Досым Сатпаев: Нас ждет год не лошади, а троянского коня

Директор Группы оценки рисков – о старой и новой гвардии президента, кадровой виагре, Рахате Алиеве, Кашагане и многом другом

Фото: Facebook
Досым Сатпаев.

Прежде чем закрыть дверь уходящего года, обычно принято подводить итоги. Те, кто пытается это делать, предпочитают брать количеством, перечисляя скопом более или менее значимые события в жизни Казахстана, исходя из собственных предпочтений. Хотя, возможно, правильнее делать акцент не столько на событиях, сколько на трендах, которые будут определять наше будущее в среднесрочной перспективе.

Недосказанность хороша в любви, но не в политике

Довольно интересным было короткое, но символичное заявление президента Казахстана, которое он сделал в октябре во время поездки в Уральск, - по поводу того что он здоров и готов работать до декабря 2016. При этом глава государства не уточнил, будет он принимать участие в следующих президентских выборах или нет. Недосказанность хороша в любви, но не в политике. Полагаю, это заявление произнесено было не случайно, а в ответ на неутихающие разговоры о том, что елбасы пора уже определяться с механизмом передачи власти. Поскольку неясность в этом вопросе увеличивает напряженность внутри элиты, среди инвесторов и в казахстанском обществе.

Неудивительно, что на этом фоне из всех кадровых перестановок 2013  наибольший интерес вызвали перемещения в сенате, где на пост спикера  снова вернулся Касым-Жомарт Токаев, входящий в «старую гвардию» президента. Учитывая то, что председатель верхней палаты по Конституции является вторым человеком в стране после президента (так как именно он заменяет главу государства в случае политического форс-мажора), то любые перестановки такого уровня всегда будут обращать на себя внимание.  В целом 2013 подтвердил тренд последних лет, который говорит о том, что глава государства снова стал расставлять на ключевые места старые  проверенные кадры.

Хотя не менее интересным было и другое кадровое назначение, которое для многих прошло незаметно, а те, кто его заметил, тут же заговорили о появлении нового игрока в окружении главы государства. Речь идет о том, что весной 2013 племянник президента Самат Абиш был назначен заместителем председателя КНБ РК Нуртая Абыкаева. Появление связки «молодого» и «старого» представителя элиты во главе самой влиятельной силовой структуры вряд ли является случайным. 

Кадровая виагра

2013 подтвердил еще один тренд - это короткая скамейка запасных для любых кадровых перемещений. Одни и те же чиновники чаще передвигаются по горизонтали, реже по вертикали. И это несмотря на создание корпуса «А» и заявления о необходимости запустить эффективно работающие социальные лифты для меритократии. Определенным исключением является «Нур Отан», где вроде уже молодо, но слишком всё зелено - как с точки зрения жизненного опыта, так и здравого смысла.

В целом большинство кадровых перестановок 2013 напоминали использование виагры, чтобы что-то поднять и заставить его работать. При этом, судя по критике главы государства в адрес правительства, причина бесплодия большинства госпрограмм развития - не в конкретных личностях, а в самой системе, а точнее - в деформации исполнительной вертикали.

Значительную угрозу представляет неэффективный государственный менеджмент в регионах Казахстана. Например, в рейтинге бизнес-климата регионов Казахстана, подготовленного Forbes Kazakhstan, говорится о том, что слишком высокий уровень коррупции в областях не позволяет говорить о благоприятной бизнес-среде, так как лишает бизнес устойчивости. Существенным риском является и то, что снижение качества управления сопровождается параллельным увеличением роли и функций госструктур в разных сферах жизни общества, в том числе в экономике. Вообще рост государственной опеки четко прослеживался и в 2013. Появление новых «зонтичных структур» в лице Национальной палаты предпринимателей (НПП), которая курирует малый, средний и крупный казахстанский бизнес, а также  Единого накопительного пенсионного фонда подтверждают тренд размножения в стране «курирующих институтов» для повышения управляемости политической и экономической системы Казахстана.

Что варится в котелке?

Что касается внутриполитической обстановки, то, с одной стороны, власти иногда сами провоцировали рост протестных настроений, как это было с неудачной попыткой проведения пенсионной реформы, которая вызвала в обществе негативную реакцию. В результате в отставку «ушли» министра труда и социальной защиты РК Серика Абденова, который хорошо сыграл роль «мальчика для битья».

С другой, сохраняется опасная ситуация, при которой ни власть, ни оппозиция не знают точно, какой именно протестный потенциал существует в стране. Он уже давно слишком разношерстный и выражается в разной форме, будь то молодежные погромы на концерте Кайрата Нуртаса в Алматы, создание новых протестных движений, как, например, «За справедливые декретные», или появление граждан Казахстана в Сирии на стороне одной из воюющих сторон. Все это говорит о том, что 2013 год ушел в копилку тревожных ожиданий по поводу того, что ситуация в стране на самом деле слабо контролируется властями.

Конечно, для повышения эффективности госуправления на местах в этом году была попытка поиграть в демократию через введение выборности акимов. Она стала реакцией властей на две серьезные проблемы в регионах. Во-первых, на низкую эффективность работы местных органов власти. Во-вторых, на рост социальной напряженности из-за этой неэффективной работы. Хотя сами выборы были больше имитацией демократии, так как акимов население выбирало не напрямую. Кандидатов на пост акима предлагал областной аким на рассмотрение региональных маслихатов, тесно связанных с исполнительной властью.

Кстати, в этих выборах не участвовала казахстанская оппозиция, внутри которой в этом году опять произошел очередной раскол, когда ОСДП приняла решение отказаться от объединения с партией «Азат». Новое размежевание в оппозиции не только сильно ее дискредитирует в глазах протестных групп, но и является дополнительным козырем в руках власти, которая уже давно заявляет о том, что у нее нет в стране достойных конкурентов. К том же ослабление влияния зарегистрированных и легально действующих оппозиционных партий, по сути, ставит крест на так называемой «старой оппозиции».

Это расчищает место для новых игроков, в первую очередь представляющих пока разрозненный национал-патриотический лагерь. Хотя более серьезная опасность заключается в том, что ослабление легальных оппозиционных партий может привести к тому, что часть протестных настроений перейдет в более радикальную сферу, в том числе экстремистскую.

Кто не удержится в седле?

Наступающий год по восточному календарю - Год Синей Деревянной Лошади. В истории уже был один деревянный конь под названием «троянский», который погубил одних и дал победу другим. Многие понимают, что «троянским конем» для Акорды является затягивание вопроса о механизме смены «всадников». И хочется надеяться, что в следующем году будут, наконец, обозначены возможные контуры транзита власти. Хотя, судя по новым обвинениям в адрес Рахата Алиева, которого под конец 2013  назвали заказчиком убийства оппозиционного политика Алтынбека Сарсенбайулы, 2014 может оказаться не очень приятным годом для власти, которую ждет новая волна компромата со стороны экс-посла Казахстана в Австрии.

Впрочем, многие в Казахстане ждут смены «всадников» и в правительстве. Довольно неуверенно смотрится в седле премьер-министр РК Серик Ахметов. После осенней информационной атаки на правительство тут же возникли предположения о его скором уходе со своего поста. Но премьеры меняются, а система с ее хроническими проблемами остается. Поэтому, вне зависимости от того, кто будет занимать премьерский пост в 2014, у казахстанского правительства будет еще один серьезный экзамен. Речь идет о возможном вступлении республики в ВТО. Судя по всему, ожидаемые профиты от членства в этой организации пока носят общий характер и растянуты на длительную перспективу. При этом о возможных потерях стараются не говорить. Опыт нашего участия в Таможенном союзе продемонстрировал, что казахстанские чиновники, интегрируя страну в какое-либо объединение, предпочитают не заморачиваться на разного рода деталях. Но, как показала печальная практика, дьявол в них все-таки кроется. И это обстоятельство даже заставило президента впервые заявить об ущемлении экономических интересов Казахстана в рамках ТС. И если Таможенный союз называли генеральной репетицией Казахстана перед вступлением в ВТО, то 2013 показал, что этот «прогон» провалился. В уходящем году возникло немало экономических трений между Казахстаном, Россией и Белоруссией, и маловероятно, что в 2014 эти разногласия будут решены. Особенно на фоне подготовки запуска Евразийского экономического союза в 2015. Тем более что в 2014-2015 предполагается расширение ТС за счет новых членов - Армении, Киргизии и Таджикистана, чей потенциальный экономический вклад в это интеграционное объединение также не просчитан с точки зрения выгод для Казахстана.  

Кабмин предполагает, а ОПЕК располагает

Тем временем именно конъюнктура цен на сырьевых рынках и внешние факторы, а не казахстанское правительство определяют темпы экономического развития страны. В бюджете Казахстана на 2014-2016 цена на нефть заложена в размере $90 за баррель.

Но наш кабмин предполагает, а ОПЕК располагает. Например, Тегеран уже пригрозил снизить цену на нефть до $20 за баррель за счет роста ее добычи, если Саудовская Аравия не сократит свою долю в ОПЕК и не освободит место для иранских и иракских углеводоров. Кстати, Иран надеется на частичное снятие с него в 2014 экономических санкций со стороны Запада, что позволит быстро нарастить нефтедобычу. В этом случае снижение мировой цены на «черное золото» до $50-60 большим сюрпризом не станет. Но способно вызвать новый приступ мигрени у всего казахстанского правительства.

Один такой приступ уже был. Это запуск Кашагана. После нескольких аварий возникли разногласия относительно сроков начала возобновления коммерческой добычи нефти. Правительство надеялось на декабрь этого года. Инвесторы говорят о второй половине 2014.  А между тем, международное агентство Fitch Ratings фактор нефтедобычи на Кашаганском месторождении учло в своих прогнозах по росту ВВП Казахстана на 5,3% в 2013 и 6,0% в 2014. Кроме этого, увеличение экспорта нефти с Кашагана, по мнению Fitch, должно было поддерживать профицит счета текущих операций Казахстана, который стагнировал ввиду более низких, чем в предыдущие годы, цен на нефть. Moody’s Investors Service в своих прогнозах также связывало ежегодный рост ВВП Казахстана в пределах 5% в ближайшие 5 лет с началом добычи кашаганской нефти. Теперь, судя по всему, эти прогнозы придется корректировать. Миннефтегаза РК уже сообщило: приостановка Кашагана приведет к тому, что Казахстан не сможет выполнить план добычи нефти в 2013 в объеме 82 млн тонн

…А венчает все названные риски Года Лошади для Казахстана вывод войск Антитеррористической коалиции из Афганистана. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
90155 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 апреля родились
Каныш Избастин
Председатель правления АО «КазАгроФинанс»
Жомарт Сулейменов
Продюсер, основатель и гендиректор ТОО «National Development Group»
Хроники бизнесменов. Владимир Ким

На чём зарабатывает своё состояние №1 списка 50 богатейших бизнесменов Казахстана по версии Forbes Kazakhstan

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить