Бюджет Казахстана на 2017: сплошные вопросы к правительству

Очень большие корректировки в республиканский бюджет на 2017 утвердил Мажилис в сверхускоренном порядке в среду, 15 февраля

Иллюстрация: © Depositphotos.com/mangsaab

При этом у депутатов не возникло никаких серьезных вопросов. А у меня вопросы возникли. В этой статье у меня будет много вопросов - и по бюджету, и по экономической политике в целом.

Не буду детально останавливаться на корректировках бюджета, они были хорошо описаны экспертами в этой статье. Сразу перейду к вопросам.

Как появились дополнительные доходы бюджета?

Бюджет на 2017 был утвержден 29 ноября 2016. То есть, не прошло и трех месяцев, как правительство решило кардинально изменить бюджет. Что такого нового и необычного произошло за этот период, чтобы вносить такие очень серьезные корректировки в бюджет?

То, что цена на нефть и курс тенге к доллару США ($35 за баррель и 360 KZT/USD) в первоначальном бюджете не имели никакого отношения к текущей действительности было известно уже тогда – в период обсуждения бюджета в парламенте. Я и другие эксперты писали об этом.

Напомню, что решение ОПЕК о снижении добычи нефти было принято в конце сентября 2016. Тем не менее, еще до этого события никто не прогнозировал, что цены на нефть будут ниже $40 баррель. После решения ОПЕК практически все международные прогнозы говорили, что с большой вероятностью цены на нефть в 2017 будут колебаться в пределах $50–60. Помимо этого, ставки экспортной таможенной пошлины на нефть тоже были давно известны и не менялись с тех пор.

То есть, с сентября 2016 по настоящее время никакой новой информации по нефти и по налогам на неё не появилось. И тут внезапно правительство решило изменить свои прогнозы. Сейчас ключевые параметры бюджета (цена на нефть и курс тенге) изменили на $50 и 330 KZT/USD соответственно. Из-за этого «вдруг» сразу же нашелся резерв в дополнительных доходах бюджета в сумме 554 млрд тенге.

Здесь сразу возникают вопросы. Когда правительство вводило в заблуждение общественность – тогда или сейчас? Почему парламент позволяет правительству вводить в заблуждение общественность по доходам бюджета на полтриллиона тенге?

В чем необходимость и какая эффективность новых расходов бюджета?

По поводу оздоровления банковской системы выскажусь дальше, а здесь хотел бы прокомментировать прочие дополнительные расходы бюджета.

Ключевой вопрос по расходам это: зачем мы увеличиваем расходы бюджета на полтриллиона тенге спустя два с половиной месяца после утверждения бюджета? При этом, суммарно, дефицит бюджета увеличился почти в три раза.

Например, в презентации бюджета на ускоренную технологическую модернизацию экономики и улучшение бизнес-среды дополнительно было направлено 231 млрд тенге расходов. Большая часть из этой суммы пойдет на развитие аграрного сектора (60 млрд) и на развитие транспортного и транзитного потенциала страны (127 млрд). Тут немедленно возникают вопросы. 

Новая программа по агробизнесу еще не утверждена и есть большие сомнения в эффективности государственных расходов по текущей программе – «Агробизнес-2020». Зачем правительство торопится и, без нормального обоснования, через два с половиной месяца, увеличивает расходы на сельское хозяйство? Кому нужна такая спешка? 

По поводу развития транспортного и транзитного потенциала страны похожий вопрос. Что изменилось в этой сфере за два с половиной месяца, чтобы срочно просить новые деньги из бюджета с громадным дефицитом? Этот же вопрос один в один относится к дополнительным расходам бюджета в сумме 164 млрд тенге, которые были направлены на проекты обеспечения населения жильем, развития системы образования и здравоохранения, и энергетического комплекса.

Почему не было вопросов по оздоровлению банковского сектора?

На оздоровление банковского сектора будет направлено 2 трлн тенге. 1,1 трлн тенге из этой суммы будет профинансировано за счет Нацфонда, а остальная часть за счет заимствований Минфина. Скорее всего, эти заимствования будут в виде выпуска ценных бумаг, которые в основном будут скупать банки и ЕНПФ.

По поводу госпомощи на оздоровление банковской системы я уже писал. Тогда я особое внимание уделил кредиту, выданному БТА Банку, который находится на балансе Казкома. Кредит БТА Банку составляет 2,5 трлн тенге ($7,6 млрд по курсу 330KZT/USD) или 16% от кредитного портфеля всех банков! Напомню, что в БТА Банке были собраны самые плохие кредиты как от самого БТА, так и от Казкома. Заёмщики по таким кредитам уже давно не зарабатывают доходов и не платят по кредиту. То есть, он на 100% проблемный.

В статье я писал: чтобы наконец-то начать кардинально решать вопрос с проблемными кредитами, правительству надо за свой счет целиком вырезать из банковской системы «раковую опухоль» в виде кредита БТА Банку так, чтобы он больше никогда не угрожал здоровью финансового сектора. Этот кредит в сумме составляет не менее 70% от всех проблемных кредитов банковской системы. По информации Нацбанка на конец 2016, кредиты с просрочкой более 90 дней составляли 1 трлн тенге, и кредит БТА в них не входил.

Очень важно, чтобы деньги, выделенные на оздоровление банковской системы, были направлены на полное и окончательное решение проблемных кредитов БТА - Казкома. Надеюсь этих денег хватит на решение этой одной проблемы.

Однако по поводу денег на оздоровление банковской системы возникают другие вопросы к парламенту и правительству. На решение проблем БТА Банка из Нацфонда уже было потрачено очень много миллиардов долларов. Почему парламентариев не волнуют вопросы, куда эти деньги делись и насколько эффективно они были использованы?

В заключение хотел бы задать более широкий вопрос. Все последние изменения в бюджете показали, что экономическая политика в Казахстане продолжает находится в «ручном» режиме. Когда же у нас наконец-то появится долгосрочная экономическая политика?

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

14441
просмотров
 
 
Загрузка...