Нужно ли публично обсуждать судебные постановления в РК?

В профессиональном юридическом сообществе Казахстана разгорелась дискуссия о допустимости публичного обсуждения судебных постановлений, которые еще не вступили в законную силу

Фото: © Depositphotos.com/andreyuu

Позитивным моментом является участие в дискуссии представителей судебной системы, включая судей Верховного суда. С таким уровнем участников диалога следует ожидать, что в споре, который является источником некоторого раздражения между судьями с одной стороны и коммерческими юристами и адвокатами - с другой, будет скоро поставлена точка.

Юристы и адвокаты аргументируют: судебная система Казахстана не может быть признана полностью свободной от некомпетентности и влияния как политического, так и со стороны неправомерного коммерческого интереса. Судьи же утверждают, что громкое публичное и эмоциональное обсуждение незаконченных дел стесняет суд в отправлении его функций и подрывает доверие общества к судебной системе.

Позиции обеих сторон выглядят убедительно. Поэтому для разрешения проблемы следует обратиться, скорее, к теории права, а не к обсуждению потерь и выгод от того или иного подхода. Право, создавая среду социального общения, нацелено на долгую перспективу - на века, и отнюдь не обещает мгновенной выгоды в конкретной ситуации. Дело же профессионального сообщества – толковать и применять право, исходя из его юридической логики.

Судейское сообщество, говоря о недопустимости публичного обсуждения не вступивших в силу судебных актов, опережает своих оппонентов в формальной аргументации, приводя конкретные положения закона.

Судьи ссылаются на 19 статью Гражданского процессуального кодекса, в особенности на ее 9 пункт, который гласит: «Вступившие в законную силу судебные акты публикуются на интернет-ресурсе суда и могут публично обсуждаться…»

По мнению судей, это означает, что решения и другие судебные постановления, которые еще не вступили в законную силу, публично обсуждаться не могут.

Другой аргумент опирается на 77 статью Конституции, первый пункт которой гласит: «Судья при отправлении правосудия независим и подчиняется только Конституции и закону», а второй устанавливает, что «Какое-либо вмешательство в деятельность суда по отправлению правосудия недопустимо и влечет ответственность по закону».

По мнению судей, создание общественного мнения по делам, которые еще находятся в стадии «отправления правосудия», создает давление на суд, потому что судье приходится действовать в условиях определенной информационной среды, которая способна повлиять на его решение. Давление на суд, безусловно, недопустимо.

Оба процитированных положения закона являются лишь текстуальным изложением, сама по себе любая статья закона бесполезна и нормой права не является. Как и во всех других случаях, нормами права оба положения способны стать лишь при доктринальном осмыслении и надлежащем толковании. Означает ли независимость судьи запрет иметь свое мнение по поводу его актов? Разумеется, нет. Даже самое тоталитарное государство не может быть формально властно над мыслями своих граждан. Может ли быть запрещен обмен этими мнениями и дискуссия о них? Свобода слова, действительно, может быть ограничена защитой частного или публичного интереса, так, по закону преследуется клевета, охраняется тайна личной жизни и переписки, коммерческая тайна или государственные секреты. Поэтому я оговорюсь, что в этой заметке речь идет о тех актах, которые произведены в открытых заседаниях и не запрещены законом к распространению.

Но крайне важно понимать, что раз свобода слова является общим правилом, закрепленным нашей Конституцией (ст. 20), то изъятия из этой свободы возможны только в случае прямого запрета законодателя. Мы, безусловно, имеем право на свое мнение о судебном акте и делиться этим мнением. Возможно ли толкование, при котором эти две нормы (независимость судьи и свобода слова) могут непротиворечиво уживаться? Независимость судьи в контексте свободы слова может пониматься исключительно как процессуальная возможность вынести судебное постановление, невзирая на мнение кого бы то ни было, без последствий для себя лично и действительности вынесенного акта. Иными словами, эта норма направлена на процессуальную свободу судьи от мнения любого другого лица. Может ли судья прислушаться к мнению юридического сообщества? Безусловно. Может ли он его игнорировать? Не менее безусловно. Могут ли для судьи или его постановления наступить законные негативные последствия в результате такого игнорирования? Ни в коем случае!

Но тогда мы должны признать, что высказывание своего мнения о ходе судебного процесса, включая комментирование актов, которые не вступили еще в силу, не может нарушить независимость суда. Так же не может ее нарушить и публичное обсуждение, ибо речь не идет о психологической независимости суда от общественного мнения – такая цель юридическими средствами не решается, и право не может иметь задачи влиять на внутренний мир человека – лишь на его поведение. Закон говорит только о процессуальной независимости суда.

Независимость судьи предполагает его свободу не соглашаться с мнением общества. Но тогда не следует и покушаться на свободу общества не соглашаться с мнением судьи. Без процессуальных последствий в обоих случаях.

Если это рассуждение верно, давлением на суд можно признавать лишь создание процессуальной или фактической невозможности для судьи отправлять правосудие согласно его совести. Может ли создание общественного мнения считаться такой невозможностью? Совершенно исключено – если за судьей предполагается свобода от общественного мнения, за ним же следует предполагать и мужество воспользоваться этой свободой, пойдя этому мнению наперекор.

9 пункт 19 статьи Гражданского процессуального кодекса требует более формального толкования, и я очень надеюсь, что по результатам дискуссии мы увидим такое толкование от Верховного суда в нормативном виде. Позвольте предложить мое видение.

Пункт, очевидно, разработан для создания обязанности суда публиковать вступившие в силу судебные акты. Вполне понятно, что суд не обязан публиковать акты, которые еще не вступили в силу – конечным продуктом деятельности суда являются обязательные к исполнению юридические акты, судебные постановления еще не вступившие в силу таким качеством обязательности не обладают. Важно заметить, что речь не идет о праве суда публиковать свои акты. Это – обязанность. На другой стороне правового отношения мы имеем стороны процесса и общество в целом, обладающие правом требовать, чтобы судебные акты оглашались публично и были доступны «городу и миру». В контексте этого понимания и в контексте свободы слова фраза «и могут публично обсуждаться» означает лишь указание на важнейшую цель опубликования, но никак не запрет обсуждения чего-либо еще.

19 статья озаглавлена «Гласность судебного разбирательства», весь ее текст свидетельствует о воле законодателя ограничить запрет гласности лишь исключительными случаями. Учитывая, что Конституция устанавливает, что Казахстан является правовым, демократическим, социальным государством, что народ является единственным источником власти (следовательно, и судебная система должна быть подотчетна обществу), что у нас признается политическое и идеологическое разнообразие (следовательно, и плюралистическая свобода мнений), учитывая свободу слова и то, что Конституция закрепляет назначением судебной власти защиту прав, свобод и интересов человека в первую очередь, предполагать в отношении гласности судопроизводства одиозный и редко применяемый общезапретительный правовой режим (при котором запрещено все, что прямо не разрешено законом) представляется невозможным. В этой сфере, конечно, действует общеразрешительный характер регулирования, при котором запреты являются исключением из общей свободы и должны быть четко и обоснованно выражены в законе.

Все это приводит меня к мысли о том, что единственным правовым толкованием 9 пункта 19 статьи Гражданского процессуального кодекса была бы обязанность суда публиковать все вступившие в силу акты для всеобщего обсуждения, что не может исключать права кого угодно публично обсуждать любые иные аспекты судебного разбирательства. С соблюдением, разумеется, других требований закона, таких как уважение к суду, охрана государственной, коммерческой и личной тайны.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
5011 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
17 декабря родились
Нурлан Аханзарипов
руководитель АО "Интергаз Центральная Азия"
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить