Базовые проблемы экономики Казахстана. Часть 2

Forbes.kz продолжает публикацию серии материалов экономиста Жангира Рахжанова, посвященных поиску выхода из сложившейся экономической ситуации

Фото: finpromag.ru

Продолжение. Начало см. здесь.

В первой части я отмечал, что в Казахстане четыре базовые проблемы, мешающие реформированию нашей экономики.

- отсутствие политической конкуренции;

- построение «социального» государства в ущерб конкурентоспособности страны и бизнеса;

- государственный капитализм;

- «ручное управление» экономикой.

Две из них мы уже обсудили. В этой речь пойдет о проблеме построения социального государства в ущерб конкурентоспособности страны и бизнеса.

Опять виноваты нефтедоллары

Эта базовая проблема тоже связана с «ресурсным проклятием». В эпоху года высоких цен на нефть государство взяло на себя слишком высокие социальные обязательства. В развитых странах социальные расходы оплачиваются с заработанных (несырьевых) доходов госбюджета. Наши же власти, одурманенные мощным потоком нефтедолларов, решили, что так будет всегда, и стали оплачивать сильно завышенные соцобязательства за счет богатств, данных нам природой.

Сегодня, когда наши природные богатства сильно обесценились и поток нефтедолларов иссяк, государство внезапно обнаружило, что у него недостаточно других доходов, чтобы оплачивать взятые на себя социальные обязательства. В результате мы быстро стали проедать нашу заначку – Нацфонд.

Теперь, когда вдруг оказалось, что низкие цен на нефть – это надолго, власти встали перед серьезной дилеммой. Поскольку в хорошие времена не получилось диверсифицировать экономику, никто не ожидает, что в кризисных условиях несырьевой бизнес сможет быстро вырасти и дать необходимые доходы в госбюджет для оплаты социальных расходов. Учитывая, что Нацфонд не бесконечен, у правительства остается только два варианта - плохой и очень плохой. Первый вариант – это снижение социальных обязательств. Второй – это перекладывание социальной нагрузки с государства на бизнес и официально работающее население.

Снижение социальных обязательств – это плохо

Первый вариант – самый очевидный, мне нравится сравнивать его с греческим. Греция, имея слаборазвитую экономику, тоже захотела выплачивать завышенные социальные обязательства на уровне гораздо более развитых соседей. Греческие власти, в отличие от казахстанских, оплачивали эти обязательства в кредит, быстро увеличивая государственный долг. В конце концов, мировой финансовый кризис взорвал этот пузырь, и греческая экономика очень жестко приземлилась. Только титанические усилия ЕС не дали случиться экономической катастрофе.

Вероятность катастрофы в Греции еще присутствует, однако ситуация значительно улучшилась. Произошло это только тогда, когда греческие власти, наконец, решились сбалансировать свои социальные обязательства с доходами бюджета. То есть они пошли на очень непопулярные меры, такие, как снижение пенсий, зарплат госслужащих и всех социальных выплат населению. Был увеличен пенсионный возраст и принят ряд других похожих мер.

Снижение социальных расходов государства – это плохо. Это приводит к снижению благосостояния населения, что оборачивается социальным недовольством, волнениями и беспорядками (что мы наблюдали в Греции). Однако в долгосрочном плане другого выхода для Казахстана нет. Как только закончится наша нефтедолларовая заначка в Нацфонде, все равно придется это сделать, иначе наступит экономическая катастрофа.

В этом контексте интересно отметить, что наши власти призывают население жить по средствам, однако сами увеличивают социальные расходы, ускоряя, таким образом, поедание Нацфонда.

Перекладывание социальной нагрузки – это очень плохо

Судя по всему, правительство понимает, что если низкие цены на нефть продержатся долго, Нацфонд достаточно скоро закончится, и наступит непременная расплата. Поэтому, чтобы отдалить такой печальный исход, оно решило переложить часть социальной нагрузки с государства на бизнес и официально работающее население.

Вспомните, сколько усилий и ресурсов было потрачено, когда высокопоставленные чиновники разъезжали по всей стране и подписывали с частными компаниями меморандумы о том, что те не будут сокращать рабочий персонал в трудные времена. Для всех госкомпаний и государственных органов «сокращение штата» - это до сих пор запрещенное выражение.

Судя по всему, наши чиновники не понимают азбучных финансовых истин: если в кризисное время у компании падают доходы, то нужно сокращать расходы, а зарплаты – это обычно крупнейшая статья расходов. То есть, если компания не будет сокращать штат, то очень скоро она не сможет платить зарплату вообще.

Однако крупнейшей ошибкой правительства является решение о том, чтобы в самый разгар кризиса повысить социальные налоги на бизнес и официально работающее население, которые и так еле-еле концы с концами сводят.

Так, в Казахстане будет внедряться новый условно-накопительный компонент пенсионной системы. С 1 января 2018 компания-работодатель будет перечислять из фонда оплаты труда дополнительные 5%.

Помимо этого, принято решение о внедрении обязательного медицинского страхования. Общий размер новых взносов для компаний окончательно составит 5% (2% – в 2017, 3% –  в 2018, 4%  – в 2019 и с 2020 – 5%). На эти же цели с зарплаты каждого работника будут взиматься дополнительные 2% (с 2019 – 1%, с 2020 – 2%).

Повышая социальные налоги, правительство показало, что оно, помимо прочего, не знает азбучных экономических истин, которые говорят, что повышение налогов в кризисное время приводит к снижению роста экономики (если она еще растет) или к ускорению её падения (если экономика падает). При увеличении налоговой нагрузки все больше бизнеса и работающего населения будут уходить в тень. В результате, рост ставки налога, в конце концов, приведет к снижению налоговых доходов госбюджета, и правительству будет нечем покрывать свои завышенные социальные обязательства. 

Что делать?

Прежде всего, стране надо сместить фокус на построение не социального, а конкурентоспособного государства.

Создается впечатление, что наши власти не понимают, что рыночная экономика, интегрированная в глобальный рынок, циклична и неизбежно подвержена внешним и внутренним шокам. И чем меньше национальная экономика по размеру, тем выше эти риски. В такой ситуации непременно будут случаться периодическое повышение безработицы и снижение благосостояние населения. В таких условиях избыточная или неправильно построенная система социальной защиты снижает эффективность и конкурентоспособность экономики, что может привести к катастрофическим результатам.

Помимо этого, избыточная или неправильно построенная система социальной защиты снижает конкурентоспособность бизнеса. В условиях глобализации и открытости рынков экспортное конкурентное преимущество будут иметь компании из стран с более эффективным и гибким рынком труда.

Есть международные исследования, показывающие, что когда завышенные затраты на соцзащиту тяжелым бременем ложатся на плечи компаний в виде социальных налогов и отчислений, резко падает их конкурентоспособность. Одним из примеров указывается автомобильная промышленность США. По мнению исследователей, неудачи этого сектора экономики США связаны не с их неэффективностью как производителей, а с тем, что на них «висит» слишком большая нагрузка социальных обязательств.

Я считаю, что в наших условиях, как один из ряда возможных вариантов, мы можем использовать подход, предлагаемый нобелевским лауреатом Джозефом Стиглицом. Он безусловный «рыночник» и считает, что между развитием рыночных отношений и социальной защитой нет серьёзных противоречий. По его мнению, проблема только в правильности построения системы социальной защиты так, чтобы она не тормозила, а развивала конкурентоспособность страны. Для этого эксперт предлагает использовать механизмы аналогичные рыночному страхованию. Однако использовать их должно государство, а не сам рынок или работодатели. В этом варианте преимущество Казахстана в том, что у него уже есть очень неплохой страховой фонд – Нацфонд, который создавался именно для использования в эру низких цен на нефть.

Для построения не социального, а конкурентоспособного государства, нам срочно нужно решать три задачи:

- коренным образом пересмотреть принципы социальной защиты и социального страхования так, как, например, рекомендует Стиглиц;

- кардинально пересмотреть принципы использования Нацфонда;

- пересмотреть государственные расходы и инвестиции так, чтобы они шли только на социальные расходы (кардинально пересмотренные) и на меры по повышению конкурентоспособности частного бизнеса и всей экономики в целом.    

Эффективное использование средств – ключ к росту

Прежде всего, необходимо прекратить инвестиции из Нацфонда и госбюджета, направленные на диверсификацию и индустриализацию экономики (включая финансирование агробизнеса). Вместо этого государство должно сконцентрироваться на создании максимально благоприятной среды для привлечения частных инвестиций в диверсификацию.

Необходимо прекратить государственное субсидирование в любом виде.

Субсидирование процентной ставки по кредитам показывает неадекватность нашей денежно-кредитной политики, которая должна была обеспечивать доступность кредитов за счет низкой ставки рефинансирования и роста монетизации экономики.

Прямое субсидирование любого частного бизнеса приводит к искажению в рыночной мотивации, развитию у реального сектора экономики бюджетного иждивенчества и к снижению конкурентоспособности. Из-за ограниченности госфинансирования любое субсидирование может быть распределено только среди очень небольшого круга компаний, что немедленно приведёт к росту коррупции.  

Правительство должно акцентировать работу на создании общих условий конкурентоспособности в издержках, создании серьезного конкурентного преимущества в качестве трудовых ресурсов, максимальном снижении транзакционных издержек ведения бизнеса, радикальной модернизации ключевых институтов. Вместо субсидирования для избранных необходимо использовать налоговое стимулирование для всех участников определённого сектора экономики.

Правительству необходимо прекратить искусственным путем сдерживать безработицу и искажать статистику по ней. В этом случае на первый план выходят адресные элементы соцзащиты: материальная помощь по безработице, помощь в поиске работы, сохранение уровня медицинского обслуживания, а также помощь в сохранении единственного жилья в случае ипотеки или аренды. При этом важно, чтобы трудоспособные безработные не превращались в иждивенцев.

Дополнительное финансирование из Нацфонда (с целью стимулирования роста экономики) должно идти не на строительство социально-значимых (и особенно имиджевых) проектов, а направляться только на строительство инфраструктуры, которая повышает эффективность и конкурентоспособность частного бизнеса. Под инфраструктурой понимается широкое определение, включая образование и науку.

За счет устранения ненужных госрасходов, системы субсидирования, госинвестиций на индустриализацию и развитие агробизнеса, а также за счет внедрения более экономной государственной системы социального страхования по Стиглицу можно будет снизить налоги и социальную нагрузку для бизнеса и работающего населения, при этом суммы трансфертов из Нацфонда в госбюджет не увеличатся, а экономика получит большое стимулирование для роста.

С точки зрения развития бизнеса и диверсификации экономики, помимо снижения социальной нагрузки и налогов, необходимо сделать ставку на базовые принципы экономического либерализма - ограничение вмешательства государства в свободный рынок, поддержка максимальной свободы торговли и конкуренции, и исключение любых мер, искажающих рыночные отношения.

***

В следующей статье я дам свои предложения по последней базовой проблеме – государственный капитализм. 

Продолжение читайте здесь.

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист

 

Статистика

9687
просмотров
 
 
Загрузка...