А был ли бизнес?

Болезненные точки казахстанского кинематографа

Архив пресс-службы

Мир кино манит своими софитами не только артистов и режиссеров. Многих из них завлекает тот факт, что кино – общепонятный способ мгновенно прославиться. Так видится и обывателям по ту сторону экрана. И пока на красных дорожках неспешно вышагивают знаменитости, в кинобизнесе крутятся огромнейшие деньги, что не может не привлекать инвесторов. Более того, в этой отрасли прибыль зачастую превышает объем затраченных средств в несколько раз. Отдача превосходит объемы инвестирования, даже несмотря на то, что начальные вложения могут быть сопоставимы с открытием колоссальных технологичных производств.

Вышеописанный сценарий реализуется практически во всем мире, но мало применим к нашей стране. В казахстанском кинобизнесе инвестор – редкий гость, который не выстроил стабильных долгосрочных отношений с какой-либо студией или независимым режиссером. Дело в том, что до сих пор казахстанский кинобизнес является высокорисковым бизнесом, который в редких случаях приносит прибыль, хотя есть и исключения. Так, картина «Рэкетир» Акана Сатаева впервые «отбила» вложенные инвестиции – при бюджете $800 тыс. в прокате фильм заработал $1,2 млн. Или картина Баян Есентаевой «Коктейль для звезды» – фильм принес больше $1 млн при бюджете $350 тыс.

Кроме того, наше кино только проходит процесс самоидентификации, поэтому доля отечественных фильмов в общем объеме кинопроката, созданных в рамках госзаказа, составила 4,6%, тогда как общепринятая норма – 10–15%. Интересно, что во Франции этот показатель, по данным 2013 года, достиг рекордной отметки – 53%. С Францией тягаться еще рано, но вот в России, к примеру, индекс отечественного кино – 21%. Не оглядываясь на причины, можно сказать, что казахстанское кино – гость у себя же дома. 

Мы поговорили с экспертами кинорынка Казахстана и пришли к нескольким выводам. На сегодняшний день, во-первых, киноиндустрия в Казахстане не является сферой монолитной, то есть не способна окупать саму себя и крайне зависит от других отраслей. Во-вторых, все эксперты сошлись на том, что у отечественного кино, увы, слабые коммерческие перспективы. Проанализировав состояние каждого производственного звена, мы выделили ряд болезненных моментов киноиндустрии.

Кто подсчитает?

Обсуждение статус-кво – неблагородное дело, если отсутствует стремление понять причины существующих явлений. Но в Казахстане ситуация с какой-либо статистикой в сфере кино плачевная. «Говорить сейчас о неких результатах и тенденциях мы не можем, ведь в таком случае надо опираться на цифры, а подобных объективных данных нет, и неизвестно, когда будут», – подчеркивает Бауржан Шукенов, исполнительный директор киносети «Арман».

Он убежден, что в стране должно быть четко и ясно видно, сколько билетов продается на конкретный фильм. И такой анализ должен проводиться на ежедневной, ежемесячной и ежегодной основе. И этим необязательно должно заниматься государство. «Есть специальные компании, которые во всем мире проводят подобные исследования. Ими разработано специальное программное обеспечение, которое встраивается в сис­тему каждого кинотеатра», – подчеркивает он. В самой киносети «Арман» уже ведутся работы по установлению этой программы. «Понимаете, это значит, что в любой точке мира в любой день режиссер, зайдя в систему, сможет узнать, как продаются билеты в киносети «Арман» на его фильм. Вот с этого и надо начинать. Все кинотеатры, которые у нас открываются, должны существовать в этой системе. B только потом, видя конкретные цифры, мы сможем сказать, каковы тенденции, какова доля казахстанского кино и каковы пути решения существующих проблем», – говорит Шукенов.

И правда, разброс даже существующих данных весьма большой. К примеру, количество кинотеатров в стране и их распределение по городам. По данным Агентства РК по статистике, в Казахстане существует 97 действующих кинотеатров, тогда как данные на сайте kino.kz есть только о 66. Концентрация кинотеатров в разных городах страны также удивляет. В то время как в Алматы появляется все больше кинотеатров – в особенности многозальных мультиплексов с новейшими технологиями, в столице наблюдается их нехватка, про регионы и говорить не приходится. «Это приведет к тому, что старые кинотеатры с одним-двумя залами будут закрываться, так как не выдержат конкуренции», – добавляет Бауржан Шукенов.

Между тем во Франции регулируют даже такие нюансы: государство запрещает строить кинотеатр в новом торговом центре, где рядом уже есть один, – ведь он останется без своего зрителя. В этой стране вообще существует целый ряд законов, полностью регулирующих сферу кинематографа от производства до проката. «Так, во Франции есть закон, согласно которому если в мультиплексе 10 залов, к примеру, то он не имеет права в пяти залах крутить один и тот же фильм. Должно быть обязательно разнообразие», – отмечает исполнительный директор киносети «Арман».

Возрастающее количество кинотеатров на одной территории неизбежно приведет к демпингу на рынке. Это показывает и мировой опыт. Но Бауржан Шукенов отмечает, что в целом тенденция такова, что должно идти постепенное понижение стоимости билета в кино. Ведь в Казахстане по сей день поход в кинотеатр для многих остается дорогим удовольствием.

Факт, который также нельзя оставлять без внимания: более половины из существующих кинотеатров не оцифрованы и до сих пор работают на пленке, что в скором времени приведет к их неизбежному закрытию. В Европе, к примеру, приняты серьезные государственные программы по поддержке кинотеатров в их переоборудовании. В России были приняты законы по нулевой ставке при завозе цифрового оборудования. «Такую же меру ввели и у нас, но этого все равно недостаточно. Запасы пленки на студиях видны, к тому же заводы Fuji и Kodak закрываются», – добавляет он. Дело не только в пленке, но и в распределении заработанных в прокате денег. 60% своей выручки кинопрокатчики отдают правообладателям, и эта цифра в разы превосходит аналогичный показатель в других странах (в той же России прокатчики возвращают только половину своих доходов студиям). В вопросах финансовой помощи и кредитования банки неохотно идут навстречу. Проблема переоборудования становится все острее.

Отсутствие синергии

Фото: Андрей Лунин

Другая проблема – гораздо более фундаментальная, решение которой займет больше времени, но явно окупится с лихвой – это система, работающая не по правилам рынка. По сути, эта проблема идет как следствие всех существующих аспектов.

«Киноиндустрия в Казахстане развивается, но в целом ситуация неправильная, – говорит киновед и кинокритик Гульнара Абикеева. – И чем она категорически отличается от России, это тем, что на их рынке есть несколько игроков и прокатчики заинтересованы в показе отечественной продукции». Например, в российской киноиндустрии, по словам Абикеевой, можно выделить пять причастных сторон: кинопрокатчики; киностудии, крайне заинтересованные в развитии собственного кинематографа; телевидение, где помимо госзаказов производится еще огромное количество собственных востребованных фильмов; зрители, со стороны которых наблюдается растущий спрос на кино; и государство, которое вливает немалые средства и оказывает поддержку местной киноиндустрии.

Это происходит следующим образом. «Госкино объявляет конкурс, на участие в котором могут подать свои заявки киностудии от мала до велика. Выдается определенное количество грантов в разных пропорциях. Одним полностью финансируют проект, другим выделяют только половину от заявленного бюджета картины и так далее, – рассказывает Абикеева. – Важно то, что таким образом формируется структура у частных студий, а не только у гигантов, таких как «Мосфильм» и «Ленфильм».

У нас же есть только «Казахфильм», который крайне заинтересован в монополии, и десяток независимых студий. Ни прокатчики, ни телевизионные студии у нас особо не заинтересованы в отечественном кино. Каждый элемент в системе будто сам по себе. «Оттого что «Казахфильм» все замыкает на себе, у нас не развиваются инфраструктура и опыт продюсеров в добывании деньги. И, соответственно, это не перерастает в бизнес, – акцентирует кинокритик. – В таких условиях наше кино просто не в состоянии пробиться на собственный рынок, но при этом должно конкурировать с мировым продуктом». 

Нет денег – нет кино

«Ни одна киноиндустрия в мире не может существовать без денег. Нет денег – нет кино, – говорит Бауржан Шукенов. – Киноиндустрия вне зависимости от ее размеров должна сама себя поддерживать и не быть зависимой от внешних факторов, связанных с кризисом, падением цен на природные ресурсы и прочим». Он подчеркивает, что государство должно приложить усилия к тому, чтобы у нас была хоть и маленькая, но своя индустрия, которая в любой момент может сама себя прокормить.

С 1991 года казахстанская киноиндустрия производила от одного до семи фильмов в год. Первый фильм вышел на экраны страны лишь в 2005 году.

Самый масштабный и затратный кинопроект – фильм «Кочевник». Бюджет картины составил $34 млн. Фильм является первым совместным сотрудничеством с кинематографистами Голливуда.

В рамках государственного заказа АО «Казахфильм» им. Ш. Айманова» обеспечено производство 37 фильмов, завершено производство 25.

Доля отечественных фильмов в общем объеме кинопроката, созданных в рамках госзаказа, составила 4,6%. В общий прокат вышло семь картин («Ради будущего», «Качели любви», «Жаужүрек мың бала», «Аңшы бала», «Шал», «Виртуальная любовь» и «Книга легенд: Таинственный лес»). «Жаужүрек мың бала» стал ключевым кинопроектом 2012 года.

В казахстанском прокате было 284 фильма, что по сравнению с 2011 годом больше на 32 картины.

Количество фильмов казахстанского производства, вышедших в прокат в 2011 году, составило 16, в 2012-м – 13.

В кинофестивалях и кинопоказах международного уровня приняли участие 32 казахстанские картины, восемь картин завоевали 13 специальных призов и наград. 

Как это сделать? По словам Бауржана Шукенова, механизм решения есть. На данный момент огромные деньги государство выделяет телевидению, наделяя его мощью идеологической силы. Значительные суммы выделяются на рекламу, преференции и прочее. Но почему телевидение не начнет производить собственное кино? Это вариант правильного освоения бюджета между игроками на рынке. В идеале должно быть так, что кино вначале появляется в кинотеатрах, потом на дисках, а далее на телевидении. В итоге все участники процесса возмещают определенную долю средств, потраченных на производство, а также пополняют государственную казну в виде налогов. Таким образом живет французская киноиндустрия. 

Примечательно, что во Франции все деньги от кинобизнеса направляются в единый фонд, который подотчетен как Министерству финансов, так и Министерству культуры. Насколько приемлема данная модель в Казахстане – еще вопрос, но сама схема весьма продуманная. Главное, что совокупные меры дают там ощутимый результат – во Франции в прошлом году было снято около 300 картин (53%). «А что такое отечественное кино? Это свои фильмы, свои реалии, которые интересны французскому зрителю, – поясняет Шукенов. – Заметьте, эта индустрия в принципе не зависит от Голливуда».

Интересен пример Турции, где государство поддерживает отечественную киноиндустрию. Если национальный фильм одержал победу на каком-либо фестивале, турецкое правительство возмещает все средства, потраченные на его создание. Почему за последние годы турецкое кино получило такое грандиозное развитие? Во-первых, по словам Абикеевой, их студии наработали колоссальный опыт на сериалах. А, во-вторых, в Турции появилась масса амбициозных продюсеров, которые если и добудут финансирование из государственной казны, то только приложив к этому немалые усилия и показав впоследствии достойный результат. «У нас же продюсер, получив поддержку «Казахфильма», уже не задумывается, окупится ли в прокате его кино, – говорит Гульнара Абикеева. – Его уже не столь интересует, как вообще зритель отреагирует на фильм. Рыночные законы не работают».

Как же наше правительство поддерживает киноиндустрию? В последние годы в Казахстане было принято два больших законодательных акта – это «выдача прокатного удостоверения на фильм» и обязательное дублирование фильмов на казахский язык. 

Но, как подчеркивает Бауржан Шукенов, эти два момента к развитию или становлению киноиндустрии никакого отношения не имеют. «Нужно проанализировать опыт других стран, посмотреть, какие там существуют киномодели, а уже потом пытаться сформировать свою модель киноиндустрии. И далее решать, как государство может в этом помочь», – рассказывает Шукенов. Возьмем, к примеру, вопрос налогов. В России кинопрокатчики освобождены от уплаты налога на добавочную стоимость. «В нашей стране мы все платим налоги. Как кинопрокатная компания мы получаем кино от соответствующих дистрибьюторских компаний. И в соответствии с контрактами мы выплачиваем определенный процент как студиям, так и государству», – говорит он. 

При  этом налоги выплачиваются только благодаря голливудскому кино. В прошлом году на экраны вышли 284 картины, из которых 13 были казахстанского производства. «Но ведь все дело в том, что каждый день блокбастеры не выходят. Их пора – это май, июнь, июль, август. Далее – спад, и мы зависим от них. А этого быть не должно. Представьте станок, который работает вхолостую. Со временем он изнашивается. Кинотеатр такая же система», – объясняет Шукенов.

Французская индустрия кино от этого защищена, здесь очень много кино «середины» – фильмов о людях, об их заурядных и не очень жизненных проблемах. «Наша болезнь в том, что мы снимаем либо миллионные блокбастеры, либо тяжелый арт-хаус, который большинству непонятен. Кто ходит на блокбастеры? В основном дети, подростки и молодежь. Это наш наибольший сегмент, но и он же все-таки ограничен, – рассказывает исполнительный директор киносети «Арман». – Зритель от 25 лет и старше остается без репертуара в кино». Если такой огромный зрительский сегмент потерян, значит, кинотеатр как таковой часто работает вхолостую, добавляет он. 

Почему для нас важен национальный кинематограф? Потому что существовать на технологиях, на блокбастерах, на выдуманных сюжетах мы долго не сможем. «Но не могут наши сценаристы пока «поймать» тему для такого социального кино. Нам же остается как-то выкручиваться», – заключил Шукенов.

Коммерческие перспективы

Кино – это бизнес, и он должен приносить деньги. В продюсерском кино очень важно видеть коммерческий потенциал и понимать, насколько фильм соответствует ожиданиям аудитории. Как отмечают игроки рынка проката, те, кто производит кино, зачастую не осознают, для кого и зачем снимают картину, а также недооценивают важность ее рекламного продвижения.

По словам Вадима Голенко, директора компании «Меломан», для нашего рынка характерна следующая ситуация: вчера еще фильма не было в кинотеатрах, а уже сегодня он появляется в строчке расписания. Это в корне неправильно. «Зрителя нужно готовить заранее. Он еще задолго до выхода фильма на экраны должен видеть билборды, трейлер, клипы и так далее. Продвижение влияет на сборы в кино­театре», – говорит Голенко.

Это важный момент, который многие недооценивают. Потому что прокатная компания продумывает всю стратегию в соответствии с бюджетом, а главное, с целями. Производителя не должно интересовать, сколько потрачено на это средств, главное – сколько окупили в итоге.

Архивы пресс-служб

«Проблема наших производителей заключается в том, что у них нет четкой бизнес-модели. Поэтому зачастую наши соотечественники увлекаются дорогостоящими 3D-эффектами, которые в фильме занимают 15–20 секунд. Продюсер гордится этой сценой, но мы понимаем, что эта сцена просто съела половину бюджета, – рассказывает Голенко. – Такие моменты иногда нас очень расстраивают, потому что мы получаем это уже по факту, и непонятно, для чего вообще снимался этот фильм и каковы ожидания продюсера».

В связи с этим режиссер или продюсер картины в идеале должен обратиться на этапе идеи фильма, чтобы совместно с прокатной компанией разработать рекламную кампанию. Все зависит от медиаресурсов партнера и конкретного проекта, но в среднем грамотная рекламная кампания одного фильма в Казахстане составляет $50 тыс. Некоторые проекты обходятся в большую сумму. 

«Но до сих пор у казахстанского кино очень слабые коммерческие перспективы. Есть отдельные успешные проекты, но в целом тенденция такова. На данный момент нам очень важно показать качественную дистрибуцию. То есть чтобы был республиканский охват, хорошее продвижение. И если сейчас на этот фильм пришло 70 тысяч человек, то мы можем быть уверены, что в следующий раз придет 75 тысяч человек. Нужно завоевать доверие зрителей», – заключает он. 

«Уроки гармонии» – дебютная работа молодого казахского режиссера Эмира Байгазина производства АО «Казахфильм» им. Ш. Айманова» впервые в истории казахского кинематографа завоевала «Серебряного медведя» за лучшую операторскую работу на Берлинале. В основном конкурсе фестиваля подобного уровня казахское кино было представлено 18 лет назад с фильмом «Кардиограмма» Дарежана Омирбаева (Венеция, 1995 г.). 

В стране действуют  97 кинотеатров, 245 кинозалов, из которых меньше половины соответствуют мировым стандартам и оснащены цифровым оборудованием.

В прошлом году кинопрокатчики заработали 10 млрд тенге. Ими было продано более 13 млн билетов, организовано свыше 420 тыс. киносеансов. Каждый десятый киносеанс – национальный кинофильм. Казахстанские кинорежиссеры собрали более миллиона просмотров, что на треть больше, чем в 2011 году. Основной зритель отечественного кинематографа – Алматы, 44% просмотров.

Наиболее неохваченная в части репертуара аудитория 25+.

В среднем посмотреть отечественный фильм по стране приходит 70 тыс. человек.

Стоимость обязательного дубляжа фильма на казахский язык составляет около $100 тыс., а бокс-офис – $30 тыс.

Доля продаж казахстанских фильмов на CD в общих продажах составляет не более 5%. При этом спрос стабильный.

Источник: Агентство РК по статистике, Министерство культуры и информации РК, «Меломан», АО «Казахфильм» им. Ш. Айманова», ranking.kz. Приведены данные за 2012 год.

 

Потому что ключевой момент в киноиндустрии – это не режиссеры, не прокатчики, не студии, не актеры, не продюсеры, не критики, не государство, а зритель. Но зрители разные, и поэтому важен выбор соответствующих каналов коммуникации. Нужно продумать, для какой аудитории был снят фильм и как теперь до нее достучаться. 

Между тем прокатная компания может помочь фильму и в другом аспекте. Как рассказал Вадим Голенко, в фильме «Кайрат – чемпион» компания предложила сменить родной город главного героя с Павлодара на Шымкент. «Эта, казалось бы, небольшая корректировка очень сильно сыграло нам на руку, усилив «сарафанное радио». Нам очень важно, чтобы к нашим рекомендациям относились доверительно», – подчеркивает он. 

По словам Голенко, голливудские студии всегда делятся с ними опытом и советами по продвижению практически каждой новой картины. «К сожалению, создатели наших фильмов не всегда разделяют такой подход», – заключил он. 

Кадровый вопрос 

По признанию всех сторон, в казахстанском кинобизнесе недостаточно толковых и образованных специалистов, а те, которые имеются, в редком случае оцениваются по достоинству в части оплаты. Нет и обобщенной информации о том, в каких специалистах нуждается рынок. Кого готовят существующие киноакадемии и будут ли востребованы их выпускники – открытый вопрос. 

Дело в том, что даже работа оператора или монтажника на кинопроизводстве требует навыков и знаний. «Это сложная работа, поэтому все специалисты в этой отрасли должны быть подкованными», – отмечает Шукенов. Поэтому тех специалистов, которых мы сейчас имеем, надо сохранить для индустрии. Тут стоит обратиться опять же к опыту Франции. В этой стране существует следующий закон: если специалист в прошлом году отработал 500 часов на съемках фильма и может официально это доказать, а в этом году никто не взял его на съемки, то государство выплачивает ему среднюю заработную плату, до тех пор пока он не найдет себе работу. «Делают они это потому, что кино, по их словам, – это портные, художники, слесаря, которые изготавливают декорации и так далее. И если такие люди уходят из индустрии, то обратно они уже не возвращаются. А поиск новых работников неизбежно обойдется еще дороже», – заключил Шукенов.   

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7559 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Загрузка...
27 января родились
Виктор Кышпанаков
заместитель председателя правления АО «BCC Invest», член совета директоров KASE
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить