Как Казахстан стал заложником геополитической игры России против Украины

Для Путина важно сохранить за Казахстаном роль восточного и пророссийского буфера, считает политолог

Досым Сатпаев
ФОТО: © Андрей Лунин
Досым Сатпаев

Нынешнее признание ДНР и ЛНР со стороны России в качестве независимых государственных образований - это фактически начало раздела Украины как суверенного государства. Опасность для постсоветского пространства заключается в том, что Украина - это один из крупных испытательных плацдармов для Кремля по отработке разных гибридных силовых технологий «собирания земель», экспорта хаоса и расширения пространства для геополитического присутствия. Первая фаза была в 2014 году. Но вторую фазу ускорило обновление украинской конституции, когда в 2019 году вступили в силу конституционные поправки, закрепившие стратегический курс на получение полноправного членства Украины в Евросоюзе и НАТО. В 2020 году Североатлантический совет предоставил Украине статус партнера с расширенными возможностями.

Все это наложилось на новую военную доктрину России, которую хотят принять в 2022 году и где акцент делается на стратегическом неядерном сдерживании, в первую очередь использовании буферных зон подальше от российской границы. Таким буфером в западном направлении являются не только Беларусь, но теперь ДНР и ЛНР, где официально разместятся российские войска для обеспечения этого самого сдерживания. Владимир Путин разыграл свою любимую схему контролируемой напряженности, напугав всех потенциальной войной, чтобы теперь кто-то даже на Западе стал считать признание независимости ДНР и ЛНР в их границах меньшим злом.

Но для российского руководства также важно сохранить за Казахстаном, как приграничным государством, роль восточного и - самое главное - пророссийского буфера с не очень спокойной Центральной Азией и Афганистаном, где, по мнению России, не должны появиться в будущем военные базы третьих стран. Хотя приравнивание Казахстана к буферной зоне России является опасным трендом, если в Кремле в рамках обновленной военной доктрины когда-нибудь посчитают, что Казахстан уже не является таким буфером и в стране появился «враждебный режим», который решил проводить более самостоятельную внешнюю политику, вплоть до выхода из ЕАЭС и ОДКБ. А ведь именно две эти организации, в условиях усиления конфронтации с Западом, Россия теперь будет рассматриваться как некий аналог советского Совета экономической взаимопомощи во главе с Москвой и как аналог Организации Варшавского договора, особенно в случае разрастания военного конфликта с Украиной.

Проблема Казахстана, как когда-то и Украины, заключается в том, что при общих границах с Россией долгое время наша безопасность и территориальная целостность держалась на очень зыбкой почве - невмешательстве в наши внутренние дела стран, которые соблюдают международные договоренности. То есть длительный период национальная безопасность Казахстана зависела не столько от вооруженных сил, а сколько от многочисленных международных соглашений, которые давно уже дают трещины в связи с кризисом системы международного права. Аннексия Крыма 2014 года и конец Минских соглашений после признания независимости ДНР и ЛНР в 2022 году показали, что международные договоренности и соглашения стоят не дороже, чем бумага, на которых они были написаны. Как тот же Будапештский меморандум, который когда-то гарантировал безопасность Украине (в том числе со стороны России) после присоединения Киева к Договору о нераспространении ядерного оружия.

События 2014 и 2022 годов также показали, что Украина фактически осталась один на один с Россией в этих конфликтах, имея только косвенную поддержку других стран через введенные против России санкции, к которым она уже выработала некий иммунитет, а также через поставку оружия. И пока неясно, будут ли последние события дополнительным толчком для Запада, чтобы ускорить процесс включения Украины в ЕС или НАТО, или США и ЕС опять займут выжидательную позицию, что Россией будет рассматриваться как очередной признак слабости.

Кстати, именно поэтому такое раздражение в российских политических и экспертных кругах вызвало создание Организации тюркских государств и активность Турции в регионе. Ведь в Москве увидели удачный пример военного альянса Турции и Азербайджана в конфликте вокруг Нагорного Карабаха. Для России это был не очень хороший прецедент на постсоветском пространстве успешной военной кооперации двух стран без участия России для решения вполне конкретной военной задачи не на словах, а на деле. Вряд ли Кремль порадует и то, что президент Украины Владимир Зеленский созвонился с президентом Турции Реджепом Тайипом Эрдоганом, которого не только поблагодарил за поддержку позиции Украины по поводу «недавних провокационных решений» Москвы, но и выразил Анкаре благодарность за поддержку Киева в вопросе о проведении экстренной встречи Совета Безопасности ООН. Более того, президент Турции публично также осудил признание Россией Донецкой и Луганской народных республик независимыми государствами.

В любом случае одной из основ безопасности Казахстана также должна быть постоянная поддержка и сохранение геополитического баланса сил в регионе, как по отношению к России, так и Китаю. И одним из таких балансов может быть более тесное военно-политическое сотрудничество тюркских государств. Тем более что всегда есть риск того, что при определенных условиях в Кремле также могут рассматривать Казахстан как новую территорию для экспорта хаоса, в том числе для решения внутренних проблем России. Ведь, по мнению бывшего помощника российского президента Владислава Суркова, Россия как наследница империи и как другие крупные геополитические игроки имеет право экспортировать хаос на другие территории, в том числе чтобы снизить внутреннее напряжение в связи с накопленными собственными проблемами.

В случае с аннексией Крыма и признанием независимости ДНР и ЛНР речь в том числе шла о желании таким способом укрепить рейтинги российской власти и лично Путина. Сурков в своей недавней статье «Куда делся хаос? Распаковка стабильности» пишет: «Социальная энтропия очень токсична. Работать с ней в наших домашних условиях не рекомендуется. Ее нужно выносить куда-нибудь подальше. Экспортировать для утилизации на чужой территории. Экспорт хаоса дело не новое. «Разделяй и властвуй» — древний рецепт. Разделение - синоним хаотизации. Сплачивай своих + разобщай чужих = будешь править и теми, и другими... Для России постоянное расширение не просто одна из идей, а подлинный экзистенциал нашего исторического бытия».

И даже несмотря на то, что Казахстан сделал официальное заявление о том, что не собирается признавать ДНР и ЛНР, как когда-то не признавал независимость Косово, а также Южной Осетии и Абхазии, для Кремля более важным является сохранение членства Казахстана в ЕАЭС и ОДКБ на долгосрочной основе, а также отсутствие в стране любых демократических реформ, которые могли бы начать менять внешнеполитические приоритеты Казахстана. Хотя мы уже ограничили свой экономический суверенитет, когда в 2014 году вошли в ЕАЭС. Более того, именно с 2014 года мы стали заложниками геополитических игр России против Украины, которые несли определенные финансово-экономические риски для нашей экономики. И эти риски явно возрастут в этом году в результате нового пакета западных санкций против России, который может оказаться намного жестче. В этом случае лишь только рост цен на нефть в условиях геополитической напряженности слабо подсластит пилюлю для казахстанской экономики.

Но в январе 2022 года мы ограничили уже свой военно-политический суверенитет, когда Кремль через ОДКБ подключился к нашим внутриэлитным разборкам, поддержав одну из конфликтующих сторон. И для России важно, чтобы с имиджевой точки зрения, Казахстан воспринимался международным сообществом как стратегический партнер России, в том числе через членство в ЕАЭС и ОДКБ. Хотя у Казахстана со временем могут усилиться репутационные риски, что создаст дополнительные угрозы для казахстанской политической и бизнес-элиты с точки зрения включения части ее представителей в западные санкционные списки. Как говорится, за одну компанию с российскими и белорусскими коллегами.

В то же время главным гарантом нашей безопасности являются не только геополитический баланс и не вооруженные силы - тем более что недавний арест бывшего министра обороны РК и чистка в других силовых структурах уже были сигналами о том, что Казахстан с его системой безопасности - это бумажный тигр, которого легко можно смять. И страшно представить, что будет со страной в результате внешней агрессии более серьезного противника.

Главным гарантом нашей безопасности должна быть долгосрочная политическая стабильность и реальное, а не мифическое социально-экономическое развитие страны, за счет эффективной экономической и политической реформ, а также за счет роста уровня жизни населения и наращивания человеческого капитала. Такая стабильность возможна только там, где разрыв между властью и обществом, между центром и регионами, между различными социальными, демографическими и этническими группами сокращается, где количество людей, считающих себя аутсайдерами, гораздо меньше, чем тех, кто считает Казахстан своим домом, где от них что-то зависит и который они готовы защищать.

При этом многое зависит от самоидентификации самих граждан Казахстана со своей страной, с которой большинство хотело бы связывать свое будущее и будущее своих детей. В Казахстане не должно быть никакой «пятой колоны», которую могли бы использовать внешние игроки. И эффективная защита наших национальных интересов будет зависеть от общества и власти, мобилизованных вокруг общих ценностей и принципов, которые способны превратить государство в «сильную крепость», в случае реальной угрозы для этих ценностей и принципов.

Одним из наглядных примеров может быть Швейцария, которая умудрилась сохранить свой суверенитет и обеспечить внутренний экономический рост, находясь в окружении «волков», которые не раз затевали мировые войны. Понятно, что большую роль сыграл «нейтральный» и финансовый статус Швейцарии, чего нет у Казахстана. Но также значительную роль играл тот фактор, что Швейцария превратилась в довольно серьезного финансово-экономического игрока, с которым лучше сотрудничать, чем воевать, тем более что эта федеративная страна, несмотря на то что состоит из 26 кантонов, демонстрирует довольно высокую степень мобилизации общества по отношению к любым внешним попыткам оказать давление. А это связано с тем, что высокий уровень патриотизма швейцарцев является следствием не высосанных из пальца «доктрин национального единства», а довольно высокого уровня жизни и гордости за свою страну, который создает условия, при котором каждый понимает, что ему есть что терять и есть что защищать. Кстати, даже небольшая швейцарская армия считается одной из самых боеспособных среди других европейских стран. И при «нейтральном статусе» есть понимание того, что если хочешь жить в мире, то на всякий случай нужно готовиться к войне.

В конечном счете, если местная власть не «воюет» с собственным народом, а народ доверяет власти, любые внешние угрозы не так страшны. В противном случае коррупция, «идейный сепаратизм», девальвация доверия к власти и постоянные внутриэлитные конфликты являются той самой взрывоопасной смесью, которая делает любое государство уязвимым как изнутри, так и снаружи. В таком случае используя образное выражение западного исследователя международных отношений Арнольда Уолферса, Казахстан будет напоминать бильярдный шар, которым играют другие игроки, определяя траекторию его движения.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
578370 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить