Сможет ли энергетика Казахстана отказаться от угля?

Отказ от использования ископаемых видов топлива в производстве энергии становится основным трендом глобальных усилий по ограничению разогрева атмосферы Земли. Это подтвердила очередная Всемирная конференция ООН по изменению климата (COP-24), которая прошла в польском городе Катовице. На месте событий побывал корреспондент Forbes.kz

Фото: pixabay.com

Тренд на декарбонизацию

Подобные конференции проводятся ежегодно уже 24 года подряд. Самой значимой стала COP-21 в столице Франции в 2015 году, завершившаяся принятием Парижского климатического соглашения. В его рамках страны мира взяли на себя добровольные обязательства по ограничению выбросов парниковых газов с тем, чтобы удержать рост температуры на планете в течение XXI века ниже 2 градусов Цельсия. Учёные считают, что превышение этого уровня приведёт к катастрофическим природным последствиям - засухи, наводнения, таяние ледников, подъём уровня океана.

Однако уже вскоре после подписания документа стало ясно, что взятые странами обязательства не позволяют достичь заявленных целей. Это заставило многие государства, прежде всего европейские, обратить внимание на отказ от развития угольной энергетики в пользу атомной, газовой, а также возобновляемых источников. Ведь именно сжигание угля является одной из основных причин парникового эффекта. Мировая ситуация сейчас такова: работающие на угле станции дают порядка 40% электричества, при этом обеспечивая треть всех выбросов углекислого газа.

Предполагается, что на полный отказ от генерации электричества за счёт сжигания угля Европе понадобится несколько десятилетий. При этом с таким шагом согласны далеко не все, учитывая социальные последствия для многих регионов, к которым приведёт остановка шахт.

Для стимулирования решимости государств ООН две последние климатические конференции провела в Германии и Польше - странах, являющихся на сегодня лидерами Европы по использованию угля на ТЭЦ: COP-23 прошла в Бонне, а COP-24 - в Катовице. Отказу от ископаемых видов топлива на обоих конференциях уделялось повышенно внимание. Понятно, что для Казахстана с его запасами угля, достаточными для добычи ещё в течение 300-500 лет, ход дискуссии особо интересен.

 Согласно данным Global Carbon Project, сегодня РК занимает 22 место в мире по выбросам углекислого газа в атмосферу с объёмом 293 мегатонн в год. Из них 180 мегатонн даёт сжигание угля.

Согласно данным Комитета по статистике МНЭ РК, за 9 месяцев 2018 в Казахстане было добыто 84,4 млн тонн каменного и бурого угля. Из этого объёма на внутреннем рынке реализовано более 66 млн тонн. На экспорт отправлено 18,1 млн тонн.

Тем временем европейские государства одно за другим объявляют о планах по постепенному отказу от использования ископаемых видов топлива. По мнению участника COP-24 Вадима Ни, председателя экофорума общественных организаций Казахстана, казахстанским угольщикам уже сегодня нужно готовиться к сокращению спроса на их продукцию.

Вадим Ни
Вадим Ни

- Хотя инициатива отказа от работы ТЭЦ на угле исходила от европейских стран, сейчас это уже происходит по всему миру, - отметил Вадим Ни. - Новые станции на угле сейчас вообще не рассматриваются -  только газовые. Ну, может быть, за исключением тех стран, где другой опции, кроме угля, нет. А там, где есть возможность использовать газ, запланирован полный отказ от угля. Да и нам самим нужно рассмотреть стратегию полного отхода от угля, чтобы не остаться в стороне от общемирового технологического развития.

Как отмечает Министерство энергетики РК, Казахстан ратифицировал Парижское климатическое соглашение, приняв на себя добровольный вклад по сокращению выбросов парниковых газов к 2030 на 15% от уровня 1990 года. В рамках этой работы, в частности, 11 декабря 2018 было начато строительство газопровода «Сарыарка» из Кызылординской области в Астану. Его ввод позволит перевести на газ ТЭЦ центральных и северных регионов страны.

Минус 50%

Участник COP-24 Георгий Сафонов, директор Центра экономики окружающей среды и природных ресурсов НИУ Высшей школы экономики РФ, рассказал о своей работе в международном проекте, который был призван просчитать, возможно ли так модернизировать экономику 15-16 стран, дающих основной объём парниковых газов, чтобы провести полную декарбонизацию и снизить выбросы на 85-95% к 2050 году.

Георгий Сафонов
Георгий Сафонов

- Вопрос ставился так: возможно ли это в принципе, - говорит Георгий Сафонов. – В первый раз мы собрались в Сеуле, и изначально участники были настроены скептично. Но со временем отношение менялось. Мы проводили работу с использованием сложных моделей и нащупали нужные траектории изменения промышленных и транспортных систем. Сегодня нам ясно, как должны выглядеть экономики и энергетические системы этих стран.

По словам учёного, трансформация нужна значительная, прежде всего, за счёт трёх вещей:

- масштабное повышение энергоэффективности;

- декарбонизация выработки электричества благодаря переходу либо на атомные станции, либо на возобновляемые источники;

- максимальная электрификация, в том числе транспорта.

На основании этих исследований целый ряд стран официально представил стратегии и планы декарбонизации экономик. Это США, Канада, Мексика, Франция, Германия, а также другие страны и города. Например, Пекин.

Георгий Сафонов сообщил, что в рамках проекта ПРООН помогал и для Казахстана делать сценарий декарбонизации экономики.

- Когда я приехал в Назарбаев Университет, мы с командой экспертов стали обсуждать, какие цели будем просчитывать, - сказал учёный. – Мое предложение состояло в том, чтобы мы просчитали сценарий «минус 50% выбросов». Сначала со мной не согласились, отметив, что перед страной стоит задача снизить выбросы лишь на 15% к 2030 году. Но я настоял на своём, поскольку речь шла о научном эксперименте. В итоге мы создали модель того, как должна выглядеть экономика Казахстана, чтобы выбросы снизились вдвое.

Бахыт Есекина
Бахыт Есекина

Делегат COP-24 от Казахстана Бахыт Есекина, член совета по зелёной экономике при президенте РК, принимала участие в том проекте. Она рассказала о механизмах снижения выбросов, предложенных учёными. Это и повышение доли возобновляемых источников энергии в энергобалансе страны с нынешнего 1% до 3% к 2020 году, и поддержка энергоэффективности, и работа национальной системы распределения квот на выбросы парниковых газов, которая стимулирует предприятия различных секторов работать более «чисто». 

- Конечно, много вопросов остаётся открытыми для достижения национальной цели по снижению выбросов, - признала Бахыт Есекина. – Ведь в энергетике нашей страны большая доля потребления угля. Есть надежда на её снижение после завершения строительства газопровода «Сарыарка». Но всё-таки нам нужна полноценная низкоуглеродная стратегия, основное внимание в которой должно быть уделено модернизации систем ЖКХ и транспорта.

Процент от ВВП

При этом учёные говорят и о том, что перевод экономики на низкоуглеродную энергию не будет стоить слишком дорого.

- По нашим расчётам получилось, что для промышленно развитых стран мира декарбонизация будет стоить примерно 1% ВВП в год, - отмечает Георгий Сафонов. - Почему недорого? Всё дело в верном планировании: угольная электростанция, у которой заканчивается срок эксплуатации, замещается газовой или ещё какой-то безуглеродной. И этот phasing out, постепенный отказ и замещение, позволяет сильно сэкономить деньги.

 

Такая замена может выполняться частным бизнесом и не требовать государственных вложений. Во всяком случае и в России, и в Казахстане у крупных компаний появляется интерес к проектам в альтернативной энергетике, поскольку они видят возможности зарабатывать на этом направлении.  

Отметим, что международный Зелёный климатический фонд (GCF), чей бюджет к 2020 году благодаря взносам промышленно развитых стран мира должен составить $100 млрд, был создан именно для поддержки безуглеродных проектов по всему миру.

- Казахстан получил уже две финансовые линии из GCF, - уточнила Бахыт Есекина. – Первая предназначалась на финансирование «Программы готовности» - для обучения, исследования и вовлечения общественности в понимание этих вопросов. Его размер был небольшим, порядка $300 тыс. Второй большой проект, реализуемый сейчас через ЕБРР, – развитие возобновляемых источников энергии. Объём финансирования – $110 млн. Мы остаёмся в числе тех стран, кто будет претендовать на такую помощь и дальше. И этими возможностями необходимо пользоваться.

При этом специалисты не согласны с распространённым мнением о том, что энергия от возобновляемых источников очень дорогая. Научно-технический прогресс способствует тому, что стоимость ежегодно снижается. В ряде стран, экспортирующих топливо, цена электричества от ВИЭ и традиционных источников, работающих на ископаемом топливе, уже сравнялась.

- У нас пока, конечно, ВИЭ не конкурент ТЭЦ, работающим на угле, поскольку он местный и стоит сравнительно недорого, - говорит Бахыт Есекина. – Электричество от солнца у нас сейчас стоит примерно 33 тенге за киловатт, от ветра – 24 тенге. Тогда как от традиционных источнико - 12-13 тенге. Но если вкладывать деньги в трансферт передовых технологий, разница будет снижаться. Надеюсь, этому будет способствовать созданный в Астане после EXPO-2017 Международный центр зелёных технологий. 

: Если вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter
7156 просмотров
Поделиться этой публикацией в соцсетях:
Об авторе:
Загрузка...
20 сентября родились
Айдын Рахимбаев
основатель и председатель совета директоров BI Group, №11 рейтинга богатейших бизнесменов РК и №4 рейтинга рантье - 2019
Самые Интересные

Орфографическая ошибка в тексте:

Отмена Отправить