Чего не хватает хрупким государствам для борьбы с коронавирусом

ЛОНДОН/МОНРОВИЯ/КИГАЛИ – Ни одна страна не избежала воздействия COVID-19. Но некоторые – самые «хрупкие государства» мира – сталкиваются с особенно сложным комплексом проблем

ФОТО: pixabay.com/Parentingupstream

До наступления пандемии Йемен, Судан, Гаити, Сьерра-Леоне, Мьянма, Афганистан, Венесуэла и другие пытающиеся преодолеть кризис страны уже были охвачены бедностью, конфликтами, коррупцией и неэффективным управлением. Теперь в силу этих факторов они оказались особенно плохо подготовленными для борьбы с кризисом COVID-19.

Хрупким государствам не хватает именно того, что необходимо любой стране, чтобы противостоять пандемии: правительства, обладающего институциональными возможностями для разработки и реализации всеобъемлющего плана действий, эффективной полиции для обеспечения соблюдения правил, социальных программ для доставки денег и предметов снабжения, а также служб здравоохранения для оказания медицинской помощи зараженным.

Отсутствие государственного потенциала сразу же становится очевидным в сфере общественного здравоохранения. В то время как в Европе 4000 коек для интенсивной терапии на миллион человек, во многих частях Африки их всего пять на миллион. В Мали всего три прибора ИВЛ на всю страну.

Эффективные ответные меры также требуют доверия к правительству. Но помимо ограниченных возможностей правительствам большинства хрупких государств не хватает народной легитимности. В странах, восстанавливающихся после конфликта или раздираемых коррупцией, большинство людей не захотят следовать даже за правительством, которое подтверждает свою способность к управлению.

Сильный частный сектор также является необходимым компонентом эффективных, устойчивых государств. Люди должны иметь возможность работать, чтобы содержать свои семьи, а правительства должны получать налоговые поступления, чтобы помочь тем, кто не может себя обеспечить. Тем не менее в хрупких государствах обычно отсутствует формальная экономика, посредством которой можно было бы удовлетворить эти потребности.

В начале кризиса еще была надежда на то, что некоторым хрупким государствам удастся избежать худшего воздействия COVID-19 на здоровье населения благодаря своей молодости и изоляции. Но, с нашей точки зрения, как сопредседателей нового Совета по хрупкости государства, это не так. В последние недели в Судане, Южном Судане, Сомали и Йемене показатели заболеваемости и смертности были выше, чем в более развитых странах, по которым коронавирус ударил первыми.

Что еще хуже, экономические последствия пандемии, безусловно, сильнее скажутся на нестабильных государствах не только из-за внутренних локдаунов, но и из-за того, что происходит за рубежом. Значительно сократилась торговля с такими странами, как Китай, упали доходы от денежных переводов, резко упали цены на сырьевые товары и доходы от нефти, а также резко вырос дефицит. Поскольку для обеспечения себя продовольствием, хрупкие государства главным образом полагаются на импорт, сегодня все чаще речь заходит о недоедании и даже голоде.

К настоящему времени мы должны знать, что проблемы бедных стран, как правило, становятся мировыми проблемами, будь то в форме массовой миграции, организованной преступности, терроризма или экономических последствий. Учитывая, что к 2030 году половина бедных людей в мире будет жить в хрупких государствах, эти проблемы будут только обостряться.

Вот почему Совет по хрупкости государства сделал своим главным приоритетом уникальные вызовы, с которыми сталкиваются эти страны. Совет, в состав которого входят бывшие мировые лидеры, министры, дипломаты, бизнесмены, ученые и руководители организаций, занимающихся вопросами развития, объединит передовые исследования с политическими знаниями, чтобы влиять на глобальные и национальные управляющие органы, которые будут определять, как хрупкие государства справляются с этим кризисом, и решать их более глубокие проблемы.

Децентрализация, адаптивность и разумное использование данных будет иметь ключевое значение. Например, имеется достаточно доказательств того, что "разумное сдерживание" локальных вспышек зачастую более целесообразно, чем общенациональные локдауны. В хрупких государствах такой подход может оказаться критическим. Но мы должны действовать быстро, прежде чем на Западе закончится острая фаза пандемии и ослабнет ощущение остроты.

Мы предлагаем пять рекомендаций. Во-первых, социальная защита должна быть простой и быстрой. Иногда это будет означать универсальное право, а не прицельный подход. Сети мобильной связи следует использовать для сбора фактических данных о текущих потребностях и для распределения небольших регулярных (хотя и ограниченных во времени) платежей.

Во-вторых, следует поощрять увеличение внутреннего производства продуктов питания. В Сьерра-Леоне, например, раньше выращивали рис, но в последние десятилетия страна становится все более зависимой от импорта. В целом Африка обладает 60% неиспользуемой пахотной земли в мире. Усилия по производству основных культур на местном уровне могут и должны быть быстро и существенно расширены.

В-третьих, всякий раз, когда вакцина становится доступной, международное сообщество должно следить за тем, чтобы более хрупкие страны не были вытеснены с рынка более богатыми странами. Когда угрозой является заразный патоген, ни одна страна не будет в безопасности. Мы должны поощрять и ускорять производство нескольких вакцин для обеспечения быстрого и широкого распространения.

В-четвертых, предприятиям хрупких государств необходима прямая поддержка. Исходя из опыта лучших финансовых институтов развития, небольшие компании в более бедных странах часто упускаются из виду и, как правило, страдают от неблагоприятных последствий более широких целей и правил (поскольку проще достичь цели, вкладывая средства в крупные проекты в больших странах). Но именно эти небольшие предприятия заслуживают больших инвестиций.

Наконец, G20 должна сделать больше для поддержки хрупких государств с крупной задолженностью, которые вынуждены выбирать между выплатой своим иностранным кредиторам и спасением своего народа. Только в этом году страны, получающие помощь в целях развития, должны выплатить государственным и частным кредиторам около $40 млрд.

Чтобы предотвратить этот фискальный удар, мы призываем всех членов "Большой двадцатки" ввести мораторий на долговые обязательства не только до следующего года, но и на все время кризиса. Более того, крайне важно, чтобы все хрупкие государства имели чрезвычайный фонд для поддержки усилий по ограничению COVID-19 и смягчению его экономического воздействия, включая страны, которые, как правило, не имеют права на получение финансирования от Всемирного банка или Международного валютного фонда.

COVID-19 углубит существующие раны во всех хрупких государствах мира. Но при помощи быстрых глобальных действий мы можем смягчить наихудшие последствия пандемии. Главный урок этого кризиса - если мы сможем двигаться быстрее, чем вирус, то человеческие жизни и средства к существованию будут спасены.

Дэвид Кэмерон, бывший премьер-министр Великобритании

Эллен Джонсон Серлиф, лауреат Нобелевской премии мира, бывший президент Либерии

Дональд Каберука, специальный посланник Фонда мира Африканского союза

© Project Syndicate 1995-2020 

Все материалы по теме «Пандемия коронавируса» вы можете посмотреть по этой ссылке.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
3131 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
4 августа родились
Тимур Сатыбалдин
акционер Forbes Kazakhstan и радиостанции LuxFM Казахстан
Бекболат Орынбеков
первый заместитель акима Жамбылской области
Анатолий Попелюшко
председатель Союза товаропроизводителей пищевой и перерабатывающей промышленности
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить