Эксперт: через 5 лет в ЕНПФ может не хватить денег для выплаты пенсий

Фонд тратит в год свыше 30% совокупных активов, а динамика новых вкладов нисходящая, рассказала в интервью Forbes.kz глава агентства EXIMAR, член экспертного совета по региональному развитию Министерства национальной экономики РК Айман Турсынкан

Фото: @Depositphotos/AndreyPopov

Почему правительство всегда приходит на помощь банкам, выздоравливает ли банковская система от вливаний госпомощи и почему страна идёт к параличу развития реального сектора и малого бизнеса? Своим мнением на этот счёт поделилась Айман Турсынкан, директор и соучредитель форсайтингового агентства EXIMAR, член экспертного совета по региональному развитию Министерства национальной экономики.

Айман Турсынкан
Айман Турсынкан

F: Г-жа Турсынкан, давайте вспомним, каковы были последние вливания государства в спасение казахстанских банков.

- В 2017 помощь Нацбанка получили крупные БВУ – Народный банк, АТФБанк, Цеснабанк, Евразийский, ЦентрКредит и Bank RBK - на общую сумму около 3 трлн тенге, из которых 2,4 трлн было фактически использовано на финансирование сделки по поглощению Народным банком Казкома. В 2018 было выделено 653,7 млрд тенге и списаны неработающие займы на сумму 710 млрд тенге для той же группы игроков - Евразийского банка, АТФБанка, Цеснабанка, ЦентрКредита и Bank RBK.

F: На выделение дополнительных средств для поддержания ликвидности коммерческих банков опять будут направлены средства Единого накопительного пенсионного фонда (300 млрд тенге). Чем, на ваш взгляд, в ближайшие годы обернётся интенсивное заимствование средств из ЕНПФ?

- Средства ЕНПФ вкладываются в высокорисковые облигации близких к дефолту банков и в финансирование дефицита бюджета. Деньги вкладчиков не работают. Уже 5 лет растёт число получателей пенсий из накопительной системы.  Если до этого 15 лет ЕНПФ собирал вклады, то с каждым новым годом он тратит в год свыше 30% совокупных активов, а динамика новых вкладов нисходящая. Это приведёт уже в ближайшие 5 лет к неплатёжеспособности ЕНПФ для вкладчиков.

F: Стала ли банковская система устойчивой? Насколько она работает на экономику страны и действительно ли она «выздоравливает» при таких вливаниях?

- Согласно статистическому бюллетеню Нацбанка за 2017, доходность банковского сектора сократилась. Убыток банковского сектора - 62,3 млрд тенге, при этом регуляторный капитал сложился в размере 3 763,6 млрд тенге. Отношение чистого дохода к совокупным активам (ROA) составило 0,25% (1,61% на аналогичную дату прошлого года). Отношение чистого дохода к собственному капиталу по балансу (ROE) -2,12% (14,94% на аналогичную дату прошлого года). Доля пяти крупнейших банков в активах БВУ составила 57,6%, в совокупном ссудном портфеле – 56,6%, в совокупных вкладах клиентов – 60,5%. В результате слияний БВУ и финансового оздоровления кредитного портфеля балансовая стоимость займов к началу 2018 сократилась на 12,7% по отношению к тому же периоду 2017. Таким образом, вливания государства в крупнейшие банки скорее способствовали монополизации финансового сектора, а вовсе не его оздоровлению.

F: При этом мы видим, что банки пытались заместить внешние источники фондирования на внутреннюю депозитную базу все последние 10 лет.

- При внимательном рассмотрении соотношения вкладов к ссудной задолженности мы видим, что ссудный портфель на 20% недообеспечен депозитной базой по совокупным вкладам физических и юридических лиц в Казахстане. Доля кредитов с просрочкой платежей по факту на 1 июля 2018 уже достигла по всей банковской системе 22,96%, несмотря на постоянные вливания для рефинансирования проблемных займов в течение последних 10 лет. Мы видим, что в 2018 отзыв лицензий осуществлялся у банков, у которых доля проблемных займов была гораздо ниже, чем у крупнейших 10 банков, постоянно получающих помощь от государства.

Динамика банковского сектора в РК

F: Почему вообще государство спасает банки?
 
- Для более наглядного понимания, почему правительство всегда мчится на помощь банкам, давайте рассмотрим финансовый сектор как базовую индустрию для города Алматы. Вклад сектора в ВРП Алматы в 2017 составил 11,6%. Вклад в собираемость налогов составил 15,6% за счёт того, что основная клиентская база, подлежащая выплате ИПН у источника выплаты, пока ещё сконцентрирована в Алматы.
 
В такой «красивый» показатель вклада по налогам финансового сектора в местный ВРП немалую долю вносят начисления ИПН на пенсионные выплаты АО «ЕНПФ», зарегистрированного в Алматы. Во всей структуре ИПН, оплаченного источником выплаты, только пенсионный фонд вносит 15% всей собираемости ИПН в мегаполисе. В целом на весь финансовый сектор коэффициент налоговой нагрузки составляет 14,2% от совокупного годового дохода. Однако именно финансовый сектор стал рекордсменом в регионе по снижению налоговых платежей в республиканский и местный бюджеты.
 
Позиции Алматы на основных рынках финансовой отрасли Казахстана в 2018 
 

Источник: расчёт по данным по сегментам финансового рынка с отражением регионального разреза в отчётах НБ РК

Отрасль действительно архиважная для сервисной модели экономики в условиях здоровья частного сектора. Однако в финансовый сектор входят не только банки второго уровня, но и инвестиционные фонды, финансовые организации с кредитной деятельностью без РКО, микрофинансовые организации, страховые компании, лизинговые фирмы, платёжные системы и вендинг, а также профессиональные участники рынка ценных бумаг.

Однако, как было указано выше, в условиях монополизации и снижения доходности банковского сектора весь финансовый рынок попал в крайнюю зависимость от депозитной базы внутри страны. Любые резкие колебания по оттоку депозитов неминуемо приведут к краху всей банковской системы. Поэтому государство сразу вливает средства в близкие к банкротству банки, чтобы не допустить социального взрыва с забастовками вкладчиков.

Но по сути, изымая по схеме выкупа ЕНПФ облигаций БВУ средства пенсионных вкладчиков, государство перекладывает из левого кармана граждан в правый карман наши деньги, не забывая снять солидную маржу на транзите. Единственными реальными бенефициарами таких схем являются акционеры крупнейших банков, особо приближённых к государственной помощи. Именно поэтому в рейтинге GFCI падение позиций Алматы как растущего финансового центра напрямую увязано в докладе с коррупционными рисками банковского сектора Казахстана. Казахским банкам не доверяют и настоятельно официально предупреждают мировых инвесторов не связываться с ними.

F: Участвует ли банковский сектор в развитии экономики страны?

- К сожалению, все 28 лет независимости показали, что никак не участвует, а, наоборот, паразитирует. Мы планомерно ухудшаем показатели по доступу к финансированию бизнеса в рейтинге Doing Business. Политика банковского сектора привела к параличу развития реального сектора и малого бизнеса. Постоянные проблемы с курсом национальной валюты привели к значительному замыканию внутри узкого макрорегионального рынка всех без исключения секторов производства. Экономика страны впала в острую зависимость от покупательской способности населения. Корпоративный сектор уничтожен, его доля в каждой сфере упала до менее 5%. Если доходы банковского сектора ранее составляли процентный доход, то сегодня большинство банков перебиваются доходами от расчётно-кассового обслуживания.

Развёрнутый анализ по Казахстану в рейтинге Doing Business

Стремительно сокращается депозитная база населения. За последние 5 лет с показателя, когда на каждый тенге ссудной задолженности физических лиц приходилось 1,34 тенге депозитов, мы пришли к соотношению 1,05. Население обнищало.

Бравада Нацбанка в отношении дедолларизации депозитной базы смешна. В долларовом эквиваленте сокращение депозитной базы произошло втрое-вчетверо. Народ проел все доходы ещё в 2017. В 2018 мы вошли на нуле. Завершаем год не просто в минусе, но благодаря очередным вливаниям правительства в банки лишаем себя пенсионного обеспечения. Глубина кредитных историй трудоспособного населения достигла критической отметки 70% из-за неконтролируемого бурного роста спекулятивного розничного кредитования. Сегодня чтобы купить бельё или еду, вам нужен кредит. Это ли не апофеоз утраты национального благосостояния?

F: Почему вы считаете, что меры по оздоровлению финансового сектора бессмысленны для народа и бизнеса?

- Просто внимательно посмотрите приводимые ниже диаграммы. Без комментариев всё ясно. Собираемость налогов падает. Если средний годовой прирост составлял в тенге около 20%, то в 2017 он составил лишь 3%. А в 2018 по заключительным оборотам и вовсе покажет минусовой прогресс. Дефицит бюджета растет, его финансирование идёт из средств Нацфонда и ЕНПФ, а наполнение обоих фондов стремительно падает. Именно с этим связаны налог на бедность (ЕСП), обязательность ОПВ с доходов любых договоров гражданско-правового характера. 

 
 
: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
15676 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
14 декабря родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить