Бедность и безработица — дамоклов меч, нависший над Казахстаном

Как решить эти ключевые проблемы страны

ФОТО: © Depositphotos/4eX

В последнее десятилетие в Казахстане происходит неуклонное снижение среднего уровня жизни. С одной стороны, стоимость жизни резко выросла и продолжает расти. С другой стороны, уровень доходов большинства населения, по большому счёту, остался на прежнем уровне. В результате по уровню благосостояния граждан Казахстан опускается всё ниже и ниже, прочно обосновавшись в числе бедных стран. По последним данным официальной статистики, расходы на еду занимают уже почти 56% в структуре ежемесячных расходов средней казахстанской семьи, хотя в 2010 году этот показатель был на уровне 44%. Когда семья вынуждена тратить более половины своих доходов только на питание, это означает хроническую нехватку средств на всё остальное. Так и происходит. Подтверждением служит взрывной рост объёмов потребительских кредитов, который, однако, только маскирует проблему бедности, но не решает её.

Реагируя на явное ухудшение благосостояния граждан, государство резко нарастило бюджетные расходы на социальную поддержку. Однако это также вряд ли можно назвать решением проблемы нарастающей бедности. То же самое можно сказать и о мерах правительства по борьбе с дальнейшим ростом цен. Внутренние цены на энергоносители и тарифы естественных монополий и так находятся на убыточном для производителей уровне. Понятно, что это не может продолжаться бесконечно. Стоимость жизни будет расти и дальше, и этот процесс не остановить.

Из всего этого становится ясно, что единственным решением проблемы нарастания бедности является опережающий рост доходов населения. Основным источником доходов для большинства граждан так или иначе выступает заработная плата. Поэтому главной задачей государства в борьбе с бедностью является как раз обеспечение стабильного роста средней заработной платы. И вот именно с этой задачей проводимая государством экономическая политика в последние лет десять, по-видимому, не справляется.

С одной стороны, по данным официальной статистики, среднемесячная заработная плата в Казахстане выросла с 78 тыс. тенге в 2010 году до 250 тыс. тенге в 2021 году (в 3,2 раза). С другой стороны, по данным той же статистики, столь существенный рост средней заработной платы коснулся лишь незначительной части работающего населения. Так, заработную плату ниже официальной среднемесячной получает 72% наёмных работников (4,8 млн человек). А у 3,4 млн наёмных работников ежемесячная заработная плата в 2021 году была ниже 158 тыс. тенге (медианной заработной платы). Кроме того, есть ещё 2,1 млн человек самозанятых, средний доход которых значительно ниже (в 2020 году он составлял всего 81,5 тыс. тенге в месяц).

Эти данные показывают, что трудовые доходы более чем 60% работающего населения недалеко ушли от уровня десятилетней давности. Темпы роста заработных плат явно не успевают за темпами роста стоимости жизни. В этом и состоит главная причина растущей бедности. В результате государство вынуждено за свой счёт поддерживать уровень жизни всё большей части населения. Количество получателей адресных социальных пособий за последние 10 лет выросло со 196 тыс. до 1 млн, а общие расходы бюджета на выплату пенсий и пособий за этот период выросли с 565 млрд до 2,3 трлн тенге в год (в 4,1 раза).

В структуре денежных доходов населения доля социальных трансфертов от государства (пенсий, пособий и т. п.) выросла с 15% в 2010 году до 26% по итогам 2021 года. В то же время доля доходов от трудовой деятельности упала с 81% до 70%. Ясно, что государство не должно и не может подменять собой рынок труда в качестве источника доходов населения. Единственным решением является нормализация внутреннего рынка труда. Тот факт, что он не обеспечивает стабильный рост доходов населения, ясно указывает на его проблемное состояние. И в этом, а не в недостаточных темпах роста ВВП, сейчас состоит главный вызов для экономической политики государства.

Что не так с казахстанским рынком труда? Почему он не обеспечивает стабильный рост среднего уровня жизни? Как было показано в одной из предыдущих статей, главной проблемой здесь является острая нехватка рабочих мест. Именно дефицит рабочих мест создаёт бедность. Желающих устроиться на работу гораздо больше, чем рабочих мест. Особенно это касается массовых профессий. Поэтому там заработные платы и не растут. Между тем цены на потребительские товары и услуги будут расти и дальше. Чтобы это не приводило к дальнейшему снижению уровня жизни, цены на внутреннем рынке труда (заработные платы) должны тоже расти. Причём расти быстрее инфляции. Но этого не будет до тех пор, пока там будет сохраняться избыток предложения рабочих рук по сравнению с количеством рабочих мест. Вот почему балансирование рынка труда должно стать главным приоритетом экономической политики государства.

Правительству и Национальному банку необходимо выработать и приступить к реализации общей стратегии достижения полной занятости. Для этого прежде всего нужно определить количество недостающих рабочих мест. Какое количество новых рабочих мест нужно создать для балансирования спроса и предложения на рынке труда? Ответ на этот вопрос должна была бы давать статистика безработицы. Однако, по её данным, рабочих мест в экономике в целом достаточно, а безработица давно и стабильно держится на довольно низком по всем меркам уровне 5%. Эти данные явно не отражают реального положения дел.

Если бы уровень безработицы действительно был таким низким, то заработные платы неизбежно росли бы вместе с ростом стоимости жизни. Но этого не происходит, и это явный косвенный признак высокой безработицы. Тем не менее статистика говорит об обратном. До тех пор пока экономические власти на уровне статистики отрицают наличие проблемы высокой безработицы, эта проблема, конечно, не может быть решена. Тут необходимо политическое решение. В одной из предыдущих статей отмечалось, что для этого необходимо утверждение новой методики подсчёта количества безработных. Пока же остаётся только делать приблизительные оценки недостающих рабочих мест по ряду косвенных признаков.

Прежде всего нужно учитывать официально признанное количество безработных (0,5 млн). Далее следует учесть большую часть из 2,1 млн самозанятых граждан. По данным статистики, средний месячный доход самозанятых более чем в три раза ниже доходов наёмных работников. На этом основании логично предположить, что большая часть самозанятых на самом деле нуждается в полноценных рабочих местах, а не сознательно отказывается от них в пользу самостоятельной занятости.

Статистика отчислений в пенсионный фонд также даёт определенное представление о количестве и качестве рабочих мест. По итогам 2021 года из 9,3 млн трудоспособного населения менее 7,0 млн имеют более или менее регулярные отчисления в пенсионный фонд. При этом крайне низкий объём пенсионных накоплений у большинства граждан говорит о качестве имеющихся рабочих мест. По состоянию на конец 2020 года (то есть ещё до начала массового досрочного изъятия) на 70% счетов в ЕНПФ было накоплено менее 1 млн тенге.

Кроме всего этого, при расчёте потребности в рабочих местах нужно учитывать, что в ближайшие 10-15 лет спрос на рабочие места будет быстро расти также за счёт массового выхода на рынок труда родившихся в период бума рождаемости 2000-х годов. Принимая в расчёт все эти факторы, можно предположить, что только для балансирования внутреннего рынка труда по состоянию на текущий момент необходимо создать не менее 2 млн дополнительных рабочих мест.

В каких секторах экономики возможно создание рабочих мест в таком масштабе? В секторе услуг уже точно нет такого большого потенциала роста занятости, как это было в начале 1990-х годов. Тогда по всей стране предстояло открыть десятки тысяч новых магазинов, салонов красоты, кафе и прочих объектов рыночного сектора услуг, которого просто не было в советское время. Бурное развитие этого сектора в девяностых и нулевых годах привело к созданию около 2 млн новых рабочих мест. Именно этот процесс обеспечил ощутимый рост среднего уровня жизни в тот период. На нынешнем же этапе внутренний рынок услуг в целом уже достиг насыщения и здесь возможны только точечные прорывы.

Так, в последние годы развитие интернет-платформ привело к появлению более полумиллиона новых рабочих мест курьеров и таксистов (которые в условиях острого дефицита рабочих мест были быстро заполнены). Из нереализованных потенциалов в сфере услуг можно назвать разве что туризм. Горнодобывающая промышленность в силу своей низкой трудоёмкости также не имеет большого потенциала создания новых рабочих мест (тут скорее возможно их сокращение). Нет такого потенциала и в бюджетном секторе.

В итоге по большому счету остаются только два сектора экономики, за счёт развития которых потенциально можно создать новые рабочие места в больших масштабах и достичь полной занятости. Это обрабатывающая промышленность и сельскохозяйственное производство. В 1990-х годах именно закрытие миллионов рабочих мест в этих двух секторах привело к появлению высокой безработицы и, соответственно, массовой бедности. С тех пор объёмы производства и занятости в этих секторах так и не восстановились. За последние 30 лет количество оплачиваемых рабочих мест здесь сократилось с 3,3 млн до 1,0 млн. Такой упадок и сокращение занятости не играли критической роли в рамках нынешней модели экономической политики, зацикленной на темпах роста ВВП. Но если государство всерьёз задастся целью борьбы с высокой безработицей и бедностью, то без решения задач масштабного развития обрабатывающей промышленности и сельскохозяйственного производства не удастся достичь ни полной занятости трудовых ресурсов, ни стабильного роста среднего уровня жизни.

Таким образом, с учётом идей, изложенных в предыдущих статьях, выстраивается следующая логика новой экономической политики. Главной целью является максимальное приближение среднего уровня жизни к стандартам развитых стран. Для этого необходимо обеспечить стабильный рост средней заработной платы. Для роста средней заработной платы необходимо создать миллионы новых рабочих мест и обеспечить рост среднего уровня производительности труда. Решение же этих задач возможно только при обеспечении масштабного развития обрабатывающей промышленности и сельскохозяйственного производства. Таким образом, в конечном итоге достижение главной цели в виде стабильного роста среднего уровня жизни упирается в решение задачи развития обрабатывающей промышленности и сельхозпроизводства.

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
28989 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить