Экс-министр экономики Казахстана: Единый социальный платёж развалит страну

На обсуждении темы «Самозанятые казахстанцы: балласт или ресурс развития?» были высказаны неординарные мнения и озвучены любопытные цифры

Жаксыбек Кулекеев
Фото: agkipr.kz
Жаксыбек Кулекеев

Дискуссия о сущности самозанятости в Казахстане состоялась в Алматы во вторник, 19 июня, и стала настоящим столкновением взглядов и мнений. Оно и понятно: по разным данным, в категорию самозанятых входят от 2,1 до 2,7 миллионов граждан – а это примерно четверть экономически активных казахстанцев.

Тон разговору задал экс-министр двух министерств: экономики и торговли, а также образования и науки Жаксыбек Кулекеев, а ныне научный руководитель Центра исследований прикладной экономики. Он презентовал результаты исследования «Социальный портрет самозанятого населения в южных регионах Республики Казахстан». Исследование было проведено на основе опроса 4 000 человек, проживающих в четырёх южных областях.

«Подорвём основы!»

Отчёт Кулекеева развеял очень многие стереотипы о самостоятельной занятости. Например, это явление присуще отнюдь не только Казахстану: если в нашей стране самозанятыми считаются 28% занятого населения, то в Турции таких 30%, в Азербайджане – 63%, а в Индии – 70%. Типичный самозанятый – это вовсе не полубомж, торгующий сигаретами поштучно в углу вокзала, а молодой сельчанин 25-34 лет с высшим или средним образованием, причём доля образованных граждан в составе категории самозанятых с каждым годом растёт.

По мнению Жаксыбека Кулекеева, «наличие самозанятого населения - не проблема для общества; проблема в другом». Так, с 1991 года объём производства продукции в селе вырос на 6%, а объём самозанятости – на 36%.

- На селе мы не создаём условий для использования трудовых ресурсов, - констатировал экс-министр.

Наибольшая доля самозанятых приходится на 4 южные области Казахстана: ЮКО (ныне Туркестанскую), Жамбылскую, Кызылординскую и Алматинскую. Из-за того, что доля самозанятых там выше среднереспубликанской и постоянно растёт, вклад этих регионов в ВВП страны снижается.

Из положительных моментов - более 61% опрошенных в ходе исследования имеют официальную регистрацию – как индивидуальные предприниматели (ИП), владельцы крестьянских хозяйств (КХ) или держатели патентов. 71% регулярно делают пенсионные отчисления. Но на этом позитив, пожалуй, закончился.

По данным исследования, уровень доходов самозанятых высоким не назовёшь. У 30% доходы свыше 100 тыс. тенге, у 53% - от 30 до 100 тысяч тенге; 17% самозанятых не видят перспектив для своего бизнеса.

- Если в Астане среднедушевой доход 145 тысяч тенге, то в Жамбыле - 44 тыс. тенге, то есть средняя семья в Жамбылской области имеет 120 тыс. тенге на месяц, - привёл говорящие цифры докладчик.

Но самое интересное, что при этом 70% самозанятых очень довольны (!) своим положением, 16% довольны и только 14% - совсем недовольны. Более 70% положительно оценивают перспективу своего бизнеса.

- Не уверены те, кто только начал заниматься своим делом, у кого стаж в пределах 3 лет. У кого стаж 10 и более лет – уверены в завтрашнем дне, - отметил Кулекеев.

Сегодня в Южно-Казахстанской области «ИПшников» стало так много, что госорганы начали ограничивать регистрацию, отметил докладчик. Почему? Потому что индивидуальное предпринимательство даёт большие льготы. Наёмный работник отдаёт около 30% зарплаты на налоги, а индивидуальный предприниматель – в разы меньше. Отсюда Жаксыбек Кулекеев сделал вывод: если ввести единый социальный платёж (ЕСП), предложенный недавно Министерством труда и соцзащиты, по всему Казахстану резко вырастет количество самозанятых.

- Мы можем просто подорвать основу нашего государства! – твёрдо уверен экс-министр. - Местные бюджеты в основном формируются за счёт подоходного налога, и если все будут плательщиками ЕСП, то бюджет лишится налоговой базы.

Вывод, сделанный докладчиком, – нужно не вводить ЕСП, а проводить программы по повышению компетенции и трудовых навыков работников, увеличивать налоговое стимулирование и льготное кредитование в целях вовлечения самозанятого населения в экономическую жизнь страны.

- Если не будем этого делать – мы обречены на стагнацию из-за неэффективного использования трудовых ресурсов, - предупредил он.

Фото: agkipr.kz

«Оставьте их в тени!»

Социолог, президент ОФ «Центр социальных и политических исследований «Стратегия» Гульмира Илеуова с апокалиптической картиной, нарисованной Кулекеевым, не согласилась.

Гульмира Илеуова
Фото: agkipr.kz
Гульмира Илеуова

- Сегодня в Казахстане зарегистрировано около 900 тыс. индивидуальных предпринимателей. Они зарегистрированы, имеют патенты, платят налоги. Тогда мы говорим уже не о 2 миллионах самозанятых, а о гораздо меньшей цифре, - отметила она.

По мнению социолога, включать ИП в категорию самозанятых некорректно, и если из числа самозанятых исключить ещё и тех, кто использует труд наёмных работников, а также трудоспособных в возрасте 15-17 лет, то останутся уже не миллионы, а 200-300 тысяч граждан, занимающихся репетиторством, стихийных таксистов, домработниц и т.д., которые угрозы для экономики не составляют.

Гульмира Илеуова провела собственное исследование и выяснила, что зачастую граждане называют себя безработными, хотя работают не по найму – просто не понимая термина «самостоятельная занятость». Она дополнила портрет типичного самозанятого: мужчина-казах 24-44 лет, зарабатывающий от 50 до 200 тысяч тенге в месяц.

- Что вы докопались до самозанятых? – полушутя задала она вопрос уже в процессе дискуссии. – Оставьте их в покое. Благодаря их высоким адаптивным качествам у нас отличное социальное самочувствие. Вывести их из тени – зачем? Они и в советские годы работали на дому, их и тогда не смогли «вытащить на свет». Да и зачем их выводить из тени? Заставить зарегистрироваться? Деньги собрать? Это мизерные деньги, которые могут привести к социальному взрыву. У нас нигде самозанятые не были политической силой.

Давайте посчитаем

Двум предыдущим докладчикам возразил представитель Минтруда, точнее вице-президент АО «Центр развития трудовых ресурсов» МТСЗН РК Тахир Аслялиев, выступивший с докладом «Законодательные меры по формализации самозанятого населения».

Тахир Аслялиев
Фото: agkipr.kz
Тахир Аслялиев

Чиновников больше всего волнует, что самозанятые «лишают себя возможности получать пенсионные выплаты, медицинские услуги, социальное страхование». Предлагаемый министерством единый соцплатёж уже применяется в других странах, и, например, в Бразилии позволил в три раза увеличить число зарегистрированных работников - с 600 тысяч до 2 млн.

Согласно проекту закона, в ЕСН будут объединены 4 платежа, что позволит снизить налоговую нагрузку и уменьшить временные затраты на оформление документов.

- ЕСП – не самоцель, это первый шаг, чтобы понять, какое количество людей нуждается в охвате системой соцзащиты, получит доступ к пенсионному фонду, медуслугам, - втолковывал Тахир Аслялиев участникам дискуссии, добавляя, что речь идёт не о двух миллионах, а именно о двух-трёх сотнях тысяч никак не оформляющих свою занятость граждан.

Пока не определён ни размер ЕСП, ни механизм оплаты. Называются цифры от 9000 до 500 тенге. И именно эти цифры и дают основание Жаксыбеку Кулекееву говорить о том, что такие ничтожные суммы обрушат экономику.

- Чётко надо понимать, для кого ЕСП? Есть продажа оружия, наркотиков, проституция. Мы хотим, чтобы они тоже платили тысячу тенге (в месяц) и пользоваться всеми благами?! Это как при входе в магазин сказать: платите тысячу тенге и берите что хотите! Но мы же развалим страну! – воскликнул экс-министр.

Кстати, вокруг вопроса, для кого ЕСП и кого вообще считать самозанятым, развернулся ожесточённый спор. У одних выходило, что к самозанятым надо отнести всех, кто работает не по найму, включая не только фрилансеров и ИП, но и крупный бизнес - «вплоть до Машкевича». У других – только тех, кто работает не по найму и не имеет наёмных работников, не оформил ИП и не имеет никаких патентов. В конце концов договорились дождаться резолюции Международной организации труда и на её основе ввести классификацию и определиться с терминами. А пока участников призвали давать конкретные предложения, как решить проблему ввода самозанятых в «экономический оборот».

Государству нужен переворот

Больше всего присутствующим понравилась версия советника председателя Национального банка РК Айдархана Кусаинова.

Айдархан Кусаинов
Фото: agkipr.kz
Айдархан Кусаинов

- Я считаю, что самозанятые - это балласт, - сразу заявил он и посчитал: - В крупных и средних организациях работают 3,5 млн человек, которые имеют взносы в ЕНПФ, из них 2 млн – в госстуктурах, 300 тысяч – в «Самрук-Казыне», 1,3 млн - в частных структурах. Все остальные делают взносы в ЕНПФ 0-3 раза в год. И в каком виде у нас экономика? 3,5 млн работают, остальные – «двигаются». У них нет пенсионных отчислений, они не платят налоги, хотя их пытаются легализовать.

По словам Кусаинова, все годы независимости в государстве реализовывалась идея – разовьём бизнес, а бизнес создаст рабочие места. Триллионы тенге ушли на поддержку бизнеса в виде дотаций, снижения налогов, субсидирования ставок кредитования и т.д.

- В результате мы видим только рост доли прибыли бизнеса в ВВП, что никак не влияет на самозанятость, - сказал экономист.

Когда конечные получатели средств - не наёмные работники, а бизнес, деньги превращаются в прибыль бизнеса, а не рост зарплат.

- Если бизнес получает прибыль, это не значит, что он расширяется. У него и так всё хорошо, он не хочет рисковать, открывать что-то новое, - заметил спикер. - Когда у нас государство пытается легализовать самозанятых, оно хочет, чтобы они платили налоги. Но возникает социальный вопрос: а за что? Поддерживают-то большой бизнес.

Нужен «переворот», считает Кусаинов, смена парадигмы с «сначала бизнес» на «сначала люди». Нужно направлять прибыль на поддержку населения, например на снижение тарифов  ЖКХ, повышение расходов на образование и т.д..

У Жаксыбека Кулекеева оказалось другое предложение – облагать налогом не заработок, а доход, как это делается на Западе:

- Если есть доход, но нет зарплаты, ты можешь ничего не платить. Имеющие доход у нас не являются объектами налогообложения,масса людей не платят. Во всех странах мира тяжкое преступление – что человек от дохода не платит налог, а у нас это узаконено. Надо сделать источником налогов доход, а не зарплату.

Марат Шибутов

Фото: agkipr.kz
Марат Шибутов

Политолог Марат Шибутов в первую очередь предложил делить работающее население не на 3 категории – наёмных работников, предпринимателей и самозанятых, а на множество разных: ИП, владельцев крестьянских хозяйств, членов семьи владельца КХ, наёмных работников, которые работают на неполную ставку, временно, работают не полный год и т.д. И поддержал предложение Кусаинова: лучше вместо поддержки бизнеса направить средства напрямую людям, заняв их, к примеру, посадкой лесов или обустройством туристических объектов.

- Если в селе сказать: будешь ёлки сажать за 100 тысяч тенге в месяц - всё село пойдёт сажать елки, - конкретизировал политолог и привёл для сравнения цифру: – А то сейчас стоимость 1 рабочего места по программе ФИИР – 2 млн долларов.

Касымхан Каппаров

Фото: agkipr.kz
Касымхан Каппаров

Красноречивые цифры назвал и Касымхан Каппаров, координатор инициатив «Открытая экономика» Фонда Сорос-Казахстан:

 

- У 90% самозанятых доходы – не выше среднего дохода по стране. Это не богатые люди, они просто кормят своих детей и помогают пенсионерам, они не переступают черту закона и не просят государство о социальной поддержке. Но, с другой стороны, в Казахстане 50 млрд долларов в Нацфонде. Если разделить их на 2 млн самозанятых, получится по 9 млн тенге в год. Если каждый самозанятый начнёт платить по 2500 тенге в месяц (ЕСП), им нужно будет работать 300 лет, чтобы налоговая база стала равняться Нацфонду. Может, сместить фокус на то, как эффективно расходовать имеющиеся накопления, чем на то, как увеличить налоги?

С другой стороны посмотрела на проблему Генриетта Строева, ведущий эксперт центра «Институт экономических исследований». Она считает, что вопрос не в самозанятых, а в «работающих бедных».

- У нас около трети – 32-33% - работающие бедные, которые получают 56 тыс. тенге в месяц. 50% наёмных работников получают 83 тыс. тенге. Из этих 83 тысяч 13 тысяч уходит в пенсионный фонд, фонд соцстрахования и т.д. А ЕСП – это 3 тысячи тенге. Где социальная справедливость – 13 тысяч и 3 тысячи?

- А зачем мне платить 3000 тенге или даже 50 тенге, если я не получу за них качественную медицину? – вступила в разговор Ирина Черных, главный научный сотрудник КИСИ. - Зачем делать отчисления в ЕНПФ, если я не смогу прожить на пенсию и трёх дней?

Подводя итоги, модератор дискуссии Ерлан Смайлов отметил, что госорганам нужно чётко определить разницу между самозанятыми, частично занятыми, фрилансерами и другими подтипами самостоятельно занятых граждан. А главное – изучить риски введения ЕСП с позиции международного опыта и казахстанской специфики. Чтобы ничего не обрушить.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7537 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
23 июля родились
Сержан Жумашов
совладелец Capital Partners
Самые интересные материалы сайта у тебя на почте!
Подпишись на рассылку
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить