10 рекомендаций экономиста избранному президенту Казахстана

Институт экономической политики разработал 10 рекомендаций, которые, по мнению главы этого учреждения Каирбека Арыстанбекова, помогут Казахстану добиться поставленных целей – ускорить рост экономики и войти в топ-30 стран мира

1. Проведение конституционной реформы с учетом достигнутого уровня экономического развития

Для достижения среднемирового уровня ВВП на душу населения в многоконфессиональных и многонациональных странах необходима, помимо прочего, президентская форма правления. По информации ООН, МВФ и ВБ, Казахстан достиг этого среднемирового уровня – около $12 500 на душу населения – в 2012-2013. Чтобы поддержать политическую стабильность и устойчивый экономический рост, следует перейти к президентско-парламентской форме правления. Также следует предусмотреть контрольные функции парламента и выборность акимов тех регионов, где ВРП на душу населения достиг высокого уровня (города Алматы и Астана, ряд областей).

Это подтверждается международным опытом: существует группа стран, достигших среднемирового ВВП на душу населения, но не проводивших вовремя политические реформы. Они попали в ловушку «недоразвития» и в дальнейшем не смогли удвоить объем ВВП. Например, Малайзия, которая попала в эту ловушку, в том числе из-за сохранения конституционной монархии и авторитарного режима. По итогам 2013 ВВП на душу населения в этой стране составил всего $10 457 (в текущих ценах).

Есть и группа стран, которым удалось вовремя провести политические реформы и войти в число развитых стран либо вплотную подойти к этому рубежу. В их числе Словения с ВВП по паритету покупательской способности (ППС) на душу населения $28 512 (политическая реформа в 1987-1991), Чехия – $27 347 (политическая реформа в 1989-1990), Эстония – $26 052 (политическая реформа в 1987-1991), Литва – $25 374 (политическая реформа в 1987-1991), Польша – $23 273 (политическая реформа в 1986-1990).

Иными словами, после достижения среднемирового уровня ВВП на душу населения перед страной возникает попутное течение ("полоса значения") для дальнейшего ускорения экономического развития страны. Чтобы воспользоваться этим течением, нужно проводить демократические реформы.    

Среди 194 стран мира за последние 30 лет политически свободные страны увеличили душевые доходы граждан в 2,3 раза, частично свободные – на 30-40%, а несвободные – сократили на 35%. Исключение составили страны-нефтеэкспортеры.

Что касается формы правления, то в период 1950-2010 среднегодовые темпы прироста ВВП на душу населения в 84 странах с парламентской формой правления достигли 2,2%, в 48 странах с президентской формой правления – 1,1%.

На наш взгляд, главная причина сложной ситуации в Киргизии и на Украине состоит в том, что политические реформы в этих странах начались, когда экономики еще не достигли среднемирового ВВП на душу населения.

Единственное, что необходимо в Казахстане, – это готовность, желание и стремление избранного президента провести политические реформы.

2. Реформирование «полицейско-силовой» модели и компонентов корпоративистского государства

Международное сопоставление статистических данных показывает, что в республике наблюдаются элементы «полицейско-силовой» модели государства. Несмотря на принимаемые меры по реформированию правоохранительной службы, Казахстан остается в первой десятке стран мира по количеству полицейских (на 100 тыс. чел.), а также занимает 31 место в мире по количеству осужденных (также на 100 тыс. чел.).

Экономические меры по вхождению РК в число 30 развитых стран должны сопровождаться реформами правоохранительных органов и мерами по трансформации «полицейско-силовой» модели государства.

Что касается компонентов корпоративизма, то его основными принципами являются «приватизация прибыли» и «национализация убытков». Решение о выделении средств Нацфонда на выкуп токсичных активов коммерческих банков – это движение в сторону национализации убытков. Государство не должно оказывать финансовую помощь банкам второго уровня, которые совершили ошибки.

По информации Forbes.kz, в 2013 15 физических лиц контролировали объем госзакупок на сумму 400 млрд тенге, что составляет треть государственных контрактов. Такой подход не имеет аналогов в мировой истории.

При таких условиях нет экономических оснований говорить об эффективности господдержки малому и среднему бизнесу.

3. Существенное повышение качества экономической политики правительства

По нашей оценке, реформы в отдельных отраслях и секторах экономики проведены частично, при реформировании других отраслей и секторов отсутствует единый концептуальный подход. Существует множество факторов, снижающих  результативность реформ в целом.

Например, эффективность проводимой властями денежно-кредитной политики снижают масштабы «токсичных активов» (до 10% к ВВП в 2013-2014). Эффективность налоговой политики снижают высокий уровень теневой экономики (19% к ВВП) и бегство капитала за рубеж (3,3% к ВВП). На эффективность внешнеэкономической политики отрицательно влияет дефицит баланса услуг (2,9% к ВВП).

В бюджетной политике наблюдается дисбаланс между функциями государства, в индустриальной политике - преждевременность либо длительность использования инструментов разных стадий развития, в социальной политике – несоответствие ряда стандартов среднемировому уровню, об эффективности политики занятости населения говорит уровень преступности с участием безработных и т.д.

Кроме того, и бюджетная политика (из-за дисбаланса функций государства) и банковская политика (из-за неработающих кредитов) продолжают противодействовать экономическому росту.

4. Ликвидация дисбаланса между традиционной, социальной и современной функциями государства

Денежные потоки госбюджета аккумулируются вокруг 3 функций государства:

- Традиционной (оборона, безопасность, общественный порядок, госуправление и др.);

- Социальной (образование, здравоохранение, культура и др.);

- Современной (обслуживание внешнего долга, политика занятости, индустриализация и др.).

Ряд объективных и субъективных факторов вкупе с сырьевой направленностью экономики привели к дисбалансу между этими функциями. Это ограничивает возможности достижения экономического роста и снижает эффективность ранее достигнутых успехов.

В качестве примера рассмотрим эффективность реализации программы «Занятость-2020». Чтобы сдерживать преступность, в том числе среди безработных, помимо правоохранительной деятельности (традиционная функция), государство в лице правительства и акимов обязано добиваться эффективности реализации политики занятости населения (современная функция). Однако освоенные правительством и акимами регионов бюджетные средства в рамках Программы занятости за 2012-2013 (133,9 млрд тенге) и дорожной карты «Занятость-2020» (104,9 млрд тенге в 2013) не обеспечили снижения преступности среди безработных. В 2012-2014 удельный вес преступности с участием безработных в среднем составил 77%.

Добавим, что Бюджетный кодекс, система госпланирования и стратегические планы профильных госорганов не способны обеспечить баланс между указанными функциями.

5. Реализация системных мер по снижению структурных диспропорций национальной экономики

В рамках реализации стратегического плана «Казахстан-2020» и первой пятилетки ГП ФИИР в экономике РК сформирован ряд структурообразующих секторов. По оценке Института экономической политики, разница в производительности труда между секторами предопределила маршрут движения добавленной стоимости между ними: от внутреннеориентированного и инфраструктурного секторов в экспорториентированный сектор и торговлю, где концентрируются доходы, и далее – через изъятие налогов - в сектор социальных услуг и Национальный фонд.

Иными словами, структурное неравновесие растет по следующим направлениям:

- Налоговая нагрузка, образуемая сектором социальных услуг;

- Нагрузка на отечественных товаропроизводителей со стороны торговли;

- Ценовой диспаритет между экспортно-сырьевым и внутреннеориентированным секторами экономики.

К другим накопленным структурным проблемам экономики можно отнести дисбаланс в межбюджетных отношениях между центром и регионами, недоверие бизнеса к госорганам, низкую деловую активность, отток капитала, разрастание неэффективного госсектора при ослаблении рыночных и правовых институтов и т.д.

6. Кардинальное изменение существующих подходов к ГП ИИР

Применение одних и тех же инструментов и методов индустриальной политики в зависимости от стадии развития страны может ускорить либо затормозить рост экономики.

В период первой пятилетки ГП ФИИР (2010-2014) мы, находясь на начальной стадии индустриализации, преждевременно использовали методы и инструменты поздних стадий. При этом ряд секторов и отраслей экономики достигли поздних стадий развития, но по отношению к ним мы продолжаем применять методы начальных стадий.

Для успешной реализации второго этапа госпрограммы индустриально-инновационного развития правительству следует строго держаться сложной стратегии, каждый раз выбирая политику, которая соответствует стадии развития страны, и своевременно корректировать свои действия при переходе от одной стадии к другой.

Отметим, что ГП ИИР не коррелирует с другими инструментами экономической политики, в том числе с политикой валютного курса Нацбанка. Кроме того, в рамках госпрограммы ИИР на 2015-2019 правительством определены 14 секторов в рамках 6 отраслей обрабатывающей промышленности. Каждая отрасль и ее секторы обозначены разработчиками без глубокого анализа предпосылок и вариантов развития. Отсутствует согласованность между отраслевыми программами. Отрасли и секторы рассматриваются отдельно, нет учета межотраслевых эффектов.

Создается ощущение, что в системе госпланирования потеряно важное звено между отраслевыми специалистами и макроэкономистами.  

Также в коррекции нуждается поставленная цель и сформулированные задачи новой ГП ИИР касательно роста обрабатывающей промышленности. Необходимость развивать именно эту отрасль подтверждается, в том числе результатами эконометрического анализа.

На рисунке отчетливо видно отсутствие статистически значимой связи между уровнем экономического развития и удельным весом промышленности в целом.

7. Укрепление базовых параметров социальной политики государства с учетом уровня экономического развития

По информации Social Progress Imperative, по итогам 2014 Казахстан занял 83 место в индексе социального прогресса среди 133 государств мира.

Анализ позволяет сгруппировать ряд негативных явлений социального характера.

- Несоответствие жизненно важных социальных стандартов уровню экономического развития

Прожиточный минимум определен в Казахстане на уровне 19 966 тенге (2014), минимальный размер пенсии - 20 782 тенге. Прожиточный минимум определяется правительством на основании расчета потребительской корзины.

В состав потребительской корзины Казахстана входит всего 43 наименования товаров и услуг, в то время как в странах с низким уровнем душевого ВВП этот показатель значительно больше: в Грузии - 288, на Украине - 296. В соседней России - 156.

- Социальная деградация определенных слоев населения

В Казахстане образовалась сфера застойной бедности, охватившая ряд регионов, моногородов, сельских территорий, а также «самозанятое» население. Вопрос даже не в низких доходах и случайных заработках, а в отсутствии перспективы, вертикальной мобильности. При существующей ресурсной базе мобильность не появится даже с учетом компенсаторов - господдержки малого бизнеса, реализации программ «Занятость-2020», «Агробизнес-2020» и др.

Признаками социальной деградации являются маргинализация общества, наркомания, алкоголизм, бродяжничество, девиантное поведение молодежи, различные виды правонарушений, проституция, аборты, появление рынка продаж новорожденных, суицид среди несовершеннолетних и другие социальные болезни.

В рисковой зоне находится до 6% населения, или 1,1 млн чел. Часть людей, которые не хотят мириться с таким уделом, уходят в религиозный экстремизм либо в криминальный сектор.

Иными словами, Казахстану нужна новая модель социальной политики. На фоне низких цен на нефть основным преимуществом экономики может стать качество человеческого капитала, которое зависит от социальной политики. Она может стать драйвером социально-экономического развития.

8. Коррекция внешнеэкономической политики и восстановление национального контроля над отдельными ФПГ и ТНК

Казахстан в рамках ГП ИИР объявил о приоритетности экспорта несырьевых товаров, но продолжает возвращать НДС из бюджета экспортерам сырьевых товаров (причем не согласуя это с парламентом). В зарубежных странах возврат НДС из бюджета применяется для стимулирования экспорта продукции с высокой добавленной стоимостью. 

В данном случае цели и задачи ГП ИИР вошли в противоречие с бюджетной, налоговой, внешнеэкономической политикой, что позволяет говорить о «концептуальном кризисе». Аналогичное противоречие наблюдается, и между индустриальной и антимонопольной политикой относительно субъектов пищевой промышленности.

Между тем, в Казахстане наблюдается уход ряда финансово-промышленных и транснациональных компаний из сферы национального и юридического (фискального) контроля. Это подтверждается тем, что незаконный отток капитала из страны идет, прежде всего, в оффшорные зоны. Только за январь-сентябрь 2014 нелегальный вывоз капитала достиг $8 млрд, или порядка 1,5 трлн тенге.

Вместо того, чтобы удержать 1,5 трлн тенге внутри страны, мы приняли решение о распечатке Нацфонда на сумму 1 трлн тенге.

9. Предложение по обеспечению перехода страны из системы национальной безопасности к системе комплексной национальной силы

Это предложение носит закрытый характер и не подлежит публикации.

10. Предложения в области обеспечения национальной и информационной безопасности

Эти предложения носят закрытый характер и не подлежат публикации.

Практическая реализация этих 10 рекомендаций позволит избранному президенту страны создать необходимые правовые и политические условия для дальнейшего ускорения экономического развития и модернизации страны.

Поэтому есть надежда на то, что сформулированные выше рекомендации и первоочередные шаги получат политическое оформление и идеологическое обоснование после 26 апреля 2015.

Forbes.kz задал несколько вопросов автору рекомендаций Каирбеку Арыстанбекову.

FКаирбек, Институт экономической политики – это государственное или частное учреждение?

- ИЭП - это негосударственная, неправительственная, неполитическая и некоммерческая исследовательская организация. Подробная информация на сайте http://www.iep.kz.

FСколько сотрудников работает в институте?

- Работает пока 5 человек. Число сотрудников может увеличиться, если будет большой заказ.

FРассчитываете ли вы, что ваши рекомендации будут приняты во внимание?

- Мы надеемся, что наши предложения будут изучены и по ним будут приняты важные решения в будущем.

FВы уже отправили свои рекомендации кому-либо из кандидатов в президенты или в какой-нибудь госорган?

- Пока нет. Но если будут предложения от заинтересованных организаций и  потенциальных потребителей информации, то будем дальше работать в этом направлении.

FКаков бюджет разработки рекомендаций?

- То, что сделано, - это пока предварительные результаты (за счет собственных средств). Необходимо провести дополнительное и углубленное исследование , но для этого потребуется серьезное финансирование.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
25372 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить
Может ли бизнес помочь науке? Смотреть на Youtube