущего года. Во-вторых, общий показатель выехавших россиян в ту или иную страну объединяет различные цели выезда: туризм, деловые и частные поездки, учеба и выезд на ПМЖ - и релокация запакована где-то внутри. Что говорит официальная российская статистика? В Армению за два квартала суммарно въехало 313 946 россиян, в Грузию – 201 628, в Казахстан 773 232, в Кыргызстан – 170 925, в Таджикистан – 126 528 и в Узбекистан – 149 557 граждан РФ. Даже признавая, что не все эти цифры - о релокации, можно отметить, что Казахстан принял на треть больше россиян, чем Армения и Грузия. вместе взятые, и почти две трети россиян, въехавших в страны Центральной Азии. Дают ли нам эти цифры основание предположить, что мы выигрываем? Очевидно – нет.

Необходимо учитывать не только количественные показатели, но и качество релокации. Говорим ли мы о релокации бизнеса или самостоятельном переезде граждан? В какие экономические ниши могут быть интегрированы релоканты, как это скажется на рынке труда, на местном МСБ? И, наконец, надолго ли к нам приехали?

Вопрос о том, имеет ли релокация долгосрочные перспективы, переводит нас в плоскость оценки мер, которые принимаются странами для того, чтобы получить долговременные выгоды. В этом направлении показательна реакция и подходы Узбекистана, который раньше остальных стран Центральной Азии на государственном уровне стал принимать меры по привлечению российского бизнеса, в первую очередь в IT-сфере.

Что касается «гонки за привлечение релокантов», то, как показывает практика, «дьявол кроется в деталях». Например, в своих интервью многие россияне рассказывают, что на конечный выбор страны повлияла стоимость авиаперелета.

Леся Каратаева
ФОТО: личный архив
Леся Каратаева

F: Сколько денег приносят переселенцы в экономики стран-дестинаций? Можно, например, подсчитать траты на одного человека (аренда, питание, такси и т. д.) или предполагаемые налоги, если компания становится резидентом РК?

- Нынешнее «переселение» – своего рода феномен, потому что проявляется одновременно в двух ипостасях: информационной и практической, и в каждой по-разному. Если в практической плоскости идет точный расчет выгод и рисков, то образ релокации в информпространстве отличается изрядной долей мифологизации и эмоциональности. При этом чем дальше от официального дискурса, тем больше алармизма. Чаще всего казахстанцы опасаются, что релоканты займут их рабочие места и значительно усложнят жизнь для МСБ. Но на процесс можно взглянуть и под другим углом зрения. Каждый из переехавших – это потребитель. Людям надо где-то жить, что-то есть, во что-то одеваться, как-то организовывать свой досуг, учить детей и т.д. Люди могут работать удаленно на иностранные компании, но заработанные деньги они тратят в нашей стране.

Есть онлайн-ресурсы, на которых можно провести калькуляцию стоимости жизни в городах Казахстана. В среднем релокантов ориентируют на то, что в Алматы месяц жизни для двоих человек обойдется в 302 тысячи тенге, В Нур-Султане – 318 тысяч, без учета аренды жилья. Стоимость аренды жилья зависит от района, числа комнат, метража и т. д. и начинается от 150 тыс. на окраинах и от 300 тыс. тенге в центре города, плюс оплата комуслуг.

Строить же прогнозы в отношении налоговых поступлений от регистрируемых на территории РК компаний еще рано.

F: Каковы минусы от релокации?

- Когда мы говорим о релокации в категориях плюсов и минусов, мы теряем собственную субъектность. Предлагаю говорить не о минусах, а о рисках, при таком подходе ситуация будет видеться не как фатум, с которым придется смириться, а как управляемый процесс. Ключевым риском является наша неготовность к такому сценарию. Мы гордимся своими показателями в Doing Business и объемами привлеченных инвестиций, создали программы и инструментарий для поддержки МСБ, выделяем государственные гранты на обучение специалистов, выступаем за справедливые рыночные отношения. И в один момент выясняется, что мы не готовы к конкуренции. Справедливости ради надо признать наличие объективного фактора – казахстанский потребительский рынок относительно мал.

С учетом того что самостоятельно переезжающие в Казахстан граждане России являются по большей части представителями креативного класса, занятого в сфере услуг, можно предположить, что именно в этой сфере развернется жесткая конкуренция. На уровне государства в долгосрочной перспективе такая конкуренция произведет позитивный эффект: повысится качество услуг и, соответственно, качество жизни казахстанцев. Но в кратко- и среднесрочной перспективе нашим предпринимателям придется много работать, чтобы остаться на рынке.

Часть рисков вызвана дефицитом информации о масштабах и качестве релокации. Информационный вакуум заполняется разного рода нарративами, зачастую далеко не безобидными.

F: Реален ли захват рабочих мест приезжими? Например, белорусы сильны в IT, а россияне имеют опыт работы на огромном рынке.

- На индивидуальном уровне конкуренция за вакантные должности вполне реальна, особенно в бюджетном секторе – образование, медицина и др. Но маловероятно, что проблема примет общественно значимый масштаб. Напротив, заходящие в Казахстан производства будут способствовать созданию новых рабочих мест. Например, только релокация 23 российских предприятий в Казахстан, которую регулирует МИИР, приведет, в соответствии с двусторонними договоренностями, к созданию 12,6 тыс. новых рабочих мест. Если не брать в расчет релокацию предприятий, а сфокусировать внимание на самостоятельно прибывающих специалистах, то гипотетически можно ожидать роста конкуренции за вакансии в IT-индустрии. Но не мы ли говорим о том, что Казахстан испытывает дефицит специалистов в IT-сфере и технарей в целом?

F: Как Казахстану конкурировать за релокантов?

- Уверена, у наших рабочих групп, работающих над релокацией, уже есть четкое видение задач и механизмов их реализации. Но позволю себе обозначить ряд очевидных, но значимых моментов.

Во-первых, Казахстан не заинтересован в количестве, только в качестве. Во-вторых, конкуренция за релокантов не должна привести к демпингу условий приемлемости сделки для Казахстана. В-третьих, необходимо обеспечивать заходящим на казахстанский рынок компаниям протекцию и создавать благоприятные условия (налоговые, инфраструктурные и т.д.) на ограниченный период времени. После передислокации компаний они должны работать в равных с местным бизнесом правовых условиях. В-четвертых, самостоятельно переезжающие граждане нуждаются в консультативном сопровождении на официальном уровне, а не только усилиями гражданского общества и небезразличных граждан. И чем проще механизм консультативной поддержки будет устроен, тем лучше. И, наконец, в-пятых, процесс релокации в Казахстан нуждается в адекватном информационном сопровождении.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
21346 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить