«Самые худшие варианты развития, включая мобилизационную экономику» — чего ждать казахстанцам?

Какими будут антикризисные меры правительства, рассуждают эксперты

Раздача картофеля населению Петрограда. 24 ноября 1920.
ФОТО: lhistory.ru
Раздача картофеля населению Петрограда. 24 ноября 1920.

«Надо быть готовым к любым, причем не самым благоприятным, даже к самым худшим вариантам развития, включая и модель мобилизационной экономики. Надо быть готовыми ко всему», – заявил в четверг, 19 марта, президент Касым-Жомарт Токаев.

Что такое мобилизационная экономика и к чему надо быть готовым, Forbes.kz спросил у экспертов.

- Мобилизационная экономика – это такая экономика, в которой государство принимает все экономические решения. В сфере производства – что производить, в каком количестве, кому продавать, по какой цене. В банковской сфере – кого кредитовать, на каких условиях и в каких объемах. Экономика управляется государственными директивами, - пояснил экономист Жарас Ахметов.

На вопрос, оправданы ли опасения, что в стране будут введены принципы мобилизационной экономики в крайнем ее проявлении, он ответил так:

- Я не знаю, насколько это оправдано, но я боюсь этого. Во-первых, потому что это путь к развалу экономической системы в целом. В истории СССР было два примера перехода к мобилизационной экономике: в период Гражданской войны - так называемый военный коммунизм, и в период коллективизации и первой пятилетки. И тот, и другой случай привели страну к катастрофе. Можно ещё вспомнить китайский «большой скачок» во времена Мао Цзедуна в конце 50-х годов или действия Пол Пота в Кампучии. Мобилизационная экономика всегда сопровождается экономическим развалом. В чистом виде мобилизационная экономика, как это было в Советском Союзе, в Китае, в Кампучии, - это абсолютное зло, это разрушение государства.

По мнению Жараса Ахметова, в Казахстане переформатирование экономики может произойти таким образом, что «вырастет теневая доля, произойдет полная потеря управляемости процессами со стороны государства, взлетит коррупция».

Жарас Ахметов
ФОТО: Из личного архива
Жарас Ахметов

Эксперт вспомнил примеры из истории XX века.

- Например, в Советском Союзе рыночные элементы были до конца его существования. Постсталинская экономика никогда не была мобилизационной, она была сильно административной, но элементы рынка официально или неофициально существовали всегда. У нас мало кто помнит, что помимо «большого» ленинского нэпа был ещё и «маленький» сталинский нэп, когда в 1934 году власть была вынуждена отказаться от прямого директивного вмешательства в экономику в тех масштабах, в которых Сталин пытался это реализовать. Тогда были разрешены личные подсобные хозяйства, колхозные рынки, где продукты продавались по свободным ценам. В годы войны колхозные рынки не закрывались, на черные рынки смотрели сквозь пальцы, открывались коммерческие магазины, где можно было купить продукты по повышенным ценам. Это все более-менее рыночные меры, которые в антирыночной советской экономике вынуждены были терпеть, чтобы страна не умерла с голоду, не развалилась.

Как считает эксперт, речь сегодня все же идет не о мобилизационной экономике, а о государственном вмешательстве в экономику в рамках пакета антикризисных мер.

- Государство может, например, используя средства Национального фонда, освободить часть бизнеса от уплаты налогов и компенсировать выпадающие доходы из бюджета за счёт средств Нацфонда, - уточнил он. - Государство может закупать по рыночным ценам то, что называется социально значимыми товарами, — продукты питания, медикаменты, и перераспределять по нерыночным, сниженным, ценам среди социально уязвимых слоев населения. И разницу тоже покрывать за счёт бюджета, который в дефиците, а дефицит покрывать за счёт средств Нацфонда. Государство может фондировать банки второго уровня, чтобы они раздавали дешевые кредиты населению и бизнесу.

Глава Агентства по регулированию финансового рынка Мадина Абылкасымова, напомнил собеседник, на днях сообщала, что регулятор готов смягчить требования по достаточности капитала у банков, чтобы дать возможность кредитовать население и бизнес.

- Это антикризисные меры, но это не мобилизационная экономика, - подвел итог Жарас Ахметов.

Канат Нуров
ФОТО: Андрей Лунин
Канат Нуров

В свою очередь глава фонда «Аспандау», член Национального совета общественного доверия Канат Нуров тоже считает, что президент, говоря о мобилизационной экономике, «не имел в виду что-то экстраординарное».

- Сама ситуация уже такова: чрезвычайное положение по коронавирусу, мировое падение рынков, нефти и рубля, а также непоследовательность заявлений и политики Нацбанка в рамках СПОК тенге, - отметил он. - Соответственно ей, речь шла о его готовности к жестким административным мерам в экономике, вплоть до мобилизации ресурсов общества для подавления каких-либо негативных явлений в обществе, пока ситуация не будет взята под контроль.

Учитывая, что системных экономических мер пока не принято, нам нужно готовиться к осознанной солидарности с решимостью пройти все испытания, выпавшие на долю нашей страны к годовщине пребывания президента у власти, считает Нуров.

- За этот год авторитет Токаева среди гражданского общества неожиданно и существенно поднялся, поэтому он хотел бы укрепить свое положение в этих событиях, а не потерять, - уверен эксперт.

Все материалы по теме «Коронавирус и Казахстан» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
14183 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
15 августа родились
Именинников сегодня нет
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить