Можно ли съесть казахский торт китайскими палочками?

Досым Сатпаев, директор Группы оценки рисков: «Есть ощущение, что в политэлите Казахстана некое лобби целенаправленно сажает нашу экономику на китайскую кредитную иглу»

orientstyle.ru

Любой официальный визит большого зарубежного гостя в Казахстан напоминает торт, в котором роль свечек играют второстепенные вопросы. Вот и на этот раз первый государственный визит председателя Китайской Народной Республики Си Цзиньпиня сопровождался большим количеством подписанных соглашений и сделанных заявлений. А «праздничным тортом» для Пекина стало вхождение китайцев в кашаганский проект. Как показывает практика, китайскими палочками съесть можно очень много. И не только тортов.

Троянский дракон

У китайцев есть два важных качества, которые серьезно повышают их конкурентоспособность в любых сферах.

Во-первых, умение ждать. В 2003 первая попытка Китая прорваться на Кашаган провалилась. Но Пекин не отчаивался и просто ждал другого удобного случая, который подвернулся спустя 10 лет.

Во-вторых, способность адаптироваться к любым правилам игры, в том числе коррупционным. Это объясняет стремительное распространение китайского бизнеса в странах Азии, Африки, Латинской Америки и на постсоветском пространстве. В том числе в нефтегазовой сфере. В этом контексте стоит напомнить, что в начале сентября по обвинению в коррупционных преступлениях был арестован бывший глава Китайской национальной нефтегазовой корпорации (CNPC) Цзян Цземинь. Той самой корпорации, которая нынче выкупает 8,33% акций Кашагана за $5 млрд.

Деятельность китайских нефтегазовых компаний в Казахстане всегда следует учитывать с точки зрения общей нефтегазовой стратегии КНР в других странах. В конечном счете, доля в Кашагане - лишь звено в цепи прочих китайских приобретений по всему миру. Угроза «сырьевого голода» была одной из причин, по которым Пекин еще в 1999 провозгласил политику «выхода за рубеж». Поэтому Китай активно диверсифицирует источники получения энергоресурсов. Например, его серьезно беспокоит перспектива войны Ирана с западной коалицией, так как Тегеран уже угрожал перекрыть Ормузский пролив, который является ключевым морским путем, позволяющим экспортировать арабскую нефть и газ в третьи страны. По этому проливу в Китай поступает 35% нефти.

В этих геополитических декорациях Казахстан рассматривается как очень удобный партнер - не транзитный, а прямой поставщик нефти и газа. Поэтому запуск казахстанско-китайского газопровода Бейнеу-Бозой-Шымкент, аккурат к визиту Си Цзиньпиня, выглядит логичным и довольно символичным.

Кстати, китайское влияние уже косвенно сказывается на деятельности Кашагана.  АО «КазТрансГаз», национальный оператор в сфере добычи газа и газоснабжения, достиг договоренности с участниками консорциума на предмет того, что весь объем товарного газа будет транспортироваться по этому газопроводу, который является совместным проектом Казахстана и Китая.

Существенное отличие китайских нефтегазовых компаний от западных в том, что их приоритет - не только получение прибыли от конкретного месторождения, но и расширение доступа к перспективным нефтегазовым проектам. При параллельном сокращении присутствия на старых месторождениях, уже прошедших пик своей добычи.

Это значит, что одна из стратегических целей китайцев - появление еще в двух крупнейших нефтегазовых проектах Казахстана: Тенгизе и Карачаганаке. Все это делается не только для обеспечения Поднебесной сырьем, в том числе через казахстанско-китайские нефте- и газопроводы, но также для расширения поставок китайского нефтегазового оборудования, предоставления услуг, в том числе буровых, и т.д.

Можно согласиться с популярной точкой зрения, что теперь китайцы могут начать активно лоббировать в нашем правительстве свои схемы более дешевых закупок для снижения стоимости безумно дорогого кашаганского проекта, постепенно вытесняя других поставщиков, включая западных. И совсем не исключено, что казахстанским кабмином такие инициативы будут поддержаны.

Еще одна сильная сторона китайцев – они вряд ли станут конфликтовать с правительством РК в случае нового давления с его стороны на акционеров Кашагана. Подобная лояльность к политике прессинга, которая у других участников проекта часто вызывает раздражение, может сыграть китайцам на руку.

Но если смотреть еще дальше, то важная задача Китая - обезопасить свой бизнес после транзита власти в Казахстане. (Впрочем, в этом заинтересованы все страны, чьи крупные компании работают в РК). Поэтому поддержка прокитайских лоббистских групп внутри казахстанской политической и бизнес-элиты может стать одной из среднесрочных задач Пекина.

Удар по дефекталу

В ходе своего визита в Казахстан Си Цзиньпин предложил производить взаиморасчеты в национальных валютах.

Пока мы носимся с идей создания новой мировой валюты, чтобы нанести «удар по дефекталу», Китай не спеша, но целеустремленно продвигает юань в качестве валюты во взаимных расчётах. Многие эксперты уверены, что это лишь первый шаг на пути к превращению юаня в новую мировую резервную валюту. По крайней мере, председатель Центрального банка Китая Чжоу Сяочуань несколько лет назад заявил о необходимости введения таковой для успешной борьбы с глобальным кризисом. Не удивительно, что в 2009 Тhe Financial Times пришла к выводу: статус американского доллара зиждется на двух китах - вере Китая в могущество и добросовестность Америки и нефтедолларовых счетах государств Персидского залива, нуждающихся в военной помощи США.

Можно согласиться с точкой зрения, что одна из стратегических целей Китая - объединение большинства азиатских экономик вокруг юаня. Лауреат Нобелевской премии по экономике Роберт Манделл в свое время говорил, что существуют различные подходы в создании новых валютных союзов. Один из них - это «регионализация», когда единая валюта появляется в Европе, Африке, Азии, Латинской Америке или на постсоветском пространстве. Не удивительно, что Россия, чувствуя за спиной дыхание Китая, торопит с введением единой валюты в рамках ТС.

Кстати, объем товарооборота Казахстана с Россией и Китаем практически одинаков. В прошлом году у нас с Россией он составил $24 млрд, а с Китаем - $23,9 млрд. При этом Астана и Пекин объявили, что товарооборот двух стран к 2015 должен достичь $40 млрд. В прошлом году Москва также заявила о доведении в ближайшие годы объема товарооборота между РК и РФ до $40 млрд.

«Переход к национальным валютам в обмене и расчетах, в текущих и капитальных операциях значительно снизит издержки денежных операций, укрепит способность наших стран в противодействии финансовым рискам и повысит международную конкурентоспособность региональной экономики», - подчеркнул председатель КНР в ходе визита в Казахстан. Если читать между строк, то речь идет о повышении роли Китая как нового центра экономического притяжения для соседних государств.

Именно поэтому Пекин все активнее пытается трансформировать ШОС в экономический блок, заливая экономики стран Центральной Азии кредитами.

Нельзя исключать и того, что в будущем главный баттл на постсоветском пространстве будет идти между Евразийским союзом (созданным на базе ТС, где Россия пытается тянуть одеяло на себя) и ШОС, которая превратится в серьезного экономического игрока во главе с Китаем.

Кредитная игла

Конечно, Казахстан пытается привлечь китайские инвестиции не только в сырье, но и в сферы индустриально-инновационного развития. В ходе визита лидера Поднебесной в РК было заявлено, что до 2020 Казахстан и Китай осуществят 21 проект на сумму $22 млрд в энергетической отрасли, сельском хозяйстве и химпроме.

Но немного смущает, что большинство этих проектов скорее всего будет кредитоваться Китаем. Например, общая стоимость проекта строительства Кербулакской ГЭС - около $190 млн. И заинтересованность в его финансировании уже проявили Экспортно-импортный банк и Банк развития Китая. А здесь уже включается китайское понятие о кругообороте денег в природе, когда выдача кредитов нередко идет рука об руку с требованиями о закупе оборудования «Made in China» и привлечении только китайских трудовых ресурсов. Но это понятие вступает в явное противоречие с политикой роста «казахстанского содержания».

Есть ощущение, что в политэлите Казахстана некое лобби целенаправленно сажает казахстанскую экономику на китайскую кредитную иглу. И это несмотря на средства Нацфонда, приближающиеся к $100 млрд, или пенсионные накопления в $24 млрд, которые вроде бы собирались инвестировать в инфраструктурные проекты.

На этом фоне довольно странно звучат слова акима Восточно-Казахстанской области Бердыбека Сапарбаева, который на днях заявил, что привлекать китайские инвестиции целесообразно и экономически выгодно, так как у нас не хватает своих средств (кстати, на прогрессивное предложение акима ВКО сдавать казахстанские земли в аренду Китаю  последовал «симметричный ответ» главы Союза мусульман Казахстана Мурата Телибекова, который посоветовал акиму «сдавать в аренду свою жену». - F).

Что касается строительства нового НПЗ в Казахстане при участии Китая, то формально это соответствует нашему принципу - «доступ к сырью в обмен на инвестиции в нефтесервисные и перерабатывающие проекты». Но китайцы уже владеют 50% Шымкентского НПЗ. Кроме этого, Миннефтегаза РК приняло решение о толлинговых операциях с КНР, которые предполагают переработку казахстанской нефти в СУАР на НПЗ в Душаньцзы или Урумчи. Ежегодно из республики собираются поставлять в Китай около 1,5 млн тонн нефти, а обратно получать 1 млн тонн высокооктанового бензина.

Всё это подтверждает пессимистические заявления некоторых казахстанских экспертов по поводу того, что топливный рынок Казахстана в недалеком будущем может попасть под контроль могучего восточного соседа.

Китай в иллюминаторе

Дополнительной «свечкой» на казахстанско-китайском торте стало соглашение о сотрудничестве в исследовании и использовании космического пространства в мирных целях.

Еще в мае 2011 делегация Казкосмоса посетила Китай, где обсуждался вопрос подготовки межправительственного соглашения об исследовании космического пространства в мирных целях. По словам руководителя агентства Талгата Мусабаева, этот документ позволит двум государствам осуществлять сотрудничество в космической отрасли. На фоне осложнений между Россией и Казахстаном по поводу Байконура, неудачных запусков «КазСатов» и постоянных аварий российских ракет заигрывания с Китаем выглядят вызывающими. Тем более что Поднебесная так стремительно развивает свою космическую программу, что скоро станет Наднебесной. Дошло до того, что отдельные китайские провинции собираются запускать собственные коммерческие спутники. По информации китайских СМИ, администрация провинции Цзилинь в северо-восточном Китае уже объявила, что в ближайшие два года будет запущен в космос первый спутник этого региона.

С такими-то темпами не исключено, что в недалеком будущем новые «КазСаты» будут проектировать и создавать не россияне, а китайцы.  

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
16651 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
21 августа родились
Сагидулла Макашев
генеральный директор АО «АстанаГаз КМГ»
Балтабек Куандыков
президент компании «Меридиан Петролеум», глава Казахстанского общества нефтяников-геологов
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить