Почему на ворохе бумаг нельзя построить инновационный банкинг

Развитие новых банковских технологий в мире впечатляет. Интернет-банкингом, мобильными приложениями, системами удаленного доступа «банк-клиент» сейчас уже никого не увидишь

Фото: © Depositphotos.com/Garsya

На рынке теперь вовсю предлагаются технологии распознавания клиентов по отпечаткам пальцев, радужной оболочке глаз, голосу, лицу. На Западе сейчас в тренде цифровой банкинг. Банки без привычных отделений и преимущественно с обслуживанием онлайн - такая картинка видится в недалеком будущем.

Технологии развиваются с целью, во-первых, удовлетворить потребности клиента в лучшем сервисе и, во-вторых, снизить расходы и повысить эффективность банков.

Правда, эксперты отмечают, что развитие технологий в банковской сфере в той или иной стране во многом зависит от позиции местного регулятора и уровня адекватного правового регулирования банковских операций. В одних странах законодательство отличается достаточно высоким уровнем восприимчивости к новшествам, в других же консервативность законодательства является настоящим тормозом инновационного развития банковского сектора.

Как дело с этим обстоит у нас? Насколько казахстанское законодательство можно считать восприимчивым к развитию новых технологий в банковском секторе?

Боюсь, проблем в этом вопросе у нас хватает. Судите сами.

Возьмем, к примеру, использование электронно-цифровой подписи (ЭЦП) при заключении договоров в процессе кредитования. Общегражданское законодательство позволяет заключать договоры с использованием ЭЦП. Закон «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» прямо указывает, что электронный документ равнозначен подписанному документу на бумажном носителе.

Казалось бы, юридических препятствий для заключения договоров банковского займа с ЭЦП быть не должно. Однако на практике банки опасаются оформлять договоры таким образом. Дело в том, что ряд правил Национального банка РК, будучи принятыми пять, а то и с десяток лет назад, не учитывают до сих пор возможность оформления договорных отношений с использованием ЭЦП.

Так, Перечень обязательных условий договора банковского займа, утвержденный Нацбанком в 2011, имеет в виду бумажную форму договора, и только как исключение – опубликование примерных условий на сайте банка. Об ЭЦП не говорится ни слова.

Правила по ведению документации по кредитованию, принятые аж в 2007, также исходят из бумажной версии договоров. Предполагается, что не только кредитный договор, но и всю документацию кредитного досье банкам следует держать в бумажном виде. Исключение предусмотрено почему-то только для Национального управляющего холдинга «КазАгро», которому дозволено использование ЭЦП при формировании некоторой документации кредитного досье (правда, кроме кредитного договора и ряда других документов). Аналогичная норма, но в отношении банков, в Правилах отсутствует.

По этой причине многие банки, опасаясь санкций со стороны регулятора, не применяют ЭЦП при заключении договора; другая документация, даже получаемая по каналам электронно-цифровой связи, все равно распечатывается и в бумажном виде прикладывается в кредитное досье.

Конечно, ситуация с ЭЦП в целом по стране аховая. Банки жалуются на ограниченность распространения услуг посредством ЭЦП, в первую очередь, ввиду малого охвата населением такого инструмента: еще далеко не все обладают и пользуются ЭЦП. Но даже охватить ту часть клиентуры, у которой она есть, не получается, в том числе по вышеуказанным причинам.

Между тем, регулятору нужно было еще давно, при принятии закона «Об электронном документе и электронной цифровой подписи» в 2003, предусмотреть в Правилах по ведению кредитной документации раздел, который регламентировал бы вопросы формирования электронного кредитного досье вместо привычного бумажного.

Ситуация с кредитными досье не укладывается в представление ни цифрового, ни хотя бы напоминающего цифровой банкинг. Банками формируются и складируются в архивы тонны бумаги кредитных досье. Почему? Во-первых, сам перечень кредитной документации согласно правил достаточно велик (несколько десятков документов). Во-вторых, в самом перечне присутствует дублирующая друг друга информация (например, для подтверждения доходов заемщика требуется иметь в кредитном досье и справку о размере зарплаты, и выписку о пенсионных отчислениях). В-третьих, правила Нацбанка требуют формирования кредитных досье отдельно по каждому предоставленному кредиту, вместо того, чтобы формироваться по заемщику. К примеру, если заемщику выдано пять кредитов и столько же гарантий, то по каждому из десяти банк должен формировать кредитное досье, дублируя содержание каждого. Десять кредитных досье, вместо одного!

На эти и другие препятствия в развитии электронного документооборота, «оцифрованию» продуктов банки указывают регулятору уже не первый год. Во многом нормативное регулирование банковских операций выглядит устаревшим. Нацбанк сам осознает это, но внесение изменений в нормативную правовую базу затягивается.

Стремясь внедрить новые технологии и выстроить по-новому бизнес-процессы, банки изворачиваются, как могут, пытаясь втиснуть новшества в узкое правовое поле. Финансисты порой сознательно идут на формальное несоответствие правилам регулятора, принимая на себя связанные с этим риски. А что поделать? Усиливающаяся конкуренция и технический прогресс толкают их на это. Не стоять же на месте, ожидая отмены архаичных правил.

Объективности ради стоит признать наличие и положительных изменений в законодательстве в этом вопросе. Так, с 2016 открытие банковских счетов допускается теперь не только по заявлению клиента в бумажном виде, но и посредством ЭЦП или динамической идентификации. Дача согласия на раскрытие сведений, составляющих банковскую тайну третьим лицам, теперь не требует личного присутствия клиента в банке, как ранее. Эти и другие меры способствуют удаленному обслуживанию клиента.

Но, тем не менее, сделанного явно недостаточно.

Планомерный отказ от бумажного документооборота в пользу электронного, придание большей самостоятельности банкам в определении требований к кредитной и прочей внутренней документации, создание максимально благоприятных правовых условий для удаленного обслуживания клиентов (заключение банковских договоров, получение согласий, справок не только посредством ЭЦП, но и, например, простого клика на интернет-ресурсах, динамической идентификации) - вот что поможет более активному внедрению новых технологий и уровня сервиса в банковской сфере. Банки нуждаются в качественно новой правовой базе. На ворохе бумаги инновационный банкинг не построить.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе


к.ю.н., главный юридический советник Народного банка

 

Статистика

1678
просмотров
 
 
Загрузка...