Расширение Тенгиза: рост ВВП и зависимости Казахстана от нефти

Проект глобального масштаба по увеличению производства на Тенгизе, решение о котором все-таки принято, перекроит конфигурацию отечественной экономики. С одной стороны, он запустит долгожданный рост нефтедобычи и ВВП. С другой стороны, может сделать сырьевую зависимость непреодолимой

Фото: kvedomosti.com

Ценам назло

Свершилось – принято решение о расширении производства на и без того крупнейшем действующем месторождении страны Тенгиз, которое ожидалось столько лет.  Предметные переговоры по увеличению добычи на 12 млн тонн в год за счет закачки сырого газа велись еще с 2010, в конце 2013 был заключен меморандум между правительством и ТШО, который был воспринят как фактический старт проекта.

Однако работы так и не начались, зато стартовал период стремительного падения  цен на нефть, и уже казалось, что проект будущего расширения (ПБР) окончательно задвинут в долгий ящик. Поэтому сам факт, что ТШО вообще решилось на финансирование ПБР, можно назвать сенсационным. Что он может означать?

Во-первых, глобальные мейджоры - «Шеврон» и «ЭксонМобил» верят в то, что нефтяные цены в будущем, как минимум, не будут падать (получение первой нефти по ПБР планируется в 2022). Во-вторых, добыча на Тенгизе достаточно рентабельна при нынешнем уровне цен (безусловно, определяющее значение имеет и тот факт, что ТШО работает на условиях СРП).

При этом сам «Шеврон», как и все ведущие негосударственные нефтегазовые гиганты, в последний период значительно сокращает инвестиции в разведку и добычу — всего в мире за последние два годы отменено или отложено проектов на $270 млрд. ПБР на Тенгизе — один из немногих во всем мире проектов подобного масштаба, связанных с ростом добычи, и в этом плане расширение является поистине глобальным событием. Для «Шеврона» такая контрцикличная стратегия является отличной возможностью усилить свои позиции по отношению к конкурентам.

Миллиарды ушли вправо

Для Казахстана это тоже крайне важно, но не менее значимой является и цена вопроса – именно из-за нее финансирование ПБР «зависло» на столь долгий период. Изначально речь шла о $23 млрд – такая цифра фигурировала в расчетах 2013 года. Но спустя уже несколько месяцев она, как говорится, «сдвинулась вправо» - прозвучала сумма $38 млрд. Тогдашний глава минэнерго Владимир Школьник пообещал «биться за каждую копейку». Битва, как видим, особого успеха не принесла. Еще прошлой осенью глава «КазМунайГаза» Сауат Мынбаев называл цифру $34 млрд. Но сейчас стоимость проекта, запускаемого ТШО, составляет $36,8 млрд, с учетом «резерва на непредвиденные расходы и увеличения».

Для Казахстана, естественно, чем выше затраты, тем меньше прибыль. Другой ключевой показатель – это эффект для отечественной экономики. В информации ТШО дается ссылка на меморандум с правительством от 2013, который предусматривает уровень местного содержания 32% от всех затрат проекта, что составляет $11,8 млрд. Сумма очень серьезная и создает обширный рынок для казахстанских поставщиков. Правда, следует понимать, что он охватывает, в первую очередь, сферы с невысокой добавленной стоимостью.

Например, оборудование для ПБР будет заказываться в Корее и Италии, тогда как казахстанские компании будут обеспечивать его доставку с Каспия до Тенгиза.

Спрыгнуть с плато

Если взять список стран мира по объему добычи нефти, то Тенгиз с 38 млн тонн оказался бы в нем на 25 месте, лишь немного уступая Азербайджану. ТШО в обозримом будущем останется ведущим предприятием в нефтегазовой отрасли, а также в экономике в целом, и вряд ли даже Северо-Каспийский консорциум сможет составить ему конкуренцию.

Запуск проекта очень многое изменит не только для самой компании, которая усилит свои глобальные позиции. Казахстан, перейдя знаковый рубеж 90 млн тонн, с нынешнего 18 места по добыче нефти может переместиться на 15, обойдя Алжир, Анголу и Норвегию. Еще важнее сам факт, что рост добычи на 15% позволит уйти, наконец, с плато нашей нефтянке, застрявшей на отметке 80 млн тонн в год. Такая динамика пошлет позитивный сигнал не только мировой нефтегазовой индустрии, но и инвесторам в целом.

Известно, что кредитные рейтинги большинства казахстанских компаний и общая оценка экономики так или иначе завязаны на нефти. Поэтому падение цен на фоне стагнации объемов производства быстро сформировали пессимистичные ожидания, тогда как ПБР может их трансформировать.

Претерпит изменения соотношение различных стран в нашей нефтянке. Все последнее десятилетие наблюдалась отчетливая тенденция наращивания доли казахстанской нацкомпании  и китайских корпораций. Соответственно, доля американских и британских игроков, не запускавших новые проекты, а лишь избавлявшихся от своих активов, неуклонно сокращалась. С реализацией ПБР картина изменится, и особенно заметной вновь станет доля США, учитывая, что американские компании контролируют 75% в ТШО. В случае, если начнется еще и коммерческая добыча на Кашагане, то Казахстан вернется к ситуации подавляющего доминирования американского и британского капитала в нефтегазовой индустрии.

Тотальная зависимость

Увеличение добычи нефти на 12 млн тонн может дать прибавку к ВВП, исходя из нынешних цен, минимум, на 2%. И это не считая роста целого комплекса сопутствующих производств и услуг, включая транспортировку нефти. Кроме того, работы по реализации ПБР, учитывая их огромные объемы, способны будут обеспечить сопоставимый вклад в экономику. Запуск такого глобального проекта, как ПБР на Тенгизе, не может не придать мощный стимул такой небольшой экономике, как казахстанская.

Учитывая экспортную ориентированность ТШО, большая часть дополнительной нефти пойдет на зарубежные рынки, что обеспечит прибавку к экспорту, исходя, опять-таки, из нынешних цен, на сумму порядка $4 млрд - почти на 9%. Приток экспортной выручки, помимо пополнения бюджета и Национального фонда, обеспечит более сильные позиции национальной валюты.

За чередой ослепительных плюсов есть все же один не самый радостный прогноз – касательно будущей структуры экономики. Увеличение добычи на Тенгизе  приведет к усилению ее сырьевой конфигурации. Доля нефти и в целом сырьевых товаров и в промышленном производстве,  и в экспорте значительно возрастет, а при параллельном запуске серьезной добычи на Кашагане она станет подавляющей. Об этом нельзя забывать при планировании промышленной политики, которая сейчас эти прогнозы как бы не замечает, мечтая о скорейшей диверсификации экономики.  

FЕсли вы обнаружили ошибку или опечатку, выделите фрагмент текста с ошибкой и нажмите CTRL+Enter

Об авторе

, экономист (Астана)

 

Статистика

7664
просмотра
 
 
Загрузка...