Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 4

Председатель совета директоров АО «VISOR Holding» Айдан Карибжанов: «Продать национализированные банки по той цене, в которую обошлось их спасение, не удастся»

Айдан Карибжанов.

Окончание. Начало см. здесь: часть 1, часть 2, часть 3.

«Продавать вместе «Альянс Банк» и «Темiрбанк» - это вроде «продуктовой нагрузки»

F: Реальна ли продажа национализированных «БТА Банка», «Альянс Банка» и «Темiрбанка» до конца текущего года, как это поручил президент? Как может выглядеть конфигурация банковского сектора: а) в случае их успешной продажи; б) отсутствия интереса со стороны покупателей? Агентство Fitch Ratings уже снизило рейтинг «Альянс Банку», ссылаясь на невысокую вероятность его продажи.

- Я бы разделил эти три банка, так как у них разная судьба. Достаточно легко продать «Темiрбанк» - у него есть вменяемая бизнес-модель, разумная клиентская база, поэтому в моем понимании это хороший и продаваемый банк.

У «Альянс Банка» - это вопрос бизнес-плана. Либо его судьба - каждые 5 или 10 лет играть в лотерею с потребительскими кредитами, либо еще что-нибудь, но в любом случае какой-то ниши для него на рынке не просматривается. А связать вместе «Альянс Банк» и «Темiрбанк» напоминает нечто вроде «продуктовой нагрузки» в советские времена: хочешь взять что-то дефицитное – должен взять к нему еще что-нибудь особо не нужное.

F: Ну, а капитал-то у «Альянса» достаточен или нет? Все по-разному говорят.

- Я думаю, что капитал близок к нулевому. И есть одна фундаментальная вещь, которая касается всех трех банков, – это ожидание их цены. Кто бы ни собирался сейчас покупать эти банки, есть какая-то справедливая разумная цена, которую готов платить покупатель. И ему не важно, сколько было потрачено «Самрук-Казыной» на банки. Покупатель предлагает свою цену и просит «завернуть» ему тот или иной банк, если продавец согласен. А проблема для государства – зафиксировать убытки, так как продать их по той цене, в которую обошлось их спасение, не удастся. Признание этих убытков представляет собой политическое заявление, поэтому большим политикам надо объяснять, что они тогда делали и что – сейчас.

Основная угроза продаже этих трех банков (в большей степени, конечно, «Альянса» и «Темiра») - это способность продавца установить справедливую цену. На мой взгляд, «БТА» сейчас ничего не стоит, и, возможно, лучше даже доплатить за него покупателю. «Альянс Банк» тоже близок к этому, а «Темiр» что-то стоит.

F: А может, в таком случае, слить их в нечто единое, государственное и потом просто раздать акции народу, сделав действительно «Народное IPO»? Каждый гражданин в итоге будет владеть акциями большого государственного банка – разве это плохо? Кто не захочет становиться акционером - не возьмет эти бумаги.

- Что мне не нравится в идее «Народного IPO», особенно в бесплатной раздаче акций, заключается в довольно простой вещи. Когда акции раздаются простым людям - они мало понимают, что происходит на самом деле. Почему логика «Народного IPO» не предусматривала продажу акций «Казатомпрома», к примеру, а предлагала бумаги «КазТрансОйла», KEGOC? Это ведь компании, с которыми ничего плохого или хорошего произойти не может: они спокойно живут со своими монопольными тарифами. Вырасти в три раза они не могут, как и упасть, так что на самом деле их акции – это подобие облигаций. Специально так сделали! А подаришь акции простому человеку - он наверняка скажет, что его обманули. Или продаст за $10, а она вырастет до $20 - опять скажет, что обманули! А если, допустим, разорится завтра «БТА Банк», акции которого раздали, - будет же революция!

«Не стоило плодить эту бартерную схему»

F: Но после развала СССР из того, что осталось, как-то начали лепить и вылепили те же крупнейшие банки, госкомпании, ENRC, Kazakhmys. Почему бы сейчас из обломков кризиса не слепить еще что-нибудь? Взять саман, глину, кизяк, наконец! А вот еще вопрос: появились ли конкретные расчеты и реалистичные схемы по обмену акций ведущих НПФ – «Народного банка Казахстана» и «Грантума» - на акции «БТА Банка»? Иногда кажется, что проще было бы дать «БТА Банку» спокойно умереть, предварительно отделив от него «здоровую» часть, а остальное передав «плохому» банку. Кстати, почему у нас не используется схема «плохого» и «хорошего» банков – в законодательстве она вроде бы есть?

- Конечно же, не стоило эту бартерную схему плодить (обмен акций НПФ на акции БТА. - F)! Если уж хотелось, то надо было просто за деньги выставить БТА и за деньги же купить интересующие НПФ, сделав справедливую их оценку. Я понимаю некоторых организаторов сделки из госорганов: их подход в конечном итоге базируется на той же идее фиксирования убытков от продаж банков. Условно говоря, если мне надо «нарисовать» цену какого-то актива в миллиард, а средством платежа могут быть только акции НПФ или чего-нибудь другого, то тогда для того, чтобы привести все это к реальности, я могу сказать, что и НПФ стоит миллиард, такой же «воздушный», как и первый! Но проблема в том, что это не работает! В математической книжке, может, и сработает, но когда начинается реальная оценка НПФ, причем в контексте создания ЕПФ, то у этого НПФ спустя полгода активов-то и нет уже с рыночной точки зрения. А на какой момент фиксировать эти цены – на 1 января или 31 августа? Тоже никто не знает.

Поэтому у меня есть ощущение, что эти сделки в том виде, в каком они  предлагаются, не состоятся. Это мое личное и очень субъективное мнение, хотя они могут и состояться.

F: А как вам перспектива того, что вслед за ЕПФ появится и единый банк типа «Сбербанка России»? Ходят разговоры и на эту тему, хотя во время онлайн-конференции Григорий Марченко решительно опроверг такой вариант.

- Я искренне верю, что не дойдет! Но глядя на то, что происходит, все больше начинаешь думать, что чего-то не знаешь.

F: Кстати, как можно было бы назвать такой банк?

- На эту тему есть русская шутка времен кризиса, когда сливаются «Единый» и «Объединенный» банки, а им придумывают сокращенное название - «Объебанк»!

«Молодым финансистам сегодня трудно везде – и в Казахстане, и в Лондоне, и в США»

F: Что делают сейчас работники тех профучастников рынка, которые уже попали под национализацию – например, регистраторов, передавших свой бизнес, причем бесплатно, дочерней структуре Нацбанка АО «Единый регистратор ценных бумаг»? Живы ли еще немногочисленные кредитные бюро, которых Нацбанка также отправил прогуляться «по доске»? Как брокеры-дилеры поживают после сдачи лицензий профучастников? Нашлось ли применение оставшимся без работы высококвалифицированным аналитикам (один из них, например, прославился на весь мир точной оценкой цен на акции Facebook)?

- Честно говоря, не знаю! Но очень обидно, так как идти-то им некуда, учитывая, что и в мире неспокойно: трудно найти работу в Лондоне или в Америке. Финансистам сейчас трудно везде, в особенности молодым.

F: А если они вдруг дружно двинутся в «теневую» экономику и станут служить финансовым интересам преступного мира?

- Не знаю! В основном это к тому же касается алматинцев. Может, кого-то подтолкнет их к занятию бизнесом. Но много там людей, занимающих технические должности, причем немолодых: с ними сложнее всего. Ну, как обычно, государство создаст очередной институт развития для их трудоустройства… У меня всегда было ощущение, что для этого такие институты и создаются. Как в советское время НИИ были для людей с высшим образованием, не готовых к физическому труду, получавших зарплату, защищавших потихоньку диссертации, за которые полагалась лишняя комната в квартире. Потом НИИ развалились, а сейчас происходит нечто вроде их реинкарнации.

«Самые большие флуктуации активов начинаются в момент лихорадки»

F: Ну, и, наконец, как сами-то поживаете в «VISOR Holding»? Время вроде бы неплохое снова наступило для инвестиционных банков: на Уолл-Стрит чуть ли не каждый день фондовые индексы бьют рекорды!

- Компания сама в порядке, хотя, конечно, есть проблемные вещи. Например, судимся с кыргызами по Джерую, о чем достаточно много писалось в СМИ. Надеемся, что победим или договоримся. Поживем – увидим. Понятно, что на emerging markets (особенно в России, Кыргызстане, Узбекистане) есть риски, с которыми мы сталкиваемся, но в целом время и в самом деле хорошее. Ведь все понимают, что мы здесь живем в определенном транзитном периоде, и узбеки в нем живут. Никто не знает, конечно, когда произойдет смена власти, тем не менее, это не столь и важно.

F: Помнится, такой славный период начался к концу правления Леонида Брежнева, а закончился развалом СССР и обретением независимости. Тогда и пустил свои ростки нынешний капитализм, а также сегодняшние миллиардеры.

- Я думаю, что самое интересное сейчас – это активы и их стоимость. Не беру Уолл-стрит, глобальные вещи, а имею в виду активы в нашем регионе. Мой опыт показывает, что самые большие флуктуации активов начинаются в момент лихорадки, которая не обязательно выражается в революции или смене власти. Она связана с эмоциональным восприятием людьми будущего - если нервничаю от этого будущего, то продам-ка лучше активы. Всё на самом деле заключается в ожиданиях. Полагаю, будет очень интересно с точки зрения цивилизованных переделов собственности именно в эти моменты – и в Узбекистане, и здесь. Мне кажется, что надо копить деньги, читать research, смотреть, что происходит на рынках. Ведь всегда говорят: все деньги вроде бы уже заработаны, и если бы я пробился на рынок лет 10 тому назад, то смог бы!

«Лучший бизнес – тот, что делается своими руками»

F: На то и экономические, деловые циклы – возможность заработать всегда есть! А какие финансовые советы можно дать простым людям, рядовым гражданам, не сведущим в финансовых премудростях? Куда сейчас лучше податься со своими сбережениями? Кипр уже не тот, офшоры под глобальным прессингом, в еврозоне готовится законопроект о «стрижке» крупных вкладов, в Штатах финансовое законодательство тоже посуровело. Может, все же лучше инвестировать и хранить накопления дома?

- Понятно, что все зависит от количества денег: у кого миллиарды есть, тому одно полагается покупать, а у кого почти ничего нет – тому другое! Но я так понимаю, речь идет о среднем классе? Тут мой совет – заниматься своим бизнесом! Не бояться при этом взять кредит, а если не хватает капитала – с торговли стоит начать, где, я подозреваю, есть еще столько неосвоенных позиций и ниш.

F: А почему бы не вкладываться в недвижимость в Болгарии и Эмиратах или в акции Apple? Многие так и делают!

- Допускаю и такое, но плохо в этом понимаю! Не считаю, например, себя компетентным, чтобы судить, переоценены или недооценены бумаги Apple. Что касается Болгарии, то и там есть вещи, плохо понятные с точки зрения рынка. Допустим, в Венгрии всем навыдавали ипотеки, причем в инвалюте, а потом взяли и девальвировали форинт в три раза! Кто понимает у нас проблемы Венгрии или Болгарии, что там еще «зашито»?

А самый лучший бизнес здесь – это который своими руками делается, пусть даже в сфере услуг, где сам все контролируешь, растешь спокойно. Всегда можно что-то делать, найти какие-то ниши. И обычно хорошо быть первым! К тому же средний класс растет вместе с его доходами, растет и качество жизни. Значит, люди больше начинают тратить или откладывать на то, что на Западе именуется leisure – отдых, развлечения. Много возможностей появляется и в этой области, при том что больших капитальных затрат здесь не требуется. Или цифровые технологии, Интернет как средства доставки контента дают большие возможности.

F: Спасибо за интервью!

Ссылки по теме:

«Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 1», 31 мая 2013,

«Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 2», 1 июня 2013.

«Беседы с Айданом Карибжановым. Часть 3», 2 июня 2013.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
10763 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
18 января родились
Арман Есенжулов
президент АО «ТНК «Казхром»
Ноябрь в цифрах

Экономика Казахстана в цифрах и фактах. Ноябрь 2018 года.

Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить